Кореллианская трилогия-3: Полет над бездной (2 стр.)

Тема

Единственное, что Хэну известно, это то, что к ней относится не ограниченная определенными рамками группа селониан, живущих на Кореллиане, которые, кроме того, по словам Дракмус, объединены в ориентированное на Новую Республику сообщество селонианских Логовищ, называющих себя неореспубликанцами. Известно ему еще и то, что он теперь повязан с ними.

Дракмус — член Логовища Хунчузуков, а Хэна она не то похитила, не то спасла из плена Тракена Сал-Соло. А может, и то и другое. Пока ему это еще не ясно. Похоже на то, что Хунчузуки сражаются с Верховным Логовищем — руководством самой планеты Селония. Борьба эта ведется одновременно с борьбой, которую ведет правительство Республики с мятежниками во всех частях Кореллианской Системы, хотя, на первый взгляд, обе войны прямо не связаны между собой. Верховное Логовище стоит на стороне сепаратистов, которые выступают за полный суверенитет Селонии. Однако, хотя Хунчузуки — это неореспубликанцы, а Верховное Логовище состоит из сепаратистов, ни те ни другие, как заключил Хэн, никакими четкими принципами не руководствуются. По существу, одни выступают против других, и только.

Зато Хэну определенно известно, что Дракмус спасла ему жизнь и рисковала многим, хорошо обращаясь с ним. Он знает, что один из представителей его семейства — Тракен Сал-Соло — чрезвычайно жестоко обращался с сородичами Дракмус. По селонианским меркам одного этого достаточно, чтобы заклеймить самого Хэна, как злодея, убийцу, чудовище. Однако Дракмус этого не сделала. С ним, с Хэном, она обращалась с уважением и со всей учтивостью. Это все, что Хэн знает и что ему нужно знать.

— Когда это устройство заработает? — спросила Дракмус голосом, в котором зазвучали резкие нотки. — Планета совсем близко!

— Так только кажется, когда начинаешь сближаться, — пробурчал Хэн Соло себе под нос. При всем ее уважении к нему эта Дракмус может ему попортить крови. Снова нажав на клавишу ПУ, Хэн отозвался:

— Уже работает. Скажите Салкулд, что инвертер включен. Пусть подает питание на системы управления. Посмотрим, что получится.

— Мы так и сделаем, уважаемый Соло, — послышался слабый, озабоченный голос. — Салкулд сообщает, что начинает подключать контуры управления.

Стоя на коленях возле смотрового люка, Хэн услышал низкий гул. Ему показалось, что он находится слишком близко от инвертерного устройства. Поднявшись, он попятился назад. Спустя несколько секунд гул исчез. Зажглись индикаторные лампы: выходит, узел функционирует нормально. Хэн Соло нажал на клавишу и громко произнес:

— Насколько я могу судить, агрегат работает. Запчасти с корабля Мары сделали свое дело. Теперь мы в любое время можем включить двигатели.

— Рада слышать это, многоуважаемый Соло, — с явным облегчением проговорила селонианка. — Очень рада. Сейчас же отправляемся в путь.

Индикаторные лампочки заморгали: инвертеры потребляют много энергии.

— Вы там не шибко старайтесь, — предостерег пилотессу Хзн. — Увеличивайте нагрузку тихохонько да легохонько, ладно?

— Мы так и делаем, уважаемый Соло. Больше чем на одну треть мощности не выходим. Мы вовсе не намерены снова перегружать системы.

— Рад слышать, — отозвался Хэн. — Но все равно сейчас поднимусь к вам. За вами нужен глаз да глаз.

Подойдя к скоб-трапу, Соло вскарабкался в носовую часть корабля. Кабина пилота находилась в самой вершине приземистого конуса, а двигатели располагались в его основании. Нос был изготовлен из прозрачного транеплекса, так что обзорность кабины была лучше некуда. Пилотесса, Салкулд, лежала на спине, уставясь в небо. Такая поза была не очень-то удобна для пилота из числа представителей человеческой расы. Но ведь конструкторы аппарата и проектировали его для своих сородичей.

Салкулд посмотрела на Хэна, вылезавшего из нижнего люка. Одарив его улыбкой и показав Хэну целый арсенал зубов, Салкулд снова переключила все свое внимание на работу. Судя по всему, поза ее вполне устраивала.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке