Гений и другие

Тема

---------------------------------------------

Юрий Петрович Азаров

Когда великие отечественные религиозные мыслители Бердяев, Лосский, Булгаков и многие другие говорили о мессианской роли России, они утверждали, что выход из духовного и социального кризиса произойдет тогда, когда будут востребованы к жизнедеятельности высшие способности народа, его гении, таланты, дарования.

Четверть века я занимаюсь проблемой ускоренного развития человеческих способностей. Несмотря на поддержку общественности, СМИ, многих просвещенческих структур, я постоянно встречаю упорное, открытое и тайное, стремление растерзать, удушить, уничтожить – нет, не меня, а тех, чей талант и даже гениальность явно проявились и должны были реализоваться в преобразовательной деятельности страны.

Порой таланты и дарования уничтожались на корню, в детском возрасте, при этом давались пояснения: "Нам не таланты и гении нужны. Страна нуждается в тружениках, скромных и честных…".

Я решился на одном, казалось бы, единичном факте, котором отразились типичные беды российского образования, раскрыть методы бездарного отношения к талантливым людям, чей гений при надлежащих условиях мог бы помочь нам не только выжить, но и значительно обогатить страну – экономически или духовно.

…Рассказывать без слез об Андрее Коробейникове, его наставниках и гонителях не могу.

Все, что накапливалось во мне за многие годы работы с талантами: их постоянное изгнание и преследование, мучительная боль от своей беспомощности, надломленная вера в самого себя, – все это вдруг ожило во мне. Мои переживания совпали с ощущениями ректора Европейского университета права, адвоката Шило Геннадия Михайловича, приютившего в своем вузе изгнанного отовсюду гениального мальчонку Андрея Коробейникова. Совпало многое: невыносимая боль от постоянных гонений и даже…

Ну, а теперь все по порядку, с документальной дотошностью.

Передо мной дневник ректора Г.М. Шило.

"Летом 1998 года пришла ко мне (ректору) с ребенком, как мне показалось, 9-10 лет, женщина, забитая на вид и необщительная. Сказала:

– Геннадий Михайлович, у меня есть сын, который очень хочет стать юристом. Я его воспитываю одна. Работаю дворником. Оплатить учебу не могу. Обращалась в другие вузы: бесполезно. Не поможете ли чем?

– У нас трудное материальное положение, – отвечаю я. – Однако особо одаренную молодежь мы обучаем бесплатно. У вас обычный ребенок?

– Да… Но кое-что он может. Вы бы побеседовали с ним…

– Хорошо. Приводите – побеседуем.

– Так ведь он вот стоит…

– Вы что, издеваетесь? Он ведь ребенок еще. Здесь не школа, а вуз…

– Да, знаете… он уже программу средней школы прошел. Учится на третьем курсе музыкального училища.

– Как звать? Сколько лет? – поворачиваюсь к мальчику. Пацаненок к тому же ростом не выдался. Щупленький, крохотный.

– Андрей. 11 лет, – отвечает малыш тонюсеньким голосочком.

– Что можешь?

– Могу играть на пианино.

Приглашаю Андрея с мамой в аудиторию, где стоит фортепиано.

– Ну-ка, садись, сыграй что-нибудь.

Сел Андрей. Покрутился на стуле. Говорит:

– Нельзя ли что-нибудь подложить: низковато.

Подкладываю ему подшивку журналов. Сел детеныш и заиграл. Да так проникновенно, что во мне все сжалось. Минут 20 играл, а я в себя не могу прийти от волнения. Обращаюсь к маме, пряча мокрые глаза:

– Если он мог такого в музыке добиться и если он захотел стать юристом, думаю, он им станет. Мы его берем. Будем бесплатно учить. А если и мама захочет стать юристом или менеджером для своего сына, мы и ее будем учить бесплатно. Давайте документы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке