Предел желаний

Тема

Торп Кей

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Зои размышляла, полулежа в кресле в блаженном состоянии. Солнце нежно ласкало ее тело. Она могла вызвать зависть у тех, кто находился сейчас в Англии и особенно страдал от холодной, дождливой весны. Здесь, в южной Греции, всю неделю стояла прекрасная погода и температура росла с каждым днем. В следующем месяце, вероятно, будет слишком жарко загорать в эти полуденные часы.

Брызги воды, попадая на ее разгоряченное тело, вызывали на губах улыбку. Привстав, она притворно погрозила девушке, которая колотила голыми ногами по воде, уцепившись за бортики бассейна.

— Вот я тебе задам, погоди у меня!

Та засмеялась, сверкнув темными глазами.

— Ты можешь спокойно залезть в воду, ведь ты уже мокрая, — сказала девушка на чистом английском. — Да к тому же прошло больше часа после завтрака…

Зои решила, что пора приступить к активным действиям. Поднявшись, она собрала свои длинные волосы и заколола их на затылке, перед тем как грациозно погрузиться в воду. Голубой кафель облицовки бассейна радовал глаз; нырнув, она достала до самого дна и выплыла на поверхность почти рядом с озорницей.

— Ты права: как приятно окунуться!..

— Да, только нам пора уже одеваться и ехать в Плаку, ты не забыла?

Зои покачала головой.

— Нет, не забыла. Однако какой смысл приезжать туда раньше половины шестого — до открытия магазинов, не так ли?

— Но мы ведь к ужину должны вернуться?

— Как хочешь.

— Я редко бывала в том районе до твоего приезда, и никогда — вечером, — сказала юная гречанка. — Алексис говорит, он слишком ориентирован на туристов.

— Из того, что я видела в предыдущие свои приезды в Афины, могу сказать: твой брат прав, — согласилась Зои. — Но в то же время это одно из наиболее притягательных мест, где можно гулять часами. В конце концов, это самая старинная часть Афин, по ней видно, как выглядел город в прошлом. Я думаю, что мы поедим в таверне. Одна особенно мне запомнилась с предыдущего приезда — кажется, называется «Сидривани». Может, удастся ее найти…

Девушка засмеялась.

— Обязательно найдем, даже если придется обойти весь район!..

— Ты действительно уверена, что твой брат отпустит тебя туда вечером? — спросила Зои.

— Тень сомнения омрачила на миг красивое лицо гречанки.

— Почему он не должен отпустить меня? Ведь именно брат хотел, чтобы у меня была английская компаньонка, которая показала бы мне страну и народную жизнь.

— Но на самом деле меня выбрала твоя сестра.

— Это потому, что Криста живет в Англии и ей легче наладить контакты — так она сказала. И брат должен полностью доверять ее выбору.

— Разумеется, — кивнула Зои и подумала: ну почему ее бросает в дрожь при мысли о завтрашнем приезде Алексиса Теодору? Ведь за ту неделю, что она живет здесь, на вилле «Мимоза», они с Софией не сделали ничего предосудительного…

С первого дня Зои чувствовала себя тут совсем как дома — вопреки непривычной роскоши, окружавшей ее со всех сторон. Греческая прислуга не считала для себя обременительной ту работу, за которую хорошо платили, и все Зоины пожелания выполнялись с легкостью. Даже ее попытки освоить греческий язык принимались ими е юмором и совершенным восторгом.

Сама София была прелестной, хотя и менее общительной, чем ее ровесницы в Британии, но это из-за окружающей обстановки. В свои восемнадцать лет девушка мало знала о том мире, который простирался за пределами ее родной страны, — мире, далеком от ее грез. До сих пор если ей и доводилось путешествовать, то только на отдаленные острова на семейной яхте.

На ее брате лежит львиная доля вины в этом изъяне — у него слишком строгие представления о предназначении женщины. Поэтому то, что он нанял иностранную компаньонку для своей сестры, давало повод для размышлений и казалось несколько загадочным. Не странно ли, что такой человек, как Алексис Теодору, славящийся своим консерватизмом и порвавший всякие отношения со старшей сестрой, когда та вышла замуж за иностранца, выбирает компаньонку, которая тоже иностранка?..

Встретившись с Кристой Таунсенд для первой беседы, Зои была поражена безупречной красотой этой женщины. Судя по тому факту, что она жила в Англии в течение девятнадцати лет — с тех пор как вышла замуж, — Кристе должно было быть под сорок, но она выглядела самое большее лет на двадцать восемь — двадцать девять. Счастливая супружеская жизнь делала ее гораздо моложе.

София, младшая сестра Кристы, родилась уже после того, как она покинула родовое гнездо. Для пополнения семьи, пояснила Криста, и рассказала историю их рода. Рождение младшей сестренки стоило жизни матери, поэтому на обеих дочерях — первой и последней — лежало как бы бремя вины. Для Кристы это означало полное прекращение контактов с семьей, для Софии ? воспитание в строгих греческих традициях, отрицающих всякую возможность общения с иностранцами.

Смерть Николаса Теодору от сердечного приступа десять лет назад обрушила на плечи его единственного сына, Алексиса, все семейные заботы. Он должен был думать о продолжении дела отца и о младшей сестре — Софии, которая находилась в том возрасте, когда большинство людей уже начинают искать свое предназначение в окружающем мире. Алексис не выполнил пожеланий отца и восстановил отношения со своей старшей сестрой, а также позволил Софии посещать школу, где английский был обязательным иностранным языком, что было просто пределом его либеральничанья. Более того, когда София закончила школу, было решено подыскать ей английскую компаньонку.

Миссис Таунсенд приложила немало стараний в поисках подходящей претендентки. Прежде чем остановить выбор на Зои, ее кандидатуру тщательно изучили; образование, квалификация воспитателя — все принималось в расчет. К счастью, Зои в полной мере отвечала предъявляемым требованиям.

— Зои?

Вопрос вывел ее из мечтательной задумчивости. Она улыбнулась, увидев, что юная гречанка с любопытством смотрит на нее.

— Извини, я была далеко отсюда! Что ты хочешь?

— Хочу, чтобы ты научила меня плавать стилем баттерфляй. Ты так хорошо это делаешь! — последовал робкий ответ. — Но, конечно, если ты не против.

— С удовольствием! — искренне откликнулась Зои: София была крайне застенчива, и то, что она попросила Зои обучить ее плаванию баттерфляем, явилось для нее приятной неожиданностью. Сей факт можно было воспринять как проявление растущего доверия. Неделю назад об этом и мысли в голову не пришло бы.

Следующие минут двадцать они провели за обучением. Хотя София прекрасно плавала, ей не хватало силы мышц, поэтому Зои было трудно сразу научить ее этому стилю.

— Получится, — пообещала она, — будем тренироваться каждый день. Между тем, — добавила Зои по возможности равнодушно, — я все еще не отплатила тебе за твое брызганье, не так ли?

Заливаясь смехом, София подняла руки, защищаясь от обрушившегося на нее потока воды — так Зои осуществляла свое возмездие. Эта баталия вызвала много шума, все вокруг было залито водой.

Тут Зои заметила постороннего и, потеряв опору, погрузилась под воду. Вынырнув через несколько секунд, она увидела, что София пристально смотрит на человека, стоящего у края бассейна, и ее лицо выражает противоречивые чувства.

— А мы тебя не ждали раньше завтрашнего утра, Алексис, — произнесла наконец София по-английски.

Черные брови ее брата поднялись дугой, высеченное будто из камня лицо выражало явный сарказм. Он ответил на том же языке, глубина и тембр его голоса соответствовали его мощному телосложению.

— Ну а я прибыл на день раньше! Ты не представишь мне свою компаньонку?

— Меня зовут Зои Сирстон, — проговорила та, подавленная неловкостью момента. — Весь этот шум по моей вине.

— Вы не могли одна наделать столько шума, — ответил Алексис. По-английски он говорил с сильным акцентом, но держался при этом менее скованно, чем София. — Я не был осведомлен, что моя сестра общается с англичанами.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке