Конец эпохи

Тема

На Земле давно покончено с войнами, но среди звезд может таиться неведомый противник. Во избежание неприятных встреч создана специальная служба – Космический десант, оснащенная разнообразным оружием, вплоть до кваркового деструктора. На одной из далеких планет десантники встречают НЕЧТО.

Воевать – безумие, отступить – не позволяет гордость.

Чтобы достойно выйти из ситуации, герою – командиру десантной группы – приходится сделать нелегкий выбор…

Содержание:

  • Книга первая - ПОЛЕТ ВАЛЬКИРИЙ 1

  • Книга вторая - ПОЖИРАТЕЛЬ ПЛАНЕТ 46

  • Примечания 87

Владимир Марышев
Конец эпохи

Книга первая
ПОЛЕТ ВАЛЬКИРИЙ

Глава 1
ВОЗВРАЩЕНИЕ ХИДА

Сначала послышался хруст ломающихся веток, затем темно-зеленая стена двухметрового кустарника раздвинулась, и на поляне появился человек. Вид у него был, как у бегуна, разорвавшего-таки грудью финишную ленточку и истратившего на это остаток сил. Человек сделал по инерции несколько шагов, топча оглушительно лопающиеся под ногами ядовито-желтые "дождевики", и остановился, пошатываясь и судорожно хватая ртом воздух.

Десантники, разминавшиеся у тренажеров, замерли.

– Вот это да, – сказал кто-то. – Рик нашелся! А там его ищут, с ног сбились.

Ричард Хид выглядел неважно. Он был без шлема, волосы прилипли к потному лбу, наискось прочерченному длинной кровоточащей царапиной. Комбинезон превратился в рубище, на месте нагрудных карманов топорщились рваные лоскутья.

– Какие черти драли тебя в лесу, Рик? – спросил один из десантников, подходя ближе. – И вообще, куда ты подевался? Тебя уже полтора часа разыскивает группа Ахвена. В кошки-мышки вздумал поиграть? Ну сейчас Родриго тебе всыплет. Отчитаешься – и пойдешь к Ивану жаб потрошить. На недельку, а? Меньше такому герою и давать неудобно.

Хид не отвечал. Грудь его поднималась и опускалась, и при каждом выдохе слышался странный звук, похожий на всхлипывание.

– Не очень-то вежливо молчать, когда тебя спрашивают, – не отступался остряк. – Мы ждем увлекательного рассказа о схватке с дюжиной саблезубых тигров.

Хид водил глазами по лицам обступивших его десантников и, похоже, никого не узнавал.

– Э, дружище, – весельчак попятился, – ты чего? Случаем, не спятил в этих дьявольских джунглях?

Послышались быстрые упругие шаги, и в круг протиснулся Родриго Кармона, командир второй группы.

– Что это значит, Хид? Где ты был? И почему… – Он осекся.

Хид смотрел на него не отрываясь, но без всякой почтительности – взгляд был тяжелый, неприятный, с какой-то сумасшедшинкой. Родриго стало не по себе.

– Я понимаю, – продолжал он менее резким тоном, – случилось что-то серьезное, иначе ты не отбился бы от группы. Но браслет?! Мы подобрали его в полукилометре от того места, где ты исчез. Ты что, сам его снял и выкинул? Зачем? Не хотел, чтобы тебя нашли? И почему бросил оружие? Отвечай!

И тут – даже ко всему привычные десантники вздрогнули от неожиданности – Хид со звериным воплем "Й-эхх!" прыгнул вперед и вверх. Для человека, находящегося на грани изнеможения, это был поистине невероятный прыжок.

Родриго спасло то, что он, как уже не раз бывало в острейших ситуациях, переключился в особый временной режим. Счет шел на доли секунды, и закаленное тело научилось в полной мере использовать их, превращаясь в великолепно отлаженный механизм. Вот и сейчас мгновение расслоилось на множество исчезающе малых промежутков времени, каждый из которых давал крохотный шансик опередить судьбу. Сначала Родриго просто увидел неподвижно повисшего над своей головой Хида – упругий комок готовых взорваться мускулов. В следующее микромгновение он осознал, что сейчас последует страшный удар ногой, затем посторонился и выставил наиболее подходящий для этого случая блок.

И тут же тончайшие волокна времени вновь слились воедино. Хид, перевернувшись в воздухе, рухнул на землю и остался лежать. Родриго перевел дыхание и нагнулся. Осторожно потряс Хида за плечо. Тот дернулся всем телом и застонал.

– Доктора, – скомандовал Родриго. – Где доктор?! – уже заорал он, видя, что потрясенные десантники не двигаются с места.

– Успокойтесь, Кармона. – Горак подошел, как всегда, бесшумно. – Я уже здесь. – Он присел, ощупал Хида, затем обследовал его диагностом.

– Ему повезло, – сообщил Горак, поднимаясь. – Наткнуться на Родриго и ничего не сломать – воистину редкое везение! – Он посерьезнел. – А вообще-то, ребята, дело дрянь. Хорошо еще, если это у него нервный срыв. Какой-то чрезвычайно сильный стресс. Но если необратимое изменение психики, тогда… – Он помрачнел еще больше, словно вдумавшись как следует в смысл собственных слов. – Отнесите его ко мне в изолятор.

Горак повернулся и быстро зашагал к Базе. Но доставить Хида в медотсек оказалось совсем непростым делом. Кто бы мог подумать, что в этом распластанном на траве обмякшем теле всё еще таится дикая энергия? Первым ударом он уложил некстати оказавшегося рядом вечного неудачника Ренато Джентари, вторым "достал" здоровяка Йожефа Добаи, и лишь затем его удалось сбить с ног. Прижатый к земле, Хид неистовствовал. Он выгибался дугой, пытаясь освободиться от мощных захватов, и страшно хрипел, закатив глаза. Но силы были неравны. Для верности Хида спеленали охотничьей сетью, потом два десантника взвалили его на плечи и понесли на Базу.

– Берсерк чертов, – проворчал Йожеф, потирая ушибленный бок. – Его что там, наркотиками накачали? Я слышал, есть такая дрянь, уколешься – и потом можешь целых полчаса всех на своем пути в штабеля укладывать. Нам бы тоже иногда не помешало…

– Отставить, – негромко, но убедительно произнес Родриго. – Продолжайте заниматься! – Он повернулся и последовал за удаляющимися "санитарами".

Настроение было испорчено. "Вот не повезло, – думал Родриго, раздраженно сбивая носком ботинка пунцовые головки местных "одуванчиков". – Пропал день. Глупо пропал, глупее не придумаешь. Что случилось с Хидом? Какая лесная нечисть довела его до такого состояния? Я, по правде говоря, не испытывал к нему особых симпатий, но нервы у него были что надо. У меня еще, случалось, пошаливали, а у Хида – никогда. Очень исполнительный десантник. Пожалуй, как раз эта исполнительность и вызвала у меня неприязнь к нему. Он был постоянно готов выполнить любой приказ. ЛЮБОЙ! Ренато, к примеру, мог, совсем по-детски округлив глаза, удивиться очередной команде, которую он считал… как бы это выразиться… странной. Но чтобы Хид… Вот и сидела во мне занозой мыслишка, что он просто-напросто карьерист, умело скрывающий не предназначенные на показ естественные человеческие чувства. Выслуживался. Хотя какую карьеру он тут мог сделать? Занять мое место? Невелика должность. – Родриго усмехнулся. – Ну ладно. В конце концов Хид нашелся. Могло быть хуже. Впрочем, медицина еще не сказала последнего слова. Что совсем скверно, так это полная неопределенность перед завтрашним рейдом. Сегодня была всего лишь репетиция, и уже один, пусть даже временно, выбыл из строя. А завтра? Скольких мы недосчитаемся? Нет, спешить с проведением рейда именно сейчас – это смахивает на авантюру. Но попробуй переубеди Эрикссона! Узнав об исчезновении Хида, он только отрезал: "Ищите лучше, я не могу отменять запланированную операцию из-за вашего головотяпства!" Боевой у нас командир, ничего не скажешь. Задумал наступать – умри, но выполни. А на кого наступать? Если враг – это лес, то готов поклясться, что он держит в запасе еще немало сюрпризов. Скорее бы научники заканчивали свои предварительные исследования! Может, что и прояснится, а пока…"

Погруженный в свои мысли, он неожиданно осознал, что уже стоит у затянутого пульсирующей радужной кисеей входа в Базу. Кисея выполняла вспомогательную роль, она свидетельствовала о том, что незримая броня избирательного силового поля исправно защищает цитадель землян.

"Однажды я так задумаюсь, что расшибу себе лоб обо что-нибудь", – подумал Родриго и, подождав, пока "охранник" сличит биотоки его мозга с записью, вошел внутрь. Мигающая паутина, побледнев на секунду, вновь расцвела за его спиной.

"Ну что ж, – Родриго подошел к своей двери, и после ничтожной, почти неуловимой задержки она впустила его в комнату. – Подготовимся к рандеву с видным специалистом по кулачному праву".

Он скинул комбинезон и, облачившись в легкий спортивный костюм, вышел в коридор.

Зал физподготовки был пуст, как огромный сухой аквариум. Фигуры санов, застывшие двумя рядами в своих застекленных нишах, только усиливали это впечатление. Человек несведущий мог принять их за экспонаты некоего паноптикума и очень удивился бы, узнав, на что способны эти, казалось, неподвижные восковые куклы. Собственно, биороботов следовало называть синандрами, что означало "синтетический андроид" (были и чисто механические модели). Но от этого слова веяло чем-то первобытным, приходили на ум пещеры и трубный рев забиваемых мамонтов. Синантроп, питекантроп… В общем, повсеместно прижилось коротенькое "сан".

Пенолироновый настил, разбитый на квадраты, пружинил под ногами. Родриго подошел к своему любимцу, холодно взирающему на него из двенадцатой ниши, набрал личный код и нажал кнопку "Пуск". Сан ожил: поднял и опустил плечи, затем произвел несколько вращательных движений кистями рук. Немного подумав, Родриго поставил регулятор на "8,65". Это был его КФС – коэффициент физических способностей, уточненный во время последней серии тестов. Очень неплохой показатель, учитывая, что "десятка" была идеалом, до нее никто никогда не дотягивал.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке