Старичок-западлячок

Тема

Телефон в нагрудном кармане потертой камуфляжной хб завибрировал, испугав хозяина. Михалыч торопливо вытащил его, посмотрел на дисплей и нажал кнопку «вызов».

— Идут. Малэнькая коробочка, химэра, два крытых с гидросолдатами, бочка и в канцэ ещё химэра, — в голосе с явным кавказским акцентом отчетливо слышались нотки волнения. — Удачи, дарагой.

Михалыч нажал «отбой». «Ссыт, обезьяна, — подумал мужчина, — ещё бы не ссать, сука, инфу сливает и нашим и пиндосам. Не знает, с какой стороны пиздюли прилетят. Тварь продажная! Ничего, придет время, когда ты мне не нужен будешь».

Из сообщения Михалыч узнал, что колонна войск США в составе БМП, двух «Хамви», двух грузовиков с морпехами и бензовоза только что прошла мимо придорожной шашлычной Магомеда. Расчетное время прибытия до точки около пятнадцати минут. До подхода колонны нужно успеть добавить последний штрих в подготовку огненного шоу — установить посреди дороги, в примеченную заранее яму в асфальте, противотанковую мину с индукционным взрывателем, реагирующим на большую массу металла. Четыре последних месяца не было не одного случая подрыва или обстрела военных колонн и американцы окончательно расслабились, производя разведку и инженерную в том числе, чисто формально, полагаясь в основном на беспилотники.

Место для засады было выбрано идеально: по обеим сторонам трассы лесополоса из двух рядов тополей, справа от дороги — пригорок, где располагалась лежка Михалыча и с которого дорога хорошо просматривалась. За пригорком — поросший камышом ручей и березняк, в котором легко можно скрыться от преследования. На тополях, на уровне двух метров от поверхности дороги, были приготовлены сюрпризы для американцев: четыре противопехотные мины направленного действия МОН-90, по две с каждой стороны и установленные в шахматном порядке для увеличения площади сплошного поражения. В качестве средства подрыва Михалыч использовал сотовые телефоны. Трубки были поставлены на вибровызов, к контактам миниатюрного движка припаяны провода, обыкновенная двухжильная телефонная «лапша», длиной около 50 метров, для того, чтоб трубки находились вне зоны действия портативных «глушилок», скорее всего установленных на головной БМП и замыкающей «Хамви». На другом конце провода — распайка на два параллельно запитанных электродетонатора, вставленных в гнезда МОНок.

Ещё в самом начале оккупации Михалыч успел хорошо прошерстить брошенный склад инженерно-саперной бригады, стоявшей в их городке и мог побаловать гостей войсковой «инженеркой», а не самопальными фугасами. Служба сапером в рядах Советской армии и последующие тридцать лет работы взрывником в карьере не прошли даром — Михалыч свое дело знал и любил. Теперь с не меньшей любовью и энтузиазмом он подрывал пришедших на его родную землю чужих солдат. Противник уже успел заметить его успехи на этом поприще и оценить их в сто тысяч жабьих шкурок за живого или мертвого. Только не за именно конкретного Михалыча, а за неуловимого подрывника. Сучий потрох Магомед не сдал его до сих пор только потому, что сапер был свидетелем того, как укуренный сын шашлычника зарезал двух американских офицеров из службы снабжения. А завалить Михалыча Мага бздел.

Вдали послышался рокот двигателей приближающейся колонны. Подрывник установил старую добрую ТМ-72 в углубление в дороге, присыпал ее грязью и асфальтовой крошкой и, прихрамывая, побежал к пригорку. Добежав до лёжки, упал в траву и приготовил два сотовых телефона, которым предстояло сыграть одну из ключевых ролей в начинающемся представлении.

Почти восемнадцать килограмм тротила сдетонировали под днищем «Брэдли». БМП подбросило вверх метра на полтора, в воздухе она перевернулась и рухнула на бок, перегородив дорогу. Сидевшего за пулеметом бойца буквально выплюнуло из чрева броневика, нелепо размахивая руками и культями оторванных по колени ног и истошно вопя, он пролетел десятка два метров, шмякнулся плашмя на живот. Каска глухо звякнула об асфальт, солдат по инерции проехал еще пару метров, оставляя за собой кровавый след, дернулся и затих. Из развороченного брюха БМП рванул столб пламени и повалил черный дым. Водитель следовавшего за ней «Хамви» успел среагировать, выкрутил руль влево, но правым колесом все же зацепил горящие останки бронемашины, джип подбросило, он сделал пол оборота в воздухе и окончил свое полет в неглубоком кювете, приземлившись на крышу. Скрипя тормозами и шурша покрышками, остановилась колонна, из грузовиков попарно начали выпрыгивать морские пехотинцы, тут же распластываясь на горячем асфальте, откатываясь под машины и переползая к обочинам. Защелкали передергиваемые затворы укороченных штурмовых винтовок.

В этот момент Михалыч надавил на кнопки вызова обеих трубок. МОНки сработали почти синхронно, дрогнули мощные стволы тополей, на которых были закреплены мины, по колонне с двух сторон хлестнули снопы из тысяч стальных шариков каждый. Шрапнель с визгом рикошетила от дорожного покрытия, прошивали навылет борта машин, бронежилеты и каски морпехов. В долю секунды грузовики стали похожи на сита, а находящиеся в них люди превратились в нашпигованные сталью окровавленные куски мяса. Уцелели лишь те, кто успел десантироваться и залечь вдоль дороги — рои стальных шариков прошли над их головами.

В неподвижном воздухе над разгромленной колонной висел удушливый смрад сгоревшего тротила, крови, фекалий и вытекающего из продырявленной цистерны бензовоза топлива. Повисшую после взрыва на доли секунды тишину разорвали вопли раненых. В замыкающем «Хамви» водитель ошалело смотрел на подрагивающие, сизые кишки сидящего рядом лейтенанта, покоящиеся у него на коленях. Сам офицер, запрокинув разможенную тремя шрапнелинами голову, бился в агонии и пускал изо рта кровавую пену. Среди искореженных машин и окровавленных тел бродил солдат с оторванной по плечо рукой и что-то сосредоточенно искал, не обращая внимания на хлещущую из раны кровь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке