В чужом пиру похмелье (2 стр.)

Тема

Что такое: крутой сердцем?

Аграфена Платоновна . Самодур.

Иван Ксенофонтыч . Самодур! Это черт знает что такое! Это слово неупотребительное, я его не знаю. Это lingua barbara, варварский язык.

Аграфена Платоновна . Уж и вы, Иван Ксенофонтыч, как погляжу я на вас, заучились до того, что русского языка не понимаете. Самодур – это называется, коли вот человек никого не слушает, ты ему хоть кол на голове теши, а он все свое. Топнет ногой, скажет: кто я? Тут уж все домашние ему в ноги должны, так и лежать, а то беда…

Иван Ксенофонтыч . O tempora, o mores![ 1 ]

Аграфена Платоновна . Так вот Андрюша-то и боится, что отец ему жениться не позволит… Ну да это ничего, я баба огневая, я обломаю дело; только было бы ваше согласие. Я за двуми мужьями была, Иван Ксенофонтыч, всеми делами правила. Я теперь хоть в суде какое хочешь дело обделаю. Стряпчего не нанимай. По всем кляузным делам ходок. Во всех судах надоела. Прямо до енарала хожу…

Иван Ксенофонтыч . Об чем вы говорите, я не понимаю.

Аграфена Платоновна . Все об том же об Брускове, об купце.

Иван Ксенофонтыч . Послушайте: Плутарх в одной книге…

Аграфена Платоновна . А насчет плутовства – это точно, он старик хитрый.

Иван Ксенофонтыч(обращая глаза к потолку) . О, невежество!

Аграфена Платоновна . И это есть. Хоть он и плутоват, а человек темный. Он только в своем доме свиреп, а то с ним что хочешь делай, дурак дураком; на пустом спугнуть можно. Теперь как хотите, Иван Ксенофонтыч, так и сделаем. Честно так честно, а то и на штуку поймаем. Так запутаем, что хоть плачь, а жени сына на Лизавете Ивановне.

Иван Ксенофонтыч . Что я слышу! Громы небесные! И вы не поразите эту женщину!

Аграфена Платоновна . За что ж вы бранитесь? Я вас люблю, вам добра желаю(утирает слезы) , а вы меня всяческими словами ругаете.

Иван Ксенофонтыч . Как хотите, Аграфена Платоновна, любите или не любите, только оставьте нас с дочерью в покое.

Аграфена Платоновна(покачав головой) . Эх, Иван Ксенофонтыч, Иван Ксенофонтыч! Жаль мне тебя! Человек-то ты добрый, да больно ты прост. Беден ты уж больно. Вот и одежонка-то…

Иван Ксенофонтыч . Я беден, да честен, бедным и останусь. Не хочу я знаться с твоими с богатыми.

Аграфена Платоновна . А нынче так жить-то нельзя.(Отходит от стола.) Как хочешь ты, Иван Ксенофонтыч, обижай меня, а я все-таки всякое добро для вас готова сделать, да и завсегда буду делать, за вашу кротость и сиротство. Мне за это бог пошлет.(Уходит в свою комнату.)

В середнюю дверь входит Лизавета Ивановна, скидает шляпку и кладет на стол. Иван Ксенофонтыч, не замечая ее, читает с жаром и размахивает руками.

Явление второе

Иван Ксенофонтыч иЛизавета Ивановна .

Лизавета Ивановна . Здравствуй, папа!

Иван Ксенофонтыч . А, здравствуй! Подай мне шляпу.

Лизавета Ивановна . Куда ты, папа? Отдохни немного! Ты и так много трудишься.

Иван Ксенофонтыч . Нельзя, Лиза, нельзя! Отдыхать некогда. Молодым людям учиться надобно, и так, Лиза, у нас мало учатся, мало. Достань-ка мне Горация да подсыпь табачку, весь вышел.

Лиза достает ему книгу и насыпает табаку.

Ну, прощай! Чай пить не дожидайтесь, может быть, затолкуюсь с ребятами.

Лизавета Ивановна . Бедный папаша!

Иван Ксенофонтыч(надевает шляпу, идет к дверям и возвращается) . Лиза, ты меня извини, я тебе задам вопрос…

Лизавета Ивановна . Что такое, папа?

Иван Ксенофонтыч . Давеча вот эта глупая женщина(показывая на комнату хозяйки) говорила, только не утвердительно, а так, одно предположение, что, может быть, ты… Только ты, Лиза, не сердись!

Лизавета Ивановна . Что же она говорила?

Иван Ксенофонтыч . Она говорила, что, может быть, ты влюблена в этого молодого купца, который ходит к нам за книгами. Ну, разумеется, я не поверил.

Лизавета Ивановна .

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке