Трава, которая под ногами

Шрифт
Фон

Кобринский А Трава, которая под ногами

Александр Кобринский

ТРАВА, КОТОРАЯ ПОД НОГАМИ

(рассказ)

Солнце садилось, и, увеличиваясь в размерах, краснело. Вот оно прикоснулось к земле, спряталось наполовину, исчезло... Резкие контуры пейзажа слились с темнотой мгновенно и только далекие перистые облака светились, окрашенные в тускнейющий лиловый оттенок. Сейдахмед включил фары. Асфальт неожиданно закончился - мы ехали под уклон - машину кидало из стороны в сторону - свет, отбрасываемый фарами, плясал, высвечивая куски вывороченного серозема. Затем дорога пошла ровная и несколько погодя - на подъем. Несмотря на полнейшее безлюдие, по тракторам и каткам, возвышающимся на боковых насыпях, мы поняли, что идет строительство - может газопровод прокладывают? изредка нам попадались мощные металлические трубы. Колея, утрамбованная грузовым транспортом, раздваивалась, учетверялась и снова сходилась, успокаивая нас - мы боялись сбиться с дороги. Вскоре я заметил, что у Сейдахмеда глаза слипаются от усталости.

- Давай, сяду за руль.

- Ы-ы! - пробурчал он невнятно.

- Интересно, где мы находимся? Все поднимаемся и поднимаемся - конца не видно.

- А мне кажется, что вниз едем, - сказал Сейдахмед, стряхивая дремоту.

Подъем из пологого превратился в крутой.Толчки стали помягче - твердую почву сменила песчаная и, когда колеса забуксовали. Сейдахмед включил переднюю ось. Выехав из котловины, мы расположились на отдых возле ближайшего бархана. Ночь стояла теплая, безветренная и, как все ночи на земле - таинственная. Развернув и состы-ковав матрацы в нескольких шагах от машины, мы улеглись два затылка на скатанном одеяле.

- Спутник! - сказал я, толкнув в плечо засыпающего Сейдахмеда.

- Мм-мм! - промычал он, чуть-чуть приоткрыв глаза, и повернулся на бок.

Я отбросил щелчком сигарету и тоже повер-нулся на бок... На скамейке посапывал охранник. Управляющий подкрался к сварочному аппарату, вытащил из кармана нож и надрезал голубой проводок... "Под суд его!" - гремел хор невидимых голосов. Появился римский папа и, подметая пыль горностаевой мантией, направился в радио-рубку. "Андрей Лаврентич, - захрипел репродуктор над сторожевой будкой, - вы должны постричь всех овец в нашем районе". Выслушав приговор, управляющий заплакал и кинулся в овечье стадо. Ножницы в его руке позвякивали, шерсть падала, овцы жалобно блеяли. Он обливался потом спешил, оставляя многочисленные порезы на овечьей коже. Мухи слетались, роились, откладывали личинки, которые тут же созревали, и черви превращали окровавленные места в гнойные раны. Я пытался убежать или хотя бы отвер-нуться от этого зрелища, но злые ангелы держали мою голову клещами и растягивали скобами мои веки, чтобы я не мог их закрыть. Я и не закрывал их, потому что небо все время было усыпано осен-ними звездами... Мы выехали на трассу - я крутил баранку, Сейдахмед, откинув голову на спинку сидения, досыпал... Пустыня светлела, все резче обозначивая контуры барханов. Появился небольшой ветерок. Он поднимал в воздух наиболее мелкие песчинки, кружил их, втягивая в свои воронки, образуя подвижные кисти, резко выделяющиеся на черном асфальте; гоняя их и вдоль дороги и поперек - с одной стороны обочины на другую. Встречая на пути неровности, песчинки цеплялись, задерживались; создавая наносы, особенно опасные для таких неопытных водителей, каковым был я. Осечка произошла на первом же повороте - машину занесло и она стала вальсировать, скользя под какофонию трущихся об асфальт покрышек.

- Отпустите тормоз! - услышал я подсказку мигом проснувшегося напарника, но в этот момент моя координация подчинялась не разуму, а инстинкту. Испугался ли я? - не помню - вернее не успел: я всем телом прирос к рулю, пытаясь выровнять машину и все сильнее нажимал на тормозную педаль. Машина ударилась о покатый пригорок и, выскочив по инерции на самый верх, заглохла.

- Эх, Евгений Петрович! - прихрипывая букву х, выдохнул Сейдахмед, - за руль больше не проситесь - не дам! - я отписался глупой улыбкой, пожал плечами и пересел на его место...

- На таком песке, - сказал Сейдахмед, - с нами ничего - от ушибов не умирают, а вот обшивка...

- Что обшивка?

- Попробуй закрась! - показал он в пространство за лобовым стеклом.

Аральск встретил нас ветхими, хаотично расположенными домиками. Кое-где возвышались трехэтажные строения, а над всем этим скопление заводских корпусов с приоткрытыми, а чаще выбитыми фрамугами, сквозь которые просматривались тусклые проемы с передвигающимися подъемными кранами... Мы заправились бензином; пообедали в столовой, которая серымизанавесами, назойливо жужжащими мухами и нас-пех протертыми столами не отличалась от нашей - районной; остановили машину возле овощного магазина... Закрыт!

- Дядя, дай двадцать копеек! - раздался за моей спиной детский голосок.

- Зачем тебе деньги? - спросил я у малыша, положив в протянутую ладошку несколько медяков.

- Я маме отдам.

К малышу подошла цыганка, подняла на руки.

- Давай погадаю, - сказала она, останавливая мой взгляд сливовыми зрачками.

- Не надо.

- В пути будет женщина.

- У меня недавно точно такая же как ты четвертак выдурила.

- Молодой! - слегка колыхнула сына, - у меня он и еще трое!

- Ладно, - ввернул я примирительно и, добавив в грязный мальчишеский кулачок остаток мелочи, спросил, - подскажи, как выехать к морю?

- Я не здешняя, - она посмотрела на нас - на меня и Сейдахмеда с презрением, - у других спрашивай, - кивнула в глубину улицы.

Водопроводная колонка...

- Надо набрать воды.

- Успеем!

Я возразил:

- А если она и здесь, как в нашем районе, - то есть, то нет?

Мы наполнили бидон. Затем, улица выбросила нас на безлюдный, коромыслом изгибающийся берег - море: вдали пристань с причалившим пароходом, парусная лодка; катер, оставляющий за кормой белую пену и чайки, падающие на воду когда они подлетают поближе, слышны всплески инадсадные, тревожно перекликающиеся крики. Возле кустов, обрамляющих побережье, стоят задумчивые верблюды. Они похожи на пророков, всматривающихся в горизонт, что не мешает им жевать - перетирают колючки.

Несмотря на изнуряющую жару, мы отдаем долг - прежде всего машина: мы окатываем ее морской водой - Сейдахмед черпает ведром, я - майкой, завязанной в узел. Машина немедленно благодарит нас - улыбается никелированными частями и приветствует посвежевшей надписью на боковинах кузова: "ТЕХНИЧЕСКАЯ". Теперь и мы имеем право на отдых - купаемся - освобождаем поры от пота и въевшейся пыли и ложимся на песок - подставляем спины яростному полуденному солнцу и, открыв атлас автомобильных дорог, обсуждаем дальнейший маршрут.

- Как будем ехать?

- Через Уральск - там начинается магистральная трасса.

- Лучше через Кандагач на Гурьев.

- Атласу не верьте, Евгений Петрович - по нему дороги республиканского значения, а как оно в натуре, на себе испытали.

И вот мы снова в пути - Сейдахмед крутит баранку, я сижу рядом.

- Поедем через Гурьев.

- Не поеду.

- Поедем.

- Я не хочу гробить машину.

- А я- время!

- Зря стараетесь, Евгений Петрович, - говорит Сейдахмед, обозначивая обозленные скулы.

- Почему зря?

- Потому что моторчики для стрижки овец есть. Лежат на складе. Собственными глазами видел.

Я улыбнулся...

- Управляющий хочет продать государственный двигатель, а я как бельмо вот и отправил.

- И про моторчики знали?

- А как ты думаешь?!

- Зачем же вы поехали? - злые скулы Сейдахмеда обозначились резче.

- Если по честному, - сказал я, - осуществить заветную мечту, - посмотреть пустыню.

Скулы смягчились:

- В таком случае поедем через Гурьев!

Впереди, несколько сбоку от дороги, поднималось что-то похожее на купола и храмы.

- Что это?

- Мусульманские захоронения, - сказал Сейдахмед, опустив противосолнечный щиток.

- Подобного никогда не видел.

- Хотите поближе?

Я кивнул. Машина свернула с дороги и, поднимая колесами саксаул, остановилась возле кладбища. Аккуратные бетонированные дорожки вели нас от одной могилы к другой. Входы в карликовые храмы - храмы, напоминающие макет сказочного древневосточного города - закрыты; на двустворчатых металлических дверях, окрашенных зеленой краской, висят замки; точно такие, как на складах нашего управления.

- Там гробы?

- У нас в ящиках не хоронят, - ответил Сейдахмед и улыбнулся, освобождая на висках чуть заметные морщинки - подошел к одному из храмов, - у нас копают яму с углублением в виде ниши - там и лежит покойник; правда, не на спине, как у вас, а на боку - лицом в сторону Мекки. Умершему оставляют кувшин с водой и лепешку. Яму накрывают плитами, потом строят это, - притронулся к стене, - или это, - показал на бескупольное надгробие, - там те, кто победнее!

Меня заинтересовали мраморные доски, заделанные в стены заподлицо - они сообщали короткие сведения о покойниках: среди совершенно непонятной мне арабской вязи встречалось и современное казахское письмо - письмо с русскими буквами.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке