Клуб Миллиардеров. Часть 2

Шрифт
Фон

Скай Корган КЛУБ МИЛЛИАРДЕРОВ Часть 2

Глава 1

Он сломал меня. Я знаю его всего две с половиной недели, и он сломал меня. Как я могла позволить себя обмануть, веря, что чушь, которую он говорил, была правдой? Это место. Клуб Миллиардеров.

Это все фантазия. Я плачу, пока упаковываю свою одежду, проклиная себя за то, что была настолько глупа. Возможно, чтение всех этих любовных романов превратило мой мозг в кашу. С тех пор, как я попала сюда, я не была в состоянии увидеть разницу между реальным и поддельным. И теперь я расплачиваюсь за это. Он женат. Эта мысль посылает отвращение, проходящее сквозь меня на грани боли. Я не знаю, кто из нас чувствует себя хуже, я или его жена. Конечно, с тех пор, как она пришла в Клуб, она должна была понять, для чего он. Опять же, он хороший лжец. Может быть, он ей тоже солгал. Я бы не удивилась. Но это не мое дело.

Они не мое дело. Он не мое дело. Я чувствую отчаянное желание сбежать. Отчаянно бежать от своего унижения. Я не хочу этого больше. Фантазии, секс и ложь. Это не для меня. Это не стоит всех денег в мире. Эвелин просто должна понять. Я верну ей все, так или иначе, но я не могу оставаться здесь. Не тогда, когда я знаю, что меня трахал муж другой женщины.

Это идет против всех моих моральных устоев. Я даже не буду проверять. Я просто уеду. Я не хочу, чтобы у Андерса был шанс снова подобраться ко мне. У него это хорошо получается. Если он поймает меня, когда я буду уходить, то мне придется поговорить с ним, но не думаю, что справляюсь с этим прямо сейчас. Мне придется приложить невероятные усилия, чтобы не впасть в ярость.

Последнее, что мне нужно сейчас — это опозорить себя еще сильнее. Слезы тихо льются каскадом по моему лицу, когда я возвращаюсь на такси в свою квартиру. Я чувствую себя виноватой за то, что не попрощалась со Стефани, но последнее, что я хочу сейчас услышать, это «я же тебе говорила». Кроме того, я сомневаюсь, что мы бы все равно остались друзьями вне Клуба Миллиардеров.

Она гораздо более изящна, чем я могла даже надеяться когда-либо стать. Она, наверное, не дружит с такими как я. Эта мысль заставляет меня нахмуриться сильнее. Это наносит ощутимый удар по моей самооценке. Я представляю жену Андерса, стоящую у стойки регистрации. Ее великолепные светлые волосы прекрасно уложены. У нее тонкое стройное тело. У нее превосходное чувство стиля. Я мостовой тролль по сравнению с ней. Некрасивая и глупая. Смешно думать, что такой человек, как он, на самом деле захочет меня, когда у него есть кто-то вроде нее. Мой день становиться только хуже. Когда я приезжаю в свою квартиру, то еще должна буду объяснить Эвелин, почему покинула Клуб Миллиардеров. Она, наверное, разозлиться на меня за растрату ее денег. И все же я не могу переживать из-за этого. Прямо сейчас, мне нужно быть эгоисткой, чтобы сохранить свой рассудок.

Каким-то чудом, Эвелин и ее мужа нет в квартире. В их комнате стоят коробка на коробке. Мои мысли в панике, и слезы быстро перерастают в душераздирающие рыдания.

Они переезжают. Они переезжают, а она даже не удосужилась рассказать мне. Меня тошнит от осознания того, что она отправила меня в Клуб Миллиардеров не из-за нашей дружбы. Это была просто уловка, чтобы вытащить меня из квартиры так, чтобы она и Мартин могли переехать без моего ведома. Зачем же ты скрыла это от меня? Она знала, что я боюсь, что это случится с тех пор, как она выиграла в лотерее. Мы даже как-то говорили об этом, и она поклялась, что никогда не покинет меня. Жизнь вышла из-под контроля. Мир полон обманщиков. Некому доверять. Я просто хочу умереть. Я иду в свою комнату, опускаю чемоданы на пол, и бросаюсь на кровать, сворачиваюсь калачиком вокруг подушки и кричу в нее.

Никогда, за всю свою жизнь, я не чувствовала себя такой одинокой… или глупой. Дважды обманутой за неделю. Я действительно не так умна, как думала, если умудрилась влюбится в человека, которому нет дела до меня, да еще и моя лучшая подруга просто пытается избавится от меня.

Стефани была права. Я так наивна. Пока я лежу и планирую свой следующий шаг; буквально, свой следующий шаг. Я не могу здесь оставаться. Я не могу себе позволить оплачивать аренду самостоятельно, мои глаза начинают тяжелеть. Слезы — способ утомится. Слезы в сочетании с депрессией, как снотворное для меня. Мои проблемы все еще будут здесь, когда я проснусь, и будут терзать мое сердце, как будто бы они пытаются убить меня. Сон — это единственный мир, в котором я могу получить успокоение, и поэтому я позволяю ему увлечь меня, и я молю Бога, чтобы не проснуться. Тем не менее, я просыпаюсь, и даже не сама. Мои глаза трепеща открываются от того, что я чувствую как чьи то руки трясут меня за плечо. Когда я смотрю вверх, Эвелин, глядит вниз на меня с беспокойством.

— Тесса, что случилось? — спрашивает она. Я хотела бы задать ей тот же самый вопрос. В следующее мгновение, мой мозг узнает ее лицо, и во мне возрастает гнев. Она, как предполагалось, должна быть моей лучшей подругой, и она уезжает, даже не сказав мне. Я больше, чем зла, но также чувствую себя уязвимой, разрываясь между желанием поговорить о случившемся в Клубе Миллиардеров и желанием наорать на нее за то, что мне так хреново.

— Я ухожу, — ворчу я.

— Почему?

— Это долгая история, но я предпочла бы, чтобы ты рассказала мне, почему вся эта гребаная квартира упакована, — она вздыхает, выглядя спущенной, — это должно было быть сюрпризом.

— Ну и сюрприз! — я подскакиваю, мои глаза серьезные и сверкают сарказмом. — Я вернулась домой пораньше и все тебе испортила?

— Почему ты занимаешь такую позицию? — выражение ее лица становится оскорбленным.

— Почему бы нет? Ты переезжаешь, и даже не рассказала мне. Как я могу быть довольной этим? Ты же знаешь, что я не могу себе позволить эту квартиру на собственные деньги, — я указываю на свою комнату.

Уголки ее рта приподнялись в ухмылке, и она издает короткий смешок.

— А ты как думаешь?

— Что еще я должна была подумать?

— Как я сказала, это должен был быть сюрприз. Мартин и я купили дом… для всех нас. Мы планировали все перевезти, и из твоей комнаты тоже, прежде чем ты вернешься.

— О-о, — я смотрю на нее пустым взглядом, чувствуя, себя полной тупицей. Теперь я выгляжу как дерьмовая подруга, обвинив ее в предательстве. Мне определенно не надо было просыпаться.

Непрошенные слезы появляются в моих глаз, от смеси облегчения, стыда и чистого страдания. Мое тело не может выдержать столько эмоций. Слишком много всего произошло за слишком короткое время. Я, наверное, буду плакать всю оставшуюся части ночи.

— Эй. Все нормально. Ты же не знала, — Эвелин обнимает меня, пока я безудержно рыдаю в ее объятиях. Все, что мне удается выдавить «я сожалею». Я говорю это не раз, даже два или три раза недостаточно.

— Все хорошо, — говорит она, пока держит меня. Она гораздо более терпелива, чем я заслуживаю.

Лучшая подруга, чем я заслуживаю. Она продолжает обнимать меня, пока нытье не утихает, и я снова не контролирую свой голос. Потом она отодвигает меня назад за плечи, чтобы увидеть мое лицо. — Теперь скажи мне, почему ты вернулась так рано, — рассказ заставляет мое сердце ощущать, как будто его неоднократно колят крошечными иголками. Половина боли от признания, что я влюбилась в Андерса. Другая половина от понимая, насколько глупо это звучит.

— Мне так жаль, Тесса. Если бы я знала, что так все получится, то никогда бы не послала тебя туда, — говорит она мне, ее голос полон раскаяния. Она не сердится на меня из-за того что я рано покинула Клуб и потратила ее деньги. Я на самом деле не заслуживаю такой хорошей подруги как она.

— Я просто не могу поверить, что влюбилась в него. Он был настолько убедителен, — я открываю ей свое сердце, рассказываю все, что боялась сказать по телефону, когда еще была в Клуб Миллиардеров. Все в мельчайших подробностях.

— Я не понимаю, те парни просто настырные или готовы зайти так далеко, чтобы заставить думать, что влюблены в тебя. Это звучит немного нелогично. На консультации, они заставили меня думать, что это просто удовольствие, секс без обязательств.

Ну, это было не так, — хлюпаю я носом, обнимая себя.

— Мне очень жаль. Теперь все кончено. Ты никогда не должна возвращаться туда, и тебе никогда не придется видеться с ним снова, — эта мысль наполняет меня чувством облегчения. Мне больно сейчас, но я пройду через это. Время лечит большинство ран. И Андерс с глаз долой и сердца вон, я могу забыть о нем, будто бы он был всего лишь плохим сном.

На следующий день я беру себя в руки и помогаю Эвелин и Мартину продолжить паковаться. Все, что осталось — это немного барахлишка на кухне, в спальне, а также мои вещи. Я провожу дни, снимая со стен и пакуя, свои безделушки. Затем во второй половине дня, Эвелин и Мартин отвезли меня, чтобы посмотреть новый дом. Он большой, но не вычурный.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке