Законник (2 стр.)

Шрифт
Фон

Мать вопросительно смотрит на меня и, увидев мой знак "потом", еле заметно пожимает плечами: "Тебе виднее…"

Конечно, виднее - в отличие от неё, я точно знаю, что прессованная полоска свиной кожи, которой заканчивается ударная часть кнута, в руках мэтра Джиэро способна не только прорезать кожу и изорвать в клочья человеческое мясо, но и перебить хребет. А этого заключённого уродовать запрещено…

…Удивительно, но элиреец не замечает наших переглядываний. Слегка согнув колени, он не отрывает взгляда от рук мэтра Джиэро и ждёт начала движения, надеясь погасить силу удара смещением корпуса…

- Имя! - мягко спрашивает его мать.

Поняв, что удара кнутом не будет, элиреец слегка расслабляется и поворачивается к моей матери. Стараясь при этом не терять из виду и палача:

- Глант, ваше величество…

- Красивое имя… Посадите Гланта в кресло… - приказывает мама. И замолкает, дожидаясь, пока тюремщики зафиксируют щиколотки, запястья и шею пленного специальными ремнями.

- Тебе уже сообщили, где ты сейчас находишься? - спрашивает она, дождавшись завершения процедуры. И жестом приказывает тюремщикам и палачам убираться вон.

Мэтр Джиэро тут же выполняет приказ. А вместе с ним из пыточной уходят и стражники.

- Да, ваше величество… - услышав, как за его спиной закрывается дверь, отвечает воин. И пожимает плечами: - В Кошмаре. В тюрьме Свейрена…

- Точно… - мать слегка замедляет дыхание, меняет тембр голоса и отзеркаливает это движение элирейца.

"Ого, как она быстро…" - увидев ответную реакцию воина, мысленно восхищаюсь я. И ещё раз прогоняю в памяти все его слова, интонации и мимику, пытаясь понять, как она умудрилась так быстро оценить его тип мировосприятия.

- Не знаю, в курсе ты или нет, но те, кто тут оказался, обычно заканчивают жизнь в Навьём урочище…

- Обычно, ваше величество? - воин криво усмехается. Не замечая того, что между ним и Видящей уже установилась связь.

- Да… - кивает мать. И продолжает говорить, вворачивая в свою речь "сигнальные" слова: - Прикоснись пальцем к подлокотникам своего кресла. Чувствуешь, насколько они гладкие? Их полировали руки убийц, грабителей, воров - всех тех, чьи преступления настолько серьёзны, что такой кары, как смерть, для них слишком мало. Кошмар - это место, где им воздаётся по заслугам. Тем, кто испытывал удовольствие, перехватывая глотки своим беззащитным жертвам, дают ощутить то же самое, но с другой стороны. И та же боль, но во много раз острее, превращает их жизнь в длинную прелюдию к смерти…

Мама едва заметно приподнимает бровь, и в разговор вступаю я:

- Но ты не убийца и не грабитель. Ты человек, который посвятил жизнь служению своему королю. Поэтому у тебя есть шанс снова прикоснуться к рукояти своего меча, ощутить кожей лёгкий ветерок и вкусить сладость молодого вина…

Воин угрюмо смотрит в огонь и молчит. Всё правильно: как говорит народная мудрость, бесплатный сыр бывает только в мышеловках. То есть в нашем ещё не озвученном предложении должен быть какой-то подвох…

- Зачем искать в наших словах второе дно? - почувствовав, что элиреец вот-вот упрётся и решит отказываться от любых наших предложений, усмехается мама. - Мы прекрасно знаем, что ты - самый обычный сотрудник тайной службы Элиреи из небольшого городка Байсо. А таким, как ты, страшные секреты не доверяют. Согласен?

- Да, ваше величество… - облегчённо выдыхает воин. И в его голосе появляется лёгкий отголосок надежды.

- Отлично. А ещё тебе стоит задуматься о том, что раз в пыточной нет ни палачей, ни стражников, то пытки тебе не грозят. Ремни, удерживающие тебя в кресле, - лишь средство предосторожности во время нашей беседы. Так что забудь про них, расслабься, грейся у камина и отвечай на те наши вопросы, которые захочешь сам. Кстати, если ты вдумаешься в их смысл, то ощутишь, что в них нет ничего такого, что бы могло как-то повредить Элирее или его величеству Вильфорду Берверу. А теперь я пойду и усядусь в своё кресло - беседа будет долгой, и стоять во время неё мне не хочется…

…Смотреть на меня или на мою мать элирейцу неудобно: кресло королевы Галиэнны находится прямо за ним, а я стою рядом с ней. Поэтому про огонь она могла бы и не говорить: смотреть ему больше некуда. Впрочем, она - самая сильная Видящая Делирии, и не мне её учить.

- Для начала мне было бы интересно понять, насколько хорошо воины Элиреи знакомы с оружием… - продолжает она. - Я буду называть тебе его виды, и если тебе покажется, что что-то из того, что я перечисляю, тебе незнакомо, то ты сразу мне об этом скажи…

- Хорошо, ваше величество…

Суд я по тону, которым воин произносит эту фразу, ему кажется, что досужая болтовня - очень хороший способ потянуть время и отогреть тело, промёрзшее до костей за те дни, которые он провёл в камере.

- А мне интересно, насколько хорошо сотрудники тайной службы знакомы с дворянскими родами Делирии… - в унисон матери говорю я. - Если тебе покажется, что кто-то из тех, кого я перечислю, не делиреец - скажи…

Мой статус ему непонятен, поэтому он молча кивает…

- Спата…

- Дю Орри…

- Арбалет…

- Де Вайзи…

- Клевец…

- Де Фарбо…

- Алебарда…

- Де Затиар…

- Лук…

…Наши голоса звучат монотонно. Дыхание - в одном темпе с Глантом. Пауз - нет. А оба смысловых ряда просты до невозможности: мать называет только самые известные виды оружия, я - только те дворянские рода, которые на слуху даже у кочевников из Лентисских степей или у горцев Шевиста. Поэтому элирейцу несложно отслеживать нашу логику и вдумываться в то, что мы говорим…

…- Де Ондиро…

- Палаш…

- Де Фанзер…

- Плуг…

- Э-э-э… - реагирует он. - Плуг - это не оружие…

- Да, ошиблась… - без тени эмоций отзывается мать.

И мы продолжаем:

- Де Сарбаз…

- Эспадон…

- Дю Меленакс…

- Копьё…

- Де Фарки…

…Де Фарки - один из дворянских родов Элиреи. Глант не может этого не знать. Однако сейчас, услышав эту фамилию, на мгновение зажмуривается и что-то нечленораздельно мычит… А потом продолжает вслушиваться в оба смысловых ряда…

- Де Ярмелон…

- Вилы…

Вилы - не оружие. Тем более для воина. А он только слегка вздрагивает…

- Кинжал…

- Де Варси…

Де Варси - дворянский род Элиреи… Глант - не реагирует. Вообще…

- Лук…

- Де Райзер… - Ещё один дворянский род Элиреи…

- Лапоть…

В этот момент мозг воина отключается, и он впадает в транс…

- Огонь… - ничем не показав, что заметила изменение в его состоянии, тем же тоном продолжает мать. - Огонь - это тепло… Тепло и удовольствие… Ты чувствуешь, как это тепло согревает твои стопы… Они расслабляются и тяжелеют… Тебе приятно и не хочется ни о чём беспокоиться… Твоё дыхание становится медленнее… Ты чувствуешь, как приятное тепло поднимается по щиколоткам, добирается до голеней, согревает и расслабляет мышцы…

…Смотреть на то, как она работает, ужасно интересно: воин проваливается в транс всё глубже и глубже, причём так быстро, что мне в какой-то момент вдруг становится не по себе.

Отключение всего, кроме слуха, отделение сознания от тела, представление себя со стороны… - мама последовательно проводит его через все ступени небытия. И, удостоверившись, что он готов к наложению личины, сначала прогоняет его по самым далёким и острым воспоминаниям, набирая материал для будущей работы, а уже потом заставляет его представить перед собой зеркало:

- Ты видишь своё отражение… В нём - высокий, широкоплечий воин, с мощными руками и прямым, ясным взглядом, в котором видно мужество, бесстрашие и верность… Он - твёрд, как скала… А его принципы незыблемы, как алмаз… Давай назовём его Глыбой… Ты ведь согласен, правда?

- Согласен… - еле слышно отзывается Глант.

- Вот и отлично… А ты знаешь, что Глыба равнодушен к боли? В нём отсутствует страх перед чем-либо. Любые пытки вызывают в нём улыбку, а угрозы палачей - смех…

…Элиреец не сопротивляется. И его личина, складывающаяся из заранее продуманных мамой граней, становится всё плотнее и чётче. Её корни - прошлое самого Гланта. Ствол - его же принципы, практически без изменений: преданность королю Вильфорду Берверу, чувство долга, ненависть к врагам Элиреи и даже болезненная любовь к женщинам с маленькой грудью и узкими бёдрами. А крона - его будущее. То задание, которое ему предстоит выполнить в Онгароне. Вернее, не ему - Глыбе. Личине, которая выберется на поверхность, стоит его поводырю произнести Слово. То самое, которое мама назовёт Гланту в самом конце работы. И которое в итоге отправит его в небытие…

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке