Конфигурация (2 стр.)

Тема

Двое спутников покупателя, стоявших за его спиной, рыжеволосая женщина и коротышка-китаец, скептически переглянулись между собой. Женщина, кажется, собралась что-то сказать.

– Кстати, совсем забыл, – спохватился хозяин. – Есть отличные природные кристаллы аметиста.

Выудив из-под прилавка несколько крупных светло-фиолетовых друз, он расставил их поверх браслетов и ожерелий.

– Послушайте, уважаемый, вы что, принимаете меня за гадалку, которая читает судьбу по кристаллам? Может, предложите ещё хрустальный шар?

– Нет, зачем же шар? – хозяину хотелось мысленно обругать привередливого посетителя, но он не позволил себе этого сделать. – Кристаллы хорошо восстанавливают энергию… А ваша работа требует много энергии.

– Да уж, требует, – кисло отозвался покупатель, продолжая рыться в украшениях.

По-сингальски он говорил с акцентом, потому что был приезжим. Хотя с его цветом кожи мог бы сойти за местного. Но черты лица у него были такие, что не давали никакой возможности определить, где его родина. В Ратнапуре он появлялся время от времени, иногда по нескольку раз в год, и жил по месяцу и больше. Из-за его выходок некоторые считали этого человека странным, а кое-кто – сумасшедшим, что, впрочем, не мешало почтительному отношению. Такие люди, как он, у кого есть настоящий дар, заслуживают уважения. Не важно, как их называют – предсказателями, астрологами или экстрасенсами.

Дар у взбалмошного иностранца действительно был, самый настоящий, об этом знало большинство ратнапурцев. Может, не всё, что рассказывали о нём, было правдой – потому что порой эти истории казались слишком уж чудесными. Но многим, кто обращался к нему, он и в самом деле помог дельным советом или ответом на вопрос. И без всякой платы. В деньгах он, похоже, нуждался в последнюю очередь. Не потому, что вёл жизнь отшельника-аскета, а как раз наоборот: откуда-то у него их было с избытком.

– А знаете, – сказал посетитель, – я, пожалуй, куплю эти ваши кристаллы. – Взяв в руки друзу, он принялся разглядывать её на свет.

К украшениям он питал слабость, что тоже было общеизвестно. Вечно таскал на себе целый ювелирный магазин, часто делал новые покупки – но сейчас, видимо, захотел разнообразия.

– Да, мне нравятся эти аметисты. Сколько они… – внезапно покупатель запнулся на полуслове. Он смотрел на продавца, но как будто его не видел. Взгляд сделался отсутствующим.

– Господин?.. – вопросительно поднял брови продавец.

– А? – словно очнулся посетитель. Поморщился, тряхнул головой и добавил, перейдя на английский: – Чёрт, да что такое…

– Мастер?.. – почувствовав неладное, китаец дотронулся до плеча предсказателя. Продавец мог только порадоваться тому, что вокруг этого человека вечно толпятся какие-то личности, не менее странные, чем он сам. Конечно, минуту назад эти двое чуть не испортили дело, собрались критиковать товар, но сейчас с предсказателем творится что-то не то, и ему может понадобиться помощь. Уж они-то должны знать, что делать в таких случаях.

– Что такое? – спрашивала женщина, заглядывая в лицо предсказателя.

– Не знаю… – отойдя от витрины, тот остановился посреди магазина и растерянно оглянулся вокруг, точно не понимал, где находится. Сделал шаг по направлению к двери и пошатнулся.

– Тебе надо присесть. Или нет, лучше выйти на воздух, – затараторил китаец, закидывая руку предсказателя себе на плечо. – Рита, не стой столбом, помоги.

Хозяин "Семицветного рассвета" перестал надеяться, что выгодная сделка всё-таки состоится. Но не это волновало его в первую очередь. Что происходит с его посетителем?..

– Вызвать такси? – спросил продавец. – Или вы приехали на машине?

– Нет, мы пешком, – отозвался китаец. – Просто прогуливались… Вызовите, если не трудно.

Предсказатель до сих пор держал в руке кристаллы аметиста. Теперь пальцы разжались, и друза выпала. Сделав трудно уловимое для стороннего наблюдателя движение, китаец подхватил её у самого пола и вернул на прилавок. А ведь, казалось, только что так бестолково суетился…

Когда он снова попытался поддержать предсказателя под локоть, тот нервно дёрнул плечом, давая понять, что в помощи больше не нуждается.

– Успокойся, Томми, я в порядке.

– Что с тобой такое было? Предчувствие?..

– Да, – немного помедлив, откликнулся предсказатель. Быстрыми шагами направился к выходу из магазина, открыл дверь и, глядя куда-то вверх, застыл на пороге. – Что-то… осуществляется. Что-то, что было предопределено.

– Кем предопределено, мастер? – почему-то шёпотом задала вопрос Рита.

– Да откуда я знаю, кем?! – чуть не взвизгнул предсказатель. – Каким-то идиотом!

* * *

Вчера вечером на поле фермера Алана Гардена не было ничего, кроме зелёных кукурузных всходов и некоторого количества не менее зелёных сорняков. Сегодня на нём появился предмет, формой похожий на миндальный орех, а размерами не уступающий самолёту мест на шесть-восемь. Цвета он был неопределённого, неяркого, между фиолетовым и серым. С неба этот предмет спустился примерно в то же время, когда на другом конце земли в магазине "Семицветный рассвет" не состоялась покупка кристаллов аметиста. Был он не чем иным, как сэнсоа, гиотским летательным аппаратом.

Спереди – ближе к более узкой части – у него имелся люк, который сейчас был открыт. Рядом с люком стоял некто, одетый в длинный плащ из тёмной тяжёлой материи, и с отрешённым видом озирал окрестности.

– Господин советник Иао! – в люке показался второй пилот летательного аппарата. Внешне он напоминал первого, но был пониже ростом, более светлокожий и одет в комбинезон с длинными рукавами и воротником-стойкой. – Всё готово, мы можем установить связь.

Советник Иао отчего-то медлил, не спешил возвращаться внутрь корабля.

– При всём моем уважении к Собранию, которое одобрило ваш план, господин представитель Фаар, я считаю идею высадки на планету не самой лучшей. Мы могли бы связаться с человеческим руководителем, оставаясь на борту "Буовиинаа". И не рисковать с высадкой. Да ещё безоружными.

– Не забывайте, господин советник, я изучал не только языки, но и психологию людей. Наш поступок должен вызвать доверие. Что же до риска – вы сами знаете, он минимален. Люди не могут причинить нам физического вреда.

В закрытой части разума Фаара сформировалось представление о том, что советник Иао, скорее всего, не слишком честен, говоря о безоружности. Свою жизнь он не станет подвергать не только серьёзной, но даже маловероятной угрозе.

"Разговором" диалог двух гио можно было назвать лишь из-за неимения более подходящего слова. Система звуков служила им как вспомогательная. Основная коммуникация происходила на уровне прямого ментального обмена мыслезнаковыми потоками.

– Как специалист по психологии людей, скажите мне, – продолжал Иао, – возможно ли, что человек, с которым мы собираемся говорить, премьер-министр, отреагирует так же, как тот, кто недавно был здесь?

Фаар поневоле задумался: почему советник именно теперь высказывает критические замечания. Что у него на уме?.. Надо держаться как можно убедительнее.

– Такая возможность очень мала. – В знак уверенности Фаар развернул руку ладонью вверх. – Господин премьер-министр наделён полномочиями власти, и должен вести себя подобающим образом. Вот увидите, наши слова будут восприняты всерьёз. И их правдивость не вызовет сомнения. Не зря же мы позволили земным системам наблюдения засечь присутствие "Буовиинаа". А человек, приходивший сюда, вероятно, болен. Или же на его сознание повлияло какое-то вещество… Я склоняюсь ко второму варианту.

Гиотский представитель попал почти в точку. "Какое-то вещество" на сознание этого человека действительно повлияло, но вчера. А на рассвете он страдал от жестокого похмелья. По дороге, ведущей прочь от дома, Алан Гарден побрёл в надежде хотя бы немного проветрить голову.

Увидев посреди кукурузного поля поблёскивающую синеватыми искрами здоровую штуковину, он решил больше никогда не пить ничего, крепче воды. Если башка скатывается с плеч – это одно, но если начинает мерещиться – совсем другое.

Только подойдя к странной штуке вплотную и дотронувшись до неё рукой, Гарден понял, что дело не в выпивке.

Когда в гладкой серо-фиолетовой поверхности вдруг появилась дыра, и из неё высунулось бледное существо, закутанное в чёрную тряпку, Алан шлёпнулся на задницу. Потом принялся изо всех сил перебирать руками и ногами. В таком странном положении он проделал довольно большой путь, прежде чем понял, что лучше занять вертикальное положение и удирать без оглядки.

Впоследствии Гарден жалел, что сразу не рассказал о случившемся всем домашним. Побоялся: они решат, что ему пора в психушку. А ведь, по всей вероятности, он стал первым человеком, кто увидел представителей цивилизации планеты Гиоа, находящейся на расстоянии в двести одиннадцать световых лет от Земли.

Когда пришельцев стали показывать по всем телеканалам и писать про них в газетах, жене с сыновьями пришлось поверить в них волей-неволей. Гарден заикнулся про свою утреннюю встречу, но от него все отмахнулись. А доказательств у него не было. Кукурузное поле он осмотрел сразу после того как хорошо выспался. Сначала – издали в бинокль, потом – вблизи. Никаких космических кораблей там не обнаружилось. Всё, что осталось на месте посадки – несколько сломанных стеблей кукурузы.

Гораздо позже кто-то всё-таки узнал правду о том, где приземлились инопланетяне – возможно, от самих гио. Однажды Алану звонили журналисты, желающие взять интервью, а потом ещё какие-то сумасшедшие, которые хотели прикоснуться к земле, куда впервые ступили посланники высшего разума.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке