Предел желаний (2 стр.)

Тема

Зои посмотрела на него в смущении.

— Я компаньонка Софии. Та, кого вы просили подобрать…

— Я этого не просил! — резко оборвал он. — Что это еще за игры?..

Потрясенная, Зои смотрела на него с неподдельным изумлением. София также оставалась неподвижной — они обе застыли, как каменные изваяния.

— Я… не понимаю, — выдавила наконец из себя Зои. — Кирия[1] Таунсенд сказала, что свяжется с вами до моего назначения…

Жестко очерченный рот сжался в тонкую линию.

— Если бы я и решился на этот шаг, то сделал бы выбор только сам. Кроме того, — добавил Алексис, — я искал бы среди моих соотечественниц. — Он посмотрел на свою сестру, его глаза подозрительно сузились, остановившись на ее красивом лице. — Ты что-нибудь знала об этом?

Замешательство Софии было мимолетным, но достаточным для того, чтобы Алексис уловил в ее ответе увертку.

— Я знаю только то, что мне сказала Криста.

— Не верю тебе, — последовало категоричное заключение. — Идите одевайтесь, а потом мы выясним правду.

София первая повиновалась приказу. Перед тем как начать подниматься по ступеням, она оглянулась на Зои, словно бы оправдываясь. Зои медленно последовала за ней, чувствуя, как купальник облегает ее, и радуясь, что он хотя бы цельный и достаточно скромный.

Темные глаза брата Софии откровенно разглядывали ее, когда она выходила из воды и шла следом за ней. Он изучал ее ноги, грациозную фигуру, лицо, окаймленное прямыми мокрыми прядями волос. Она чувствовала, что краснеет, а ногти судорожно впиваются в ладони рук.

Будучи довольно высокого роста, Алексис имел телосложение гимнаста, его широкие плечи плавно переходили в узкую талию и бедра, а ноги в темно-серых брюках выглядели стройными и мускулистыми, В нем чувствовалась скрытая и жестко контролируемая сила. Несмотря на все эти, казалось бы, положительные качества, супермен вызывал к себе отвращение.

— Я не уверена, что вы правильно поступаете, — убедительно сказала Зои, поравнявшись с ним. — И я протестую против такого отношения. Если здесь и есть чья-либо вина, то не моя и тем более не Софии.

— Вот как раз это мы и обсудим, — произнес Алексис, не повышая голоса. — Но только после того, как вы обе будете одеты. У вас одежда с собой?

— Да, лежит на шезлонге, — сказала Зои.

— Тогда идите и возьмите ее. — Он указал на стол и стоящие около него легкие кресла. — Я буду ждать здесь.

Идти под его испытующим взглядом было неприятно. Во время ходьбы Зои чувствовала напряжение в позвоночнике и слабость в ногах.

— Ты знаешь больше, чем сказала мне, София? — тихо спросила она, решив, что они уже на безопасном расстоянии.

Идея взять для меня английскую компаньонку исходила, скорее, от Кристы, — печально призналась девушка. — Она надеялась, что, когда Алексис вернется из своего заграничного турне и застанет все как есть, он воспримет это легче, чем если начать советоваться с ним заранее. Мне тоже хотелось в это верить, и поэтому я выбросила из головы всякие сомнения. Мне так нравится твое общество, Зои, я это почувствовала с первой минуты нашей встречи. Мне будет слишком тяжело расстаться с тобой…

— Но я пока еще не ушла, — ответила Зои с неожиданным воодушевлением. — И не собираюсь этого делать, по крайней мере так просто я не сдамся.

— Если Алексис скажет, что ты должна уехать, значит, ты должна будешь это сделать. Он не потерпит пререканий.

— С тобой, возможно, нет, но мой контракт рассчитан на год.

— Это обговорено с моей сестрой, а не с Алексисом. Он не примет во внимание сей факт.

— Посмотрим. — Зои говорила с большей уверенностью, чем чувствовала на самом деле, но не сдаваться же! Хотя бы до тех пор, пока она не услышит мнение Алексиса Теодору… Она взяла академку ради этой работы. Неужели ей придется вернуться в Англию, где вряд ли удастся найти другое место? Правда, несколько предложений ей поступило, кроме этого, но это когда было? Одевшись в белый махровый халат, она почувствовала себя менее уязвимой.

Алексис поджидал, пока девушки сядут в удобные кресла. Облокотившись на стол, он переводил взгляд с одной на другую. Шапка черных, коротко подстриженных вьющихся волос прекрасно контрастировала с легкой белой рубашкой. Галстук и пиджак он снял, чувствуя себя в домашней обстановке.

— Итак? — сказал он.

Зои не хотела, чтобы в ее словах слышалось оправдание.

— С моей стороны все абсолютно честно. Я откликнулась на рекламу, которую поместила кирия Таунсенд. Она три раза беседовала со мной и в итоге предоставила мне место сроком на один год.

— Кто должен вам платить?

— Я не спрашивала. Для меня был открыт счет здесь, в Афинском банке, начиная с моего первого месячного аванса. Полагаю, что кирия Таунсенд организовала все это сама, когда нанимала меня. — Зои замолчала, наблюдая за реакцией Алексиса. — Как я поняла, она действовала с вашего согласия. Почему я должна думать иначе?

— В самом деле, почему? — Теперь пронизывающий взгляд остановился на Софии. — Ты сказала, что знаешь только то, что тебе сказала Криста. Я должен понимать это так, что ты была не осведомлена обо всем этом? София наклонила голову.

— Мы обе виноваты, — сказала она по-гречески, но брат резко перебил ее:

— Будем говорить по-английски!

— Я немного говорю на греческом, — вставила Зои и тут же почувствовала себя полной идиоткой — он так посмотрел на нее!..

— Немного — вряд ли достаточно. Но нам и говорить-то не о чем! — Алексис резким движением оторвался от стола. — Иду звонить сестре. А вы, мисс, через полчаса придете в мой кабинет полностью одетая.

София с испугом взглянула на Алексиса.

— Ты хочешь отправить Зои обратно?

— Это не тема для обсуждения, — сказал он.

— Но я не хочу, чтобы она уезжала, — в голосе девушки звучала мольба. — Зои мой друг, Алексис! Лучший друг! Ты даже не представляешь, как мне хорошо было с ней в твое отсутствие.

— У тебя есть другие друзья, — ответил он. — Твоего круга.

— Того же сословия, вы имеете в виду? — произнесла Зои с напряженной интонацией. — Если хотите знать, я не считаю себя отбросом общества! Кирия Таунсенд прекрасно знает, из какого я круга.

— Вполне верю вам, — последовал сухой ответ. — Я имел в виду национальность. Вы очень плохо представляете себе наш образ жизни.

— Если речь идет о том, чтобы держать девушек взаперти, то вы правы. — Она откинулась в кресле, глаза ее горели, как изумруды. — Вы никогда не слышали об эмансипации?

Черные брови снова поднялись дугой.

— Взаперти?

Зои слегка покраснела: то же самое происходит и с английскими девушками в возрасте Софии…

— Сравнивая тех юных англичанок, которых мне приходилось встречать, — словно прочитал ее мысли Алексис, — и мою сестру…В общем, я бы не сказал, что между ними есть существенная разница. В строгих правилах воспитывают и их. Может, правда, вы хотите, чтобы я позволил своей сестре полуголой ходить по улице, как делают ваши соотечественницы? — Он отрицательно покачал головой, не давая ей возразить. — Однако хватит об этом! Встретимся через полчаса.

В бессильной ярости Зои наблюдала, как Алексис уверенной поступью направился к террасе большой белокаменной виллы, которая выглядела настоящей его резиденцией. Самодовольное высокомерие Алексиса Теодору действовало ей на нервы. Итак, он велел ей собирать вещи, в этом не было ни малейшего сомнения… Просьбы его сестры тут ничего не значили.

— Как можно быть таким бесчеловечным? — возмущенно произнесла она вслух. — Какое он имеет право так вести себя?..

— Алексис не только мой брат, но и опекун, — пояснила София. — Он очень заботится обо мне, а сейчас просто зол из-за Кристы… Он не всегда такой строгий. Брат делает для меня все, что я ни пожелаю, он все мне позволяет.

— Кажется, только кроме права выбирать друзей. Или уйти куда-то по собственному желанию.

София вздохнула.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке