Всесожжение (2 стр.)

Тема

– Теперь, когда мы доказали друг другу, что мы большие крутые парни, не могли бы Вы перейти к делу? Зачем Вы здесь, капитан МакКиннон?

Он улыбнулся и накинул пиджак на спинку стула. Взял чай со стола и отпил.

– Дольф сказал, что Вам не нравится, когда Вас превосходят.

– Не люблю, когда меня проверяют.

– Откуда Вы знаете, что подходите?

Теперь была моя очередь улыбнуться:

– Женская интуиция. Итак, чего Вы хотите?

– Вы в курсе, что означает термин "светлячок"?

– Поджигатель, – сказала я.

Он продолжал смотреть на меня с ожиданием.

– Пирокинетик, кто-то, кто может физически вызывать огонь.

Он кивнул:

– Вам приходилось видеть настоящего пиро?

– Я видела фильмы Офелии Раян, – сказала я.

– Это те старые, черно-белые? – спросил он.

– Да.

– Ее уже нет в живых, Вы знаете..

– Нет, я не знала.

– Сгорела в своей собственной постели, самовозгорание. Многие из них заканчивают так, потому что к старости они теряют контроль над своими возможностями. А лично Вы никогда не встречались с такими людьми?

– Нет.

– Где Вы смотрели эти фильмы?

– Два семестра экстрасенсорики. К нам приходили и выступали многие сенсы, показывали, что умеют, но пирокинетика – это такой редкий дар, что наш преподаватель просто не нашел подходящего человека.

Он кивнул и допил чай одним большим глотком.

– Я видел Офелию Раян незадолго до ее смерти. Приятная дама.

Он начал крутить бокал со льдом в своих больших руках, и смотрел на бокал, а не на меня, пока говорил:

– Мне попался еще один «светлячок». Он был молод, около двадцати. Он начинал, сжигая пустые дома, как большинство пироманов. Затем он поджигал здания, где были люди, но всем удалось выбраться. А потом он поджег большой многоквартирный дом, устроил настоящую огненную ловушку. Все выходы были в огне.

Погибло более шестидесяти человек, в основном женщины и дети.

МакКиннон посмотрел на меня. Его взгляд был полон привидений.

– Это самое большое число погибших при пожаре на моей памяти. Он поджег здание, где находились офисы, но пропустил несколько выходов. Двадцать три тела.

– Как Вы его поймали?

– Он начал писать в газеты и на телевидение. Он хотел признания. Он успел сжечь несколько копов прежде, чем мы схватили его. На нас были такие большие серебристые костюмы для пожаров на буровых. Их он не сумел поджечь. Мы привезли его в полицейский участок, и совершили ошибку. Он сжег там все.

– Куда еще вы могли его деть? – спросила я.

Он пожал массивными плечами.

– Не знаю, куда-то в другое место. Я был в костюме и держал его. Говорил ему, что мы сгорим вместе, если он не прекратит. Он только рассмеялся и загорелся сам, – МакКиннон очень осторожно поставил бокал на край стола.

– Пламя было такого светло-голубого цвета, почти как когда горит газ, но бледнее. Он не поджег мой костюм, но каким-то образом заставил огонь держаться на нем. Проклятая вещь по идее выдерживает около 6000 градусов, но костюм начал плавиться. Кожа человека горит при 120 градусах, но почему-то плавился только костюм. И пока он смеялся, мне пришлось стащить с себя костюм. Он вышел в дверь и не думал, что кто-нибудь окажется настолько глупым, чтобы попытаться опять схватить его.

Я не сказала то, что просилось на язык. Я просто дала ему возможность продолжать.

– Я перехватил его в холле и пару раз швырнул об стену. Что интересно, там, где моя кожа касалась его, она не горела. Как будто огонь был на расстоянии от него, и обжигал мои руки, а кисти остались в порядке.

Я кивнула:

– Есть теория, что аура пиро охраняет их от ожогов. Когда вы прикасались к его коже, то попадали в зону действия этой защиты.

Он посмотрел на меня.

– Может, так и было. Во всяком случае, я швырял его об стену снова и снова. А он кричал: "Я сожгу тебя. Я сожгу тебя заживо". А потом пламя изменило цвет, стало обычным – желтым, и он начал гореть.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора