Аранья мексиканских болот (2 стр.)

Тема

Но вот нам пришлось натолкнуться на нечто такое, при виде чего у любого волосы дыбом встанут. Однажды мы должны были проехать в поселок Бодрильо по старой, проложенной еще испанцами дороге, по которой проходят только вьючные животные. Дорога находится в ужасном состоянии: ее не ремонтировали, надо полагать, со времен Кортеса и Пизарро, пресловутых "покорителей" Америки. Кроме того, скучна и однообразна эта дорога, проходящая по крутым скалам, до такой степени, что поневоле в голову лезут разные мысли. В довершение удовольствия местами от дороги не осталось и следа. Поэтому тот, кто хочет добраться с этой стороны в Бодрильо, обыкновенно берет в проводники какого-нибудь краснокожего парня. Эти краснокожие - странные существа, стоящие на весьма низкой ступени развития,- они мало походят на обыкновенных людей. Речь их состоит из слов испанских, португальских, английских и еще каких-то; получается такая страшная мешанина, что приходится затыкать уши и вовсе не слушать, что лопочет ваш краснокожий проводник, или купить предварительно в аптеке полкило терпения, два кило снисхождения, три кило понимания... Вот такого-то проводника, подростка Педро, мы имели с собой. Часа через два после того, как мы начали свое шествие по вьючной дороге, нервы у всех размотались до крайних пределов, а впереди еще чуть ли не сутки странствования по неведомым местам. Проклятая дорога вьется туда и сюда, делает зигзаги, петли, словно прокладывал ее не род человеческий, а какой-нибудь представитель благородной заячьей породы, утикавший от борзых собак. - К черту! Я поеду напрямик,- раздраженно ворчал Мортимер, неистово понукая своего мула. - А я лягу в первую попавшуюся канаву и буду выть поволчьи,- поддакивал ему Эндрью.- Да, буду выть по-волчьи, покуда звезды с неба не посыпятся. Тут мы обратили внимание, что с вьючной дороги, в сторону, спускаясь вниз, ведет тропка, а на ней следы конских копыт. Может быть, какой-нибуь мустанг проходил здесь на водопой. - Я поеду по этой тропке,- решил Мортимер.- Куда-нибудь к человеческому жилью она должна же вывести. Я не я буду, если при помощи этой тропки мы не сократим наш путь километров на двадцать. Эндрью тоже стал соблазняться подобной перспективой. Я же колебался, но и сам потом сдался: - Если вы, то и я. Вперед не лезу, но и от товарищей не отстаю. Валяй, ребята! Видели бы вы, что тут сделалось с нашим проводником, с этим подростком-краснокожим. Его коричневое лицо побелело, губы почернели, глаза из орбит вылезли, сам весь трясется. Схватил он под уздцы моего мула, оттягивает его с тропки в сторону. - Нельзя! - кричит.- Нельзя! Там смерть! - Что такое? Почему смерть? Ну-ка, пусть попробует кто напасть на трех бравых гамбузино, вооруженных скорострельными ружьями, браунингами и острыми испанскими ножами... Да мы раскатаем целую банду! Вместо ответа проводник, загораживая тропку, с ужасом повторил несколько раз какое-то совсем нам непонятное слово: - Аранья! Аранья... Аранья!.. И при этом развел руками, как бы показывая величину этого "араньи". - Змея?.. Кугуар?.. Рыба такая, что ли? - допытывались мы. Но толку так и не добились. Тогда Мортимер стегнул бичом проводника, по-прежнему стоявшего посреди дороги, не позволяя ехать. От удара краснокожий зашипел, как змея, которой наступили на хвост, отскочил было в сторону, но, когда мы тронулись в путь, погнался за нами и снова загородил тропинку. На глазах у него появились даже слезы, и опять все то же: - Аранья! Аранья 1 Смерть! Ушел он от нас только тогда, когда Эндрью, рассердившись, прицелился в него из ружья. Я видел: покуда мы не свернули в сторону, покуда мы не отъехали на порядочное расстояние, мальчуган стоял у начала тропинки, долго и печально кивал головой и махал руками, зовя нас обратно. - Старая шутка,- сказал Мортимер.- Знаем мы эти фокусы чертей с красной кожей.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке