Байки из дворца Джаббы Хатта-2: Выбор дегустатора (История шеф-повара Джаббы) (2 стр.)

Тема

Насколько я понимаю, на хатте, — мягко продолжал он, — это означает «яд».

А вот теперь пришел и неуправляемый ужас. Порселлус почувствовал, как побледнел, а его руки и ступни стали холодными, несмотря на печной жар на кухне.

Смотритель ранкора положил большую ладонь на плечо друга.

— Ты мне нравишься, Порселлус, — сказал он. — Ты мой хороший друг и разрешаешь мне брать объедки для моего малыша… — Он ткнул большим пальцем в сторону горы дымящегося мяса и мясных отходов, занимающей две трети стола. — Я не хочу, чтобы мне пришлось швырнуть тебя в его пасть. Поэтому я решил перекинуться с тобой парой слов, прежде чем Биб Фортуна доберется сюда, чтобы поговорить с тобой.

Малакили подобрал углы промасленной ткани, на которую были свалены потроха, и выволок сверток за дверь, оставив след протекшего сока.

— Спасибо, — проговорил Порселлус, хотя у него слишком пересохло во рту, чтобы вообще издать звук.

— Его великолепие крайне недоволен.

— Для этого абсолютно нет причин, ваша милость. Это всецело результат прискорбного недоразумения.

Порселлус чуть не вдвое сложился в глубоком поклоне и надеялся, что Биб Фортуна, отвратительный тви'лекк, дворецкий Джаббы Хатта, не заметит перерытых ящиков и коробок, покрывающих каждую горизонтальную поверхность на кухне в результате бешеного поиска всего, что могло причинить беспрецедентный дискомфорт Жирнотелому. Так как многие деликатесы, все это время шедшие на омлеты, рулеты и тушенья для хатта, были несъедобны для любых рас меньшего размера, поиск был непрост — шеф-повар до сих пор удивлялся по поводу козотравника, который он использовал прошлым вечером в качестве начинки для гэмвиджа, и маленькой неподписанной красной коробочки с неизвестной пастой, содержимое которой использовалось для украшения вчерашних шоколадных фигурок.

Маленькие глазки тви'лекка сузились еще больше, в мрачноватом свете кухни они напоминали грязное стекло.

— Ты ведь знаешь, как наш повелитель заботится о своем здоровье.

Ни один из них, конечно же, не собирался произносить слово «яд».

— Разумеется.

Порселлус лег ниц, размышляя о том, что, учитывая, сколько Джабба употребляет жиров, холестерола и алкоголя (не говоря уже о менее определяемых веществах), а также его невообразимую сексуальную жизнь, хатту едва ли нужен был яд. Порселлус все еще пытался поверить в предположение, что хатта вообще возможно отравить.

— Мне едва ли нужно уверять вас, что за все время моей службы здесь я не использовал ничего, кроме самых превосходных, самых здоровых и самых вкусных ингредиентов для удовлетворения изысканного вкуса Его великолепия. Я отказываюсь понимать это крайне огорчительное происшествие.

Скрестив руки, Фортуна тихо постучал длинными ногтями по собственным бицепсам.

— Если ситуация продолжится, — произнес он мягким голосом, — от вас могут потребоваться объяснения.

— Эй! взвился Порселлус, возмущенно вскакивая с посудным полотенцем в руке. — Это принадлежит повелителю!

Ак-Буз, командир баржи Джаббы, быстро отскочил от электрической загородки вокруг бенье-тов, уронив пару длинных изоляционных щипцов, которые он использовал для проникновения за нее. Недовольство исказило его кожистое лицо — единственное выражение, на которое, как успел убедиться Порселлус, были способны викваи, — и он выбежал на залитую жарким солнечным светом приемную площадку, на ходу запихивая украденный беньет в безгубый рот.

— Они, кажется, думают, что это благотворительная кухня, — Порселлус нервно вытер следы рассыпавшегося сахара.

— Мне следует доложить Джаббе, что викваи должен быть наказан? — голос Фортуны превратился в опасное мурлыканье.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке