Все источники бездны

Тема

После трагической гибели Андрея Панина от шальной пули его жена Лиза обнаруживает среди вещей мужа сумку с пистолетом и ста тысячами долларов. Неожиданная находка заставляет ее задуматься, был ли Андрей тем человеком, за которого себя выдавал, - примерным семьянином и талантливым ученым-астрофизиком. Стремительно развивающиеся события подводят Лизу к пониманию того, что Панин вообще не был человеком, и теперь смертельная опасность угрожает ей и ее сыну Максиму.

Содержание:

  • Пролог 1

  • Глава 1 5

  • Глава 2 16

  • Глава 3 28

  • Глава 4 39

  • Глава 5 50

  • Глава 6 61

Максим Голицын
Все источники бездны

Все персонажи - плод воображения автора. Сходство с реальными лицами, разумеется, совершенно случайно.

… Тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал… в то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим и они стали рождать им… И воззрел Бог на землю, и вот: она растленна, ибо всякая плоть извратила путь свой на земле…

… в сей день разверзлись все источники великой бездны и окна небесные отворились.

Бытие, гл. 6,7.

Пролог

Стоило Хадсону выйти из прохлады здания аэропорта, полуденное афинское солнце обрушилось на него, как удар кулака. Он поспешно зажмурился, нашаривая в нагрудном кармане темные очки, но, когда он, надев их, решился наконец открыть глаза, окрестный пейзаж застилали вращающиеся багровые пятна.

Поэтому он не сразу заметил приближающегося к нему мужчину. Тот был в штатском, но что-то неуловимо выдавало в нем человека служивого - то ли военная выправка, то ли неосознанная властность в повадках.

- Лейтенант Ясон Леонидес, - представился подошедший.

Хадсон молча протянул ему удостоверение.

Тот бросил на него беглый взгляд.

- Очень приятно, инспектор Хадсон.

Они торопливо обменялись рукопожатиями, как люди, которых связывает на короткий срок совместная работа.

- Машина ждет.

Черный, лаково блестящий автомобиль замер на раскаленном асфальте, напоминая разомлевшего на солнцепеке жука.

"Покрасить его в другой цвет не могли, что ли?" - раздраженно подумал Хадсон. От машины несло жаром, точно от раскаленной печки.

Но когда они забрались в полутемное нутро автомобиля, оказалось, что дело обстоит не так уж плохо: работал кондиционер.

- Летом всегда жарко, - извинился за местный климат Леонидес. Он говорил по-английски свободно, хоть и с ощутимым акцентом.

Хадсон воспринял это сообщение благосклонно.

- Ничего, - успокоил он спутника. - Я бывал в переделках и похуже. Это все-таки не пустыня Негев.

Машина влилась в поток таких же жуков, снующих взад-вперед по магистрали, пересекла раскаленный лабиринт городских улиц и вновь погрузилась в сонную одурь предместья.

"А тут шикарный район", - подумал Хадсон. Белые виллы тонули в зелени, которую лишь подчеркивала траурная чернь кипарисов.

У одной из таких вилл на склоне горы машина остановилась. Сержант, дежуривший у пропускного пункта, обменялся с Леонидесом несколькими короткими греческими фразами и отворил ворота. Машина въехала внутрь и покатила по подъездной аллее к белой, увитой бугенвиллиями террасе.

Почему-то при виде роскошного дома и отливающего лазурью бассейна на лужайке Хадсон ощутил смутное раздражение. Нужно быть жуликом международного масштаба или мафиозным боссом, чтобы жить в подобной роскоши, - среднему человеку такого сроду не заиметь, будь он даже агент Интерпола с солидным стажем.

Но когда десять минут спустя он разглядывал лежащее на полу тело, зависть его испарилась.

- Здорово, - пробормотал он.

- Да уж, - ответил коренастый черноволосый человек, философски оглядев мертвеца. Потом он перевел взгляд выпуклых черных глаз на Хадсона и представился:

- Комиссар Костанди.

- Хадсон, - вновь машинально отозвался Хадсон. И, сразу переходя к делу, спросил: - И что мы имеем?

- Ну, вы были правы, - отозвался Костанди. - Лицо изуродовано до неузнавамости, но что такое в наше время лицо… А отпечатки пальцев совпали с хранящимися в картотеке Интерпола. Это действительно Швед.

- Остается только уточнить, кто он на самом деле такой, - проворчал Хадсон.

- По документам он гражданин Сербии Гуго Вукович. Коммерсант. Бог его знает, чем торгует. Большинство тех, кто тут живет, не ангелы. Мы особо и не присматривались, но после всей этой стрельбы…

- Как это произошло? - перебил Хадсон. Он чувствовал нарастающую усталость: многочасовой перелет давал о себе знать.

- Вилла стоит на отшибе. А в роще часто стреляют - дроздов бьют. Формально это запрещено, но кто на это смотрит… - Костанди пожал плечами. - Утром почтальон обнаружил, что охраны у ворот нет. А виллу стерегли, что ваш форт Нокс. Часовой на башне, двое у ворот. Он, не будь дурак, внутрь входить не стал: о местной публике давно дурные слухи ходят. Но полицию вызвал. Я, когда увидел, что тут творится, едва в себя пришел. А мы люди привычные.

- А где остальные?

- Мы увезли их. Жара, - виновато пояснил он. - Вот Шведа вам оставили. Полюбоваться.

- На что уж тут любоваться, - сказал Хадсон сквозь зубы.

- Да, - жизнерадостно подтвердил Костанди, - здорово его отделали. И знаете, что самое забавное?

- Ну? - кисло спросил Хадсон.

- Никаких новомодных штучек. Никаких винтовок с лазерным прицелом, никакой оптики. Наши эксперты уже извлекли пули - из охранников, я имею в виду. Судя по всему, всех положили из одного и того же оружия. Пистолет "глок". С близкого расстояния. Этому вот башку разнесло.

- Одним и тем же оружием? - настороженно спросил Хадсон.

- Да. Судя по всему… - он покачал головой. - Не верится, конечно, но, похоже, тут убийца в одиночку действовал. Пять человек наружной охраны, шесть в доме. Сигнализация. По ограде сверху пропущен ток высокого напряжения. Как вам это нравится?

- Мне это совсем не нравится, - сквозь зубы проговорил Хадсон.

- У вас есть какие-то соображения? Не хотел бы я оказаться с этим типом один на один!

Хадсон поглядел на него.

- Вам слово "ирбис" ничего не говорит?

Костанди недоуменно вытаращил глаза.

- Ирбис, снежный барс, - пояснил Хадсон. - Вообще-то это кличка. Так вот - похоже на его почерк. Он - редкая птица. Берется только за те дела, которые не под силу остальным исполнителям. И всегда в одиночку. Это-то и паршиво. Никто не может описать, как он выглядит. Кто он вообще такой. По некоторым догадкам, он из Восточной Европы.

- Русский след, а? - оживился Костанди.

- Возможно, - сдержанно сказал Хадсон. - Так вот, Швед - никакой не Гуго Вукович. Его настоящая фамилия, по последним данным, Заболотный. И одно время он отмывал деньги, полученные на поставках оружия на Ближний Восток. Потом, видимо, почуял, что земля горит под ногами, прибрал к рукам крупную сумму и ушел в бега. Занимался наркобизнесом в Бразилии, потом, видимо, решил осесть в Европе. Уйти на покой. Но отдохнуть ему так и не пришлось. Похоже, до него давно пытались добраться - знал он слишком много. Но это оказалось не так-то просто. И тогда на него спустили Ирбиса. - Он пожал плечами. - Там, где Ирбис, всегда русский след.

- Будете осматривать тело? - поинтересовался Костанди. - А то протухнет.

- К чему? - пожал плечами Хадсон.

"Несчастный ублюдок, - подумал он, - и охрана тебе не помогла. Валяешься тут на полу своей шикарной виллы с пулей в черепе. Нет, ты меня не интересуешь, с тобой все ясно. Меня интересует Ирбис".

Он почувствовал знакомый азарт, который охватывал его в самых исключительных случаях. Впервые он оказался так близко от ассасина. "Конечно, будь я на его месте, я бы давно уже летел на белом самолете через лазурь и пурпур Средиземного моря… но вдруг он задержался в Афинах? Маловероятно, но вдруг? Столько гоняться за ним по всему свету, столько сил потратить - не может быть, чтоб понапрасну".

Хадсон сел в шикарное, обтянутое белой лайковой кожей кресло и стал рассеянно наблюдать, как двое дюжих полицейских запихивают труп Шведа в пластиковый мешок.

Костанди присел рядом.

- Выпить хотите? - спросил он. - Бар тут шикарный.

- Виски с содовой, - сказал Хадсон. - И льда побольше.

Похоже, Костанди уже основательно изучил обстановку, потому что безошибочно отыскал нужные ингредиенты. Себе он плеснул местной "Метаксы" и облегченно откинулся на мягкую, как облако, спинку кресла.

- Не могу сказать, что я буду плакать по нашему покойнику, - сказал он, отпив из бокала. - Скользкий тип. Темный.

- Досье у вас на него имеется? - поинтересовался Хадсон.

Тот кивнул.

- Не слишком законно, но мы присматриваем за обитателями этих вилл. Тут иногда такая шушера попадается… Ну и на Вуковича мы глаз положили. На всякий случай.

- К нему часто наведывались посторонние?

- Нет. Он вообще жил замкнуто.

- Женщины?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке