Чумные псы (2 стр.)

Тема

Вновь присев на край бака, он машинально принялся выстукивать крюком ритм популярной песенки.

— Э-э… Стивен, — остановил его доктор Бойкот, изобразив на лице слабое подобие улыбки.

— Простите, шеф.

Находившийся в баке крупный беспородный пес все еще бил передними лапами, но уже так слабо, что все его тело, от загривка до крестца, висело в воде почти вертикально. Висячие спаниелевы уши распластались по обе стороны его головы, словно раскинутые крылья, однако глаза пса находились под водой, сверху торчал лишь черный лироподобный нос. Покуда мистер Пауэлл наблюдал, скрылся и нос, вынырнул на мгновение и снова исчез. Искаженное эффектом преломления собачье тело, казалось, опускается куда-то вбок, и вот оно уже на дне бака, словно некая расплющенная масса, поднявшая при падении грязное облачко осадка. Доктор Бойкот остановил секундомер. Мистер Пауэлл коротко оглянулся, желая проверить, не заметил ли тот этого облачка (шеф неукоснительно требовал безукоризненной чистоты оборудования), и решил завтра же сказать Тайсону, ответственному за уборку и кормление животных, чтобы воду в баке слили и почистили дно. Затем, нисколько не смущаясь преломлением света в воде, что говорило об изрядном опыте, мистер Пауэлл сунул в воду крюк, зацепил пса за ошейник и потащил его наверх, но вдруг замешкался, опустил посох и, поморщившись, распрямился. Тело пса вновь бухнулось на дно бака.

— У, дьявол, тяжелый, — сказал мистер Пауэлл. — Нет-нет, я не хочу сказать, что он стал тяжелее, чем прежде, просто вчера вечером я растянул запястье, и теперь чуть не так повернешь — боль адская. Бывает и хуже, сейчас я его выволоку.

— Не повезло, — посочувствовал помощнику доктор Бойкот. — Давайте я помогу. Зачем же вам мучиться?

Они взялись за посох и вместе подняли тяжелое, обмякшее тело пса: сначала на поверхности показалась голова, а после и всего его вытащили и опустили подле бака на губчатый резиновый коврик. Пес напоминал огромную утонувшую муху: совершенно черный и сплюснутый, как упавшая дождевая капля. Судя по сведенным судорогой лапам и вздутиям на туловище, он был едва жив. Мистер Пауэлл стал принимать дежурные меры, чтобы вернуть его к жизни, и вскоре тот изрыгнул воду и тяжело задышал, хотя глаза его оставались закрытыми.

— Так, довольно, — коротко бросил доктор Бойкот. — Теперь, Стивен, как обычно: пульс, анализ крови, температура, рефлексы — все, что нас интересует. Затем нанесите на графики. Я вернусь минут через двадцать. Схожу в блок Кристиана Барнарда, выясню, что там у них сегодня с операциями на мозге. И, пожалуйста, Стивен, не курите в мое отсутствие, — добавил он мягко, но решительно. — Вы же понимаете, это может сказаться на результатах.

— Шеф, а не надеть ли на него намордник? — спросил мистер Пауэлл. — Этот семь-три-два тот еще подарок, чего доброго возьмет да и бросится.

— Не возражаю, — согласился доктор Бойкот и взял со стола секундомер.

— А как со временем, шеф? — поинтересовался мистер Пауэлл самым вкрадчивым тоном, словно, знакомя его с этими данными, доктор Бойкот оказывал ему особое доверие.

— Два часа двадцать минут пятьдесят три и две пятые секунды, — ответил доктор Бойкот. — Не заглядывая в журнал, могу сказать, что это примерно на шесть с половиной минут больше, чем в среду, и минут на двенадцать больше, чем в позапрошлый раз. Регулярное увеличение продолжительности — факт весьма примечательный. С такими данными график будет представлять собой восходящую прямую, хотя рано или поздно она, конечно, пойдет на спад. В этих координатах так или иначе существует точка, в которой увеличение выносливости, вызванное уверенностью собаки, что ее вынут из бака, компенсируется ограниченными физическими возможностями.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Популярные книги автора