Рим 2. Легионы просят огня (2 стр.)

Тема

Доступ к книге ограничен фрагменом по требованию правообладателя.

— Я думал, ваши люди ходят в гражданке, — сказал Алексей.

Капитан посмотрел на него внимательно.

— Честно? Я бы с удовольствием походил в гражданском, но увы…

Алексей хмыкнул. Хотел опереться на подоконник ладонями, затем вспомнил, что опираться нечем. Покачал рукой без кисти. Интересно, мышцы чувствуют, что вес руки изменился? Видеть пустое место вместо правой кисти было… Он поморщился. "Забавно"? "Смешно"?

Глупо.

Словно видишь кошмарный сон и никак не можешь проснуться. Черт, подумал он.

Черт, черт, черт.

— Что вы от меня хотите? — спросил Алексей глухо.

Капитан улыбнулся. У-урод. В голове щелкнуло, Алексей расправил плечи.

— Смешно тебе? — спросил равнодушно. Глаза стали мертвые. Алексей представил: серые и тусклые, они неподвижно лежат в глазницах, как в могилах. — А если я тебе шею сверну, будет смешно?

— А ты попробуй, — посоветовал Свиридов.

Этот спокойный тон окончательно вывел Алексея из равновесия. Щелк. В висках — нарастающий стук сердца. Оглушительный, как выстрелы танковых орудий. БУХ. БУХ.

БУХ.

Капитан ждал. Алексей пошел на него, отставив культю в сторону, чтобы ненароком не задеть повязку. Врезать левой в горло, затем подсечка и удар ногой, на добивание. "Посмотрим, какой дисбат мне влепят, с моей-то рукой".

— Стоять, сержант, — произнес Свиридов негромко.

Алексей вдруг против воли остановился. Словно у него все мышцы разом занемели.

У капитана были глаза разного цвета. Очень запоминающиеся глаза…

Один голубой, другой зеленый.

* * *

— Викулов? Старший сержант Алексей Викулов? — шагнул навстречу молодой лейтенант. Щеки у него были пухлые, погоны мотострелковые.

— Что? — Алексей не сразу сообразил, что обращаются к нему. Потом встряхнул головой. — А! Да. То есть, нет. Извини, братишка, обознался ты. Викулов дальше по коридору. В двенадцатой, где ожоговые больные.

Викулов был из "пожарников". Сгорел в бээмпэшке. Точно, я его сегодня видел, подумал Алексей. Везли на койке на процедуры. Леха Викулов из второй роты. Викул. Перед глазами возник серый ком белья, пропитанный желтой жирной мазью…

— Прости, братишка, — сказал Алексей "летёхе". — Нужда зовет.

Он отправился в уборную, насвистывая мотив из оперы "Кармен". На стене над унитазом была надпись "Тщательнее мой руки, воин". Алексей хмыкнул, левой рукой завязал тесемки больничных штанов — фокус удавался далеко не всякому. Сестрички говорили, что у него пальцы как у хирурга. Подошел к умывальнику, тщательно вымыл руку, но вытирать не стал. Полотенце оказалось серым и бугристым, словно размокшая вафля.

Не рискнул. Пошел, держа руку на весу, чтобы обсохла.

В коридоре, между плакатами "Товарищ военнослужащий, береги социалистическую законность!" и иллюстрированной цветной памяткой "Симптомы пищевого отравления", маялся прежний лейтенант.

— Нашел своего Викулова? — спросил Алексей. Лейтенант моргнул. Алексей проследил за взглядом "летёхи" и замолчал.

К ним шел врач.

Врач вытер руки полотенцем, хирургическая шапочка криво сидела на его большой голове.

— К Викулову? Кончился ваш Викулов, — сказал врач нехотя. — Ожог третьей степени, почти восемьдесят процентов тела. Две недели под капельницами и вот… Слышите?

— Как же… — лейтенант заморгал. — Как же так? Я ему гостинец вез… от тетки. Из Вологды.

— Гости-инец, — протянул врач. — Мы сделали все, что могли. Интоксикация, почки не выдержали. Понимаете?

Лейтенант растерянно кивнул.

— Идите, мужики, — сказал врач устало. — Накатите за упокой души раба божьего… Викулова… как его по отчеству?

— Алексей Иванович, механик-водитель, — голос лейтенанта дрогнул. — Призыв семьдесят девятого, весна.

* * *

Свиридов провел ладонью по лбу, стирая пот. Кожа белая, загара нет. Откуда капитан приехал? С Дальнего Востока? Или из какого-нибудь Лондона?

— Разрешите вопрос? Давно вы здесь, товарищ капитан?

Свиридов помедлил.

— Да вот, прилетел на днях из дружественной ГДР. Приказ, сам понимаешь. Подняли меня, значит, по тревоге… и погнали на аэродром.

— Совсем срочно? Это, значит, пинком под мягкое место? — съязвил Алексей.

Свиридов усмехнулся.

— Вроде того. Я даже зубную щетку с полотенцем из общаги не успел захватить.

"Комитетчик" в сущности, был свой мужик. Нормальный.

— А вы полотенце в гостинице замыльте, товарищ капитан, — посоветовал Алексей невозмутимо. — С вас-то кто спросит?

— Ты прямо кладезь ценных советов. — Свиридов снял фуражку, помахал на себя. — Уф, духота сегодня. Как в парилке. Присядем, что ли?

Город плыл за окнами — бело-розовый, весенне-майский.

— А ну-ка, — капитан потянулся к ручке, с треском повернул. Через распахнутое окно влился на лестничную площадку кусочек Ташкента. Запахло сухой пылью, нагретым солнцем деревом, цветущей землей. И еще почему-то — вареной бараниной и тушеной капустой. А! Это из столовой, понял Алексей.

— Вообще-то, сидеть на подоконниках запрещено, — заметил он.

Капитан усмехнулся. Достал из портфеля армейскую фляжку, металлические стаканчики и коробку конфет. Алексей невольно загляделся: там лежали аккуратные, завернутые каждая в прозрачный целлофан, желтые круглые конфеты. Яркие, как кусочки кураги особого, "медового" сорта. Только вот такой "кураги" в Ташкенте не купишь. Это заграница, сразу видно.

— Угощайся. Немецкие. Хорошо, сюда самолетом, а то не довез бы. Прозит! — капитан отсалютовал стаканчиком.

Доступ к книге ограничен фрагменом по требованию правообладателя.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке