Запомни все обман! (СИ)

Тема

Третья книга цикла "Поле битвы". Первые две, "Поле битвы" и "Cын безумия", вышли под именем Алексея Бергмана. И снова легис Зафс Варнаа спасает Вселенную. В этой книге - его приключения на Земле.

Содержание:

  • Прелюдия. 1

  • 1 часть. - Подмастерье. 8

  • 2 часть. - Их светлость герцогиня-ведьма. 36

  • 3 часть. - Снова вместе. 52

  • 4 часть. - Мститель. 61

Обухова Оксана.
Запомни - все обман!

Прелюдия.

- Так вы хотите сказать..., всю вашу лабораторию и военную базу... разгромил один единственный человек?..

Вопрос был скорее риторическим, из цикла "с больной головы на здоровую". На письменном столе перед генералом стоял компьютерный монитор. На мониторе шестнадцать ячеек - стоп-кадры упомянутого единственного человека во всевозможных ракурсах со всех возможных камер наблюдения. Звезда армейской фотосессии: практически голый плечистый бугай (в белых трусах и парусиновых тапочках). Тут он громит научную лабораторию, тут расшвыривает, как котят охранников по коридорам, здесь на орехи достается только что прибывшему в качестве подкрепления спецподразделению. На последнем кадре - железные ворота болтаются на петлях сиротливыми и драными ошметками...

Все вкупе: душераздирающее зрелище для любого материально ответственного лица.

Генерал печально простился с загодя подшитой к семейному бюджету квартальной премией. Поднял выпуклые серые глаза на человека в измятом медицинском халате:

- Тарас Григорьевич, - взволнованно заблеял гражданский тип, - я бы не советовал вам столь уверенно называть это существо человеком...

Начальник взорвался долгожданной шрапнелью и грохнул кулаком о стол:

- За стаканом горилки я тебе "Тарас Григорьевич" буду!!! Я тут тебе "товарищ генерал", а не дружок на посиделках!!! Распустились, понимаешь ли... А? - внезапно подавился текстом Загоруйко. - Чего? что ты там бормочешь, я не понял...

Кандидат каких-то там наук Игорь Аристархович Коваль очень напоминал Загоруйко высушенного, заморенного книгами ученого таракана: халатик, лысинка, очёчки на вислоносой харе, ножки тощие приличным колесом, - никакой, черт подери, выправки! - манеры барышни-курсистки! Интеллигентный Игорь Аристархович раздражал генерал-майора Загоруйко до кислой боли в скулах. Тарас Григорьевич только ждал повода для начала разбега...

Практически помчался, разогнался...

Споткнулся на каком-то "существе".

- Чего ты там бормочешь, Игорь Аристархович? - сурово и внимательно засопел Тарас Григорьевич.

Изрядно струхнувший научный умник пожал плечами, прижал локти к бокам и развел ручонки в стороны:

- Кхм, товарищ генерал... я как бы...

- Да что ты там елозишь, как девка по скамейке в бане?! Говори - четко, ясно, по уставу! - На щеки заведующего лабораторией мгновенно накатила синюшная бледность. Загоруйко понял, что панибратская направленность тона выбрана, может быть, и верно, но излишне громко. Тарас Григорьевич понизил звук: - Ладно, Игорь Аристархович, считай - проехали, забыли. В ногах правды нет, садись поближе. Рассказывай.

- Так тут как бы..., - завлаб стыдливо указал пальцем на стопку бумаги перед генерал-майором, - все в рапортах описано...

Загоруйко (нормальный вояка, не большой любитель канцелярщины), кисло поглядел на споро сочиненные отписки, нахмурил кустистые пшеничные брови, собрал на пуленепробиваемом лбе морщины-складочки, и сделался насквозь добродушным отцом-командиром:

- А ты, Игорь Аристархович, без писанины..., по-простому, по-свойски, своими словами. Садись давай, рассказывай, как на духу, что тут у вас произошло?

Доцент Коваль приказ исполнил: вяло доковылял до стула, душевно проклял день и час, когда согласился работать на министерство обороны... - вояки обещали средства выбить... Умаслили. Хотя, надо проявить справедливость, денег на лабораторию и испытательный полигон армейцы наскребли достаточно...

Глядя на ковыляющего к стулу очкарика, Загоруйко успел многоэтажно проклясть день и час, когда вместе с погонами при одной большой звезде на него повесили коромысло из книгоедов-заморышей и секретной военной базы в крымских степях. Три года полигон работал как командирские часы. Очкастые умники как-то умудрялись даже средства сами выбивать... Министр Григорьевича похваливал, кабинет в Киеве пошире выделил... Не жизнь - малиновый компот со сливками!

Все полетело к черту пять дней назад.

О том, что на полигон завезли какого-то странного мужика, Загоруйко проинформировали сразу же - по телефону.

Вначале прилететь на вверенный объект помешал сумасшедший ураган, бушевавший практически сутки.

Потом образовалась нехилая рыбалка с генштабистами..., девочки там, камыши укромные, бани-сауны...

Вспомнив убойно симпатичную "русалку" с погонами лейтенанта, Загоруйко аж вспотел от ужаса! Если в министерстве узнают, по какой причине генерал-майор, получив сигнал не вылетел на объект... Баня будет уже на министерском ковре, вместо веника - пинок под практически пенсионерский зад.

Надо срочно искать стрелочника, решил взопревший армейский шаркун. Козла отпущений в белом халате.

- Ну-ка, Игорь Аристархович, приступай, докладывай, - ласково и вкрадчиво приободрил очкарика отец-командир. Плотоядно ухмыльнулся: - Своими словами, дорогуша, с самого начала. Откуда этот парень взялся, а?

- Да я собственно еще по телефону..., пять дней назад...

От намека на временную промашку, у генерала нехорошо засвербело в подложечке. Загоруйко свел пшеничные бурты бровей к переносице, и доцент залопотал живее:

- Собственно говоря, сигнал о появлении в рыбацком поселке странного человека поступил от участкового. Капитан Глушко знал, что рядом с поселком расположен секретный военный объект и обратился прямиком сюда...

От заявления, о том, что каждая местная участковая собака в чине капитана знает о расположении по соседству секретного объекта , у генерала даже глаза зажмурились! Прости, прощай генеральская пенсия, пропали, блин, с трудом добытые погоны! Придется каждый рапорт лично вычитывать, собак выкапывать, намеки подчищать...

Коваль тем временем, послушно рапортовал о поразительных событиях.

Безоблачным августовским вечером на крымском берегу образовался человек. Как единогласно уверяли свидетели-рыбаки, развешивающие на том берегу сети для просушки, появлению человека в странном одеянии предшествовал оглушительный хлопок - мужики даже решили, что это гром среди ясного неба ударил - человек буквально взялся ниоткуда, вокруг его ботинок закипала морская вода... (Чуть позже рыбаки списали данный казус на нешуточные возлияния в честь благополучного завершившейся путины, в связи с чем и возник оптический обман.) Человек в странной одежде потерянно крутил головой и, кажется, не понимал, где находится.

Рыбаки опасливо подошли к пришельцу . Помогли ему встать на ноги. Пришелец что-то лопотал на непонятном языке, рыбаки додумались - на берег выбросило иностранного шпиона с подводной лодки одной из стран НАТО. Поскольку иной версии в туманных головах элементарно не нашлось.

Шпион же вел себя примерно. Драться не изволил. Крутил башкой и пытался что-то донести до слушателей на иностранном языке.

Рыбаки изрядно растерялись, потянулись к мобильным телефонам, но сигнализировать участковому Глушко не успели, так как погода прекратила вести себя приветливо. Начала выделывать чудные кренделя: на только что чистейшее небо стремительно набежали грозовые облака, черные тучи в одно мгновение скрутились в зловещую воронку... Шквальный ветер чуть не унес в море сети.

Забросав снасти камнями, рыбаки поспешили в поселок.

Шпион за ними.

Завязая в песке тяжелыми ботинками, шел за испуганными рыбаками и, судя по интонациям, просил о помощи.

Мужики решили проявить типично хохлятское гостеприимство-благородство. Помощь шпиону оказали в близлежащем доме деда Остапа, чей внук Родион, приехавший на каникулы из Житомира, шибко соображал в английском языке.

Пока ждали внука Родьку, застрявшего по причине непогоды в гостях, по извечной малоросской традиции решили жахнуть - выпить за знакомство, для сугреву, снять стресс с себя и расслабить иностранного разведчика.

Расслабились на сутки с лишком.

Вокруг поселка бушевал злостный ураган, в окна лупил, поднятый бурей песок; Родион застрял в гостях у тети по соседству, шпион, переодетый в дедовы подштанники и тельняшку, за рюмкой самогона уверенно осваивал украинскую мову. (Дней через шесть, все сотрапезники истово клялись на допросах, что когда разведчик переступил порог дома Остапа Сергеевича, по-украински он был - ни бум-бум. За сутки, на глазах подвыпивших мужиков насобачился так, что с вернувшимся Родькой уже вел беседу запросто.)

- Протоколы опросов сельчан подшиты в синюю папку, - на этом месте повествования уточнил довольный расторопностью доцент Коваль.

- Позже ознакомлюсь, - весьма заинтересованный рассказом, быстро проговорил генерал-майор. - Что было дальше?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке