Любовь по волчьим правилам

Тема

...

Мы были созданы, чтобы жить в раю, рай был предназначен для того, чтобы служить нам. Наше назначение было изменено; что это случилось и с назначением рая, не говорится…

Франц Кафка

Утро было слишком пасмурным. Даяна не любила серое небо. В солнечных лучах она чувствовала себя намного уютнее. Словно в моменты присутствия полыхающей звезды по имени Солнце, в ее организме заряжалась батарея, с помощью которой она могла ходить, думать и иногда смеяться.

Даяна спешила в поликлинику. Странный звонок из медучреждения серьезно обеспокоил ее. Мужской голос в трубке настоятельно рекомендовал обсудить результаты анализов с врачом. Он не говорил ничего конкретного, просто выдохнул, что поход в поликлинику – необходимость. Что могло быть не так? Почему ей ничего не объяснили по телефону? Зачем скрывать правду? Ведь неведение может довести до отчаяния слишком впечатлительного человека. Ее мозг готов был разорваться от слишком большого количества мыслей.

Как назло, у входа в поликлинику Даяна столкнулась с соседкой с верхнего этажа Валентиной Семеновной – не в меру любопытной и сующей свой нос в чужие дела старушкой. В другом месте у Даяны был бы шанс избежать нежелательного общения, но не в этот раз – они оказались лицом к лицу, и навязчивая пожилая женщина вцепилась в нее мертвой хваткой.

– Даяна, здравствуй, миленькая! – заскрипел голос бабушки, желающей поживиться новым поводом для слухов. – Приболела, что ли?

– Со мной все в порядке, – заверила ее Даяна. – Просто профилактический осмотр.

– Молодец! Правильно! Я когда молодой была, так работала на заводе. У нас там каждый год плановое обследование. Думали о людях-то! А теперь никто никому не нужен. Если сам о себе не позаботишься, то и подохнешь как собака где-нибудь под забором.

Соседка принялась расхваливать советские времена. Даяна ее не слушала, она боролась со жгучим желанием послать все к чертям и повернуть обратно. Вроде как меньше знаешь – крепче спишь. Ну, что ей может сказать бездушный врач? Вы больны неизлечимой болезнью? И теперь на ваше исцеление нужны миллионы долларов?

– Что, деточка, утомила тебя бабка своей болтовней-то? – недовольное замечание соседки вернуло Даяну в действительность. – Я уж два раза спросила, как здоровье матери твоей. А ты застыла, как истукан, и ни гугу.

– Извините меня, – спохватилась Даяна. – Я сегодня с утра сама не своя. А мама – в порядке. Давление у нее, но в целом она в порядке. Я пойду. Вы берегите себя.

Торопливо попрощавшись со старушкой, Даяна скрылась за входной дверью поликлиники. Она знала, что в голове пожилой дамы уже зарождается новая сплетня для двора и этот процесс необратим. Скромнице Даяне нечего было опасаться, все знали, что она порядочная домоседка, не причиняющая никаких хлопот своей матери.

Валентина Семеновна, кряхтя, спускалась по лестнице, крепко цепляясь за поручень. Уж очень она опасалась даже невысоких возвышений, потому что знала, как хрупки в ее возрасте косточки. Перед ней возник молодой человек, слишком красивый, чтобы ошиваться возле учреждений, забитых до последнего этажа преимущественно старьем вроде Валентины Семеновны. Он с изяществом предложил ей руку и помог преодолеть последние две ступени.

– Я прошу прощения, сударыня, – по-старомодному учтиво произнес темноволосый парень. – Как зовут ту прекрасную девушку, с которой вы только что вели диалог?

– Прекрасная девушка? Ты про Даянку Дружинину, что ли? – хмыкнула Валентина Семеновна, раздув ноздри. – Ни рожи, ни кожи, да и жопка с кулачок, как говорили в мое время! Видел бы ты мою внучку, вот она – настоящая красавица, все при ней!

– Даяна, – выдохнул незнакомец и, поблагодарив старушку, поспешил войти в поликлинику.

Валентина Семеновна еще долго возмущалась нравами нынешней молодежи. Конечно, ее праведный гнев не распространялся на единственную внучку, которая была светом в окошке. Пожилая дама даже не подозревала, что ее «кровинка» устала ждать смерти бабушки. В голове юной девицы давно созрел план: продать старушечью нору, обещанную ей согласно завещанию, и купить небольшую виллу у моря где-нибудь в Таиланде. Однако стойкая и бойкая Валентина Семеновна лишь жаловалась на плохое состояние, на самом же деле посещение больницы было для нее просто лекарством от скуки. Надо ведь как-то развлекаться пожилой даме! Уже на подходе к дому старушка сочинила «информационную бомбу» для любящих почесать языком престарелых подружек: Даяна наверняка ждет приблудыша-ребенка от какого-нибудь дурачка-сокурсника, ведь недаром говорят: в тихом омуте черти водятся.

В поликлинике было шумно. Возле регистратуры скопилось большое количество народа. Возмущение, претензии, скандалы. Казалось, что медицинские карточки посетителей пропадали в бермудском треугольнике, их никак не могли разыскать. Бесконечно трезвонил телефон. Вспотевший персонал больничного заведения с уставшим потускневшим взглядом метался между стеллажами, периодически огрызаясь на критику. «Интересно, много ли человек умерли в очереди у регистратуры?» – задумалась Даяна, рассматривая искаженные гневом лица ожидающих. Наконец взор сотрудницы поликлиники пал на нее.

– Меня пригласил врач для индивидуальной беседы. Наверное, мне нужна карточка… и еще я не знаю, в какой кабинет идти.

Даяна назвала фамилию и адрес. Женщина из регистратуры на мгновение закатила глаза, потом бросилась к стеллажам. Вернувшись с пустыми руками, она принялась что-то искать на столе, бесконечно повторяя фразу: «Специальная пометка». Наконец она нашла тетрадь отвратительного желтого цвета, заглянула в нее и равнодушным голосом объявила, что Даяне необходимо подняться на второй этаж. На ватных ногах девушка направилась в двадцать пятый кабинет. Фантазия выдавала красочные трагические зарисовки: доктор с прискорбием объявляет о страшном диагнозе… панацеи от этой редкой болезни не существует… надо смириться… это конец… А ведь она еще и не жила толком!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке