И в чёрных списках мне светло (2 стр.)

Тема

Знали, что рифмы давно не в ходу

Там, где расцвёл прогресс,

Только у маленьких в детском саду

К рифмам есть интерес,

У меня он тоже, и до сих пор

В этот детский хожу я сад -

Сквозь огромный с помойками

Взрослый двор,

Где язык волосат.

Волосатым общаются там языком,

Волосатыми смыслами, числами,

Языка волосатый катают ком,

Хохоча анекдотами кислыми.

А я за ручку веду себя в детский сад

Речи, где на другом языке

Другими смыслами слов косят

Глаза листвы, отражённой в реке.

ВЗГЛЯД

Когда ослеп отец, я с ним, бывало,

За хлебом шла к прилавку продавца.

Потом глаза я крепко закрывала,

Бродя по улицам, как слепота отца.

Мне открывалась бездна тайных зрений.

Я превратилась в космос, полный глаз.

Столбы, деревья и кусты сиреней

Преподавали этот мастер-класс.

Откуда столько переломов носа

И остальных костей из областей,

Которые в ответ на суть вопроса

Листвою глаз приветствуют гостей?…

Да всё оттуда, где, закрыв глазёнки,

Я шла, доверясь ангелам Творца,

Их пузырькам брильянтовой зелёнки

Для ссадин, швов любого образца.

И, продолжая этот славный опыт,

Закрыв глаза, хожу я, как домой,

Туда, где бездна тайных зрений копит

Мерцанье глаз внутри меня самой.

ТАНГО

Фашизменный туман над нами проплывает,

Над Гитлером горит сочувствия звезда,

Фашизменный туман оптически сливает

Всё то, что не должно забыться никогда.

Искусство этой мглы даётся крупным планом,

Тумана кочегар от счастья в доску пьян,

Накачивая миф дымящимся туманом,

Где Гитлер - человек, а мы - из обезьян.

Наш образ улучшать назначили курятник,

Чьё звёздное дерьмо над неким Львом Толстым

Так правильно смердит, что падает привратник,

От вони отключась таким путём простым.

Фашизменный туман над нами проплывает,

Возвышенный такой, фашизменный туман.

И вытрезвитель в нём никто не открывает

Для тех, кто в этой мгле от счастья в доску пьян.

Наш образ улучшать дерьмом велел куратор,

Который - костюмер, а также парфюмер.

(Вот солнце, например, - японский император.

Так просто - поменять в тумане глазомер).

Но воля такова, что у страны в кармане

Есть деньги на дерьмо - улучшить наш портрет!…

Такой Большой Секрет для маленькой компании,

Для скромной такой компаниии

Огромный такой Секрет.

Фашизменный туман над нами проплывает,

Накачивая миф, который осиян

Той свежей новизной, где только и бывает,

Что Гитлер - человек, а мы - из обезьян.

ПУНКТ ОБМЕНА

Марлен Дитрих - распущенная пруссачка,

Жан Габен с ней крутил роман, потому что - гормон.

Такая теперь в телеящике денег пачка,

Освежающая историю новых времён.

Распущенная пруссачка Марлен Дитрих

Ненавидела Гитлера в свете своих бигудей,

А он - человек и художник, который в титрах

Выглядит лучше, чем абсолютный злодей.

Таков просветленья путь и свободы вытрях.

Этот свежий фашизм оплачен могучими кассами

И озвучен весело, чтобы развеять скуку

В телеящике, где красавцы овладевают массами,

Отмывая Гитлера и поливая рвотными массами

Марлен Дитрих - антифашистскую суку.

Вам хочется лирики, тёплой как центральное отопление

С батареями, которые пахнут ароматами Браун Евы?…

Но Поэтка с люблёвым читателем уходит

в Сопротивление,

Где совсем другие напевы.

С вами - отмытый Гитлер, с нами - грязная Дитрих,

С вами - таланты гестапо, с нами - грехи Марлен.

Всеми играют красками деньги на ваших палитрах.

Мы платим Марлен люблями -

За распущенность, за гормоны,

За наглость не сдаться в плен,

За ваши плевки - в обмен

На её отвращенье к фашистской яме,

Где поёте вы соловьями.

* * *

Я вас люблю, как любят всё, что мимо

Промчалось, не убив, когда могло.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора