Четыре билета на ночной скорый

Тема

---------------------------------------------

Словин Леонид

Леонид Словин

Рассказ

1

Несмотря на мороз, прибывшие ночным скорым не спешили: магазины закрыты, из городского транспорта - только такси. Напутствуемые вокзальным диктором, тянул-ись по заснеженной платформе.

- К вашим услугам комнаты отдыха, парикмахерские, телефон-телеграф... голос в промерзших динамиках был приятно юным. - Приносим извинения за опоздание...

Стоя в тени электровоза, Денисов внимательно присматривался к пассажирам, никто не обращал на него внимания.

Пожилой человек что-то объяснял на ходу высокой, выше его, женщине. Она не понимала, просила все повторить. Медленно плыли двухосные тележки, груженные чемоданами. Из спального вагона показалось несколько моряков, туристы. Мужчина с желтым портфелем из свиной кожи, в плаще и шляпе оглядывался, решая, куда идти: к такси или в вокзал, в последний момент свернул к передвижной камере хранения. Денисов обратил внимание на светлую шляпу и легкий плащ: "Не по сезону..."

Проводив пассажиров, Денисов пошел в конец платформы, вслед медленно тянувшемуся электрокару С почтовыми контейнерами. В горловине станции заметала поземка. Несколько красных запрещающих огней неподвижно висели под Дубниковским мостом.

- Внимание! - под курткой неожиданно запищала раций. - В медкомнату доставлен пострадавший... - Младший инспектор, передававший радиограмму, от волнения близко подносил микрофон. - Вызвана машина реанимации. Первичное обращение поступило в верхнюю справочную. Состояние коматозное. Карманы вывернуты, вещей нет...

- Двести первый! - ворвался голос дежурного. Как всегда, во время ЧП дежурил Антон. - Срочно зайдите в справочную, уточните необходимое...

- Вас понял.

- Буду находиться в медкомнате... Конец связи.

Денисов повернул назад.

Откуда-то из-под навеса выпорхнул голубь. Над голубем, над побелевшим металлом поднималась освещенная изнутри громада - с полными людей холлами, парикмахерскими, кафе.

Пока Денисов шел, куб нового здания все время находился у него перед глазами. За огромным, в несколько этажей, стеклом, всю ночь бродили, дремали, целовались, давали телеграммы сотни людей. Стучали не замиравшие ни на секунду эскалаторы, звенела посуда, звучали зуммеры автоматических камер хранения.

Сквозь стекло справочной было видно, как полусонная девица нащупала ногами тапки, поднялась, чтобы открыть дверь.

- Здравствуйте. Кто вам сообщил про несчастный случай? - Денисов не знал ее имени.

- По телефону. Мужской голос.

- Звонили по прямому?

- С перрона, - она села, незаметным движением сбросила тапки.

- В каких выражениях?

- "Человек в бессознательном состоянии..."

- Вы что-нибудь у него уточняли?

- Спросила только: "Где?" "На перроне, за передвижной камерой хранения. Скорее..."

- Он сказал: "Скорее"?

- Да. Я сразу позвонила в медкомнату. Он больше ничего не сказал. Что-нибудь серьезное?

- По-видимому... Понимаете: звонивший мог чтонибудь видеть! Подсказать!

- Понимаю...

- Двести первый! - неожиданно окликнули Денисова по рации. - Медицина на подходе. Жду у центрального зала.

- Иду... Извините.

Машина реанимации, стерильно-белая, непохожая ни на какую другую - с виду неповоротливая, приземистая, стреляя снопами тревожного света, сделала полукруг перед входом. Из медкомнаты на носилках тотчас вынесли пострадавшего, рядом шел врач, молоденькая медсестра в наброшенном на плечи пальто поддерживала голову раненого. Лица его Денисов не рассмотрел, носилки поставили в машину, и дверца захлопнулась.

- Сзади, видать, сообразили, - заметил один из носильщиков. - Может, следили за ним?

Он держал пиджак пострадавшего.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке