Похождения штандартенфюрера СС фон Штирлица после войны

Шрифт
Фон

---------------------------------------------

Щербаков Андрей &Петровский Алексей

Андрей ЩЕРБАКОВ и Алексей ПЕТРОВСКИЙ

Эпиграф:

Штирлиц - это не фамилия.

Штирлиц - это призвание.

ПРОЛОГ

На улице стояла жара и рота военнопленных. Товарищ Сталин отвернулся от окна и спросил:

- Так товарищ Жюков, вас все еще не убили?

- Нет, товарищ Сталин. - скорбно ответил Жуков. - Тогда дайте закурить.

Жуков достал из кармана портсигар, подумал, давать или не давать, и протянул главнокомандующему последнюю папиросу. Товарищ Сталин покрошил папиросу в трубку, задумчиво закурил от протянутой спички и некоторое время молча посапывал трубкой с очень противным звуком.

Через десять минут он спросил:

- А как там чувствует себя этот ... Штирлиц, то есть товарищ Исаев?

- Ему, наверное, трудно, - неопределенно ответил Жуков. - Это харашо, сказал вождь, потирая руки. - У меня для нэго есть новое задание.

- Он просился в отпуск, - печально ответил Жуков. - Товарищ Жюков, сказал Сталин. - Если вождь сказал задание, значит - задание. И вообще, товарищ Жюков, кто у нас вождь - я или вы? Так что идите и па-адумайте.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Германия, май 1945 года, Берлин. Немецкие части бежали из Берлина в разные стороны. Даже Гитлеру было ясно, что война проиграна.

Штирлиц торжествовал и ел тушенку большими банками.

В Рейхсканцелярии уничтожали секретные архивы. Гитлер, страдая и качаясь от принятого шнапса, шел по коридору и заглядывал в двери. Офицеры, в стельку пьяные, горлопанили русские народные песни и не обращали никакого внимания на Фюрера, даже не предлагали выпить за партию. Уже совсем обессиленный мощными звуками "дубинушки", сопровождаемыми покачиванием рояля, Фюрер заглянул к Штирлицу.

Отрываясь от завязывания шнурков, Штирлиц вскочил и, выбрасывая руку вперед вместе со шнурками, выкрикнул:

- Хайль Гитлер!

Гитлер покосился на наколку на руке Штирлица, изображавшую репродукцию с плаката "Родина-мать зовет!", и сказал:

- Максимыч, ну хоть ты не подкалывай, - и вышел из кабинета.

В своем роскошном кабинете Мюллер собирал чемоданы и отдирал от стен различные непристойные картинки, изображающие различных красоток и любимого Фюрера на всяких торжественных мероприятиях. Картинки приклеились на редкость крепко и не отдирались.

- Мюллер, а куда это вы собрались? - спросил вошедший Штирлиц.

- В Бразилию; чертовски надоел холодный германский климат, - сказал Мюллер, засовывая в чемодан совок, детскую панамку и шмайссер.

- Значит, вот как? - Штирлиц недоверчиво достал кастет и взвесил его на руке. Мюллер заволновался.

- Штирлиц, езжай со мной, а? - примирительно предложил он.

Штирлиц убрал кастет и достал другой, побольше, с надписью "дорогому товарищу Штирлицу от друзей по невидимому фронту...".

- Знаешь, Мюллер, давай поедем в твою Бразилию и возьмем с собой Шелленберга и ... и Бормана, а то без него скучно.

- Скучно!? - Мюллер поморщился и потер большую красивую шишку на затылке. Несмотря на разруху, кирпичи у Бормана водились, и в большом количестве. К тому же Борман был профессионалом.

- А как Германия отнесется к тому, что Штирлиц покинет ее в самый ответственный момент? - патриотически заметил Штирлиц.

- Ну, - задумчиво сказал Мюллер, - можно поехать под чьим-нибудь именем ... Ну, там, ...

- Нужно мне чужое имя, - обиделся Штирлиц, доставая кастет. - Мне и своих хватает.

Мюллер задумался.

Штирлиц убрал кастет и, достав банку американской тушенки, озлоблено воткнул консервный нож в изображение какого-то президента на крышке банки. Президент обреченно скорчился.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке