Сага о йорге (СИ)

Тема

В 2167 году началась Великая межмировая война, которая продлилась одиннадцать лет. В 2177 году в результате Третьей орбитальной битвы саккара захватили последний оплот алькаранов - Землю-Пантею. Большая часть людей была уничтожена, оставшиеся - превращены захватчиками в рабов - доноров ментальной энергии. Некоторым воинам - защитникам Земли удалось совершить аварийный переход и спрятаться в малоизученных мирах: в Ньюколумбе, где более развитые краснокожие народы континента, подобного земной Америке, колонизировали местную средневековую Европу; в Дарвине, уровень развития которого примерно соответствует земной олигоценовой эпохе кайнозойской эры; или в мире номер… двадцать, или двадцать один, где на северных островах, омываемых великим течением, обитает племя келгов-варваров, похожее на земных викингов. Удастся ли богам-пришельцам найти общий язык с местными божествами? Сумеет ли армия Одина, Тора и Великанов противостоять межмировым захватчикам?

Содержание:

  • Введение 1

  • 1 Шторм 1

  • 2 Марга 4

  • 3. Пришелец 6

  • 4. Меркгладиусы 8

  • 5. Черные крабы 11

  • 6. Кюквинна 13

  • 7. Белая и Черная 15

  • 8. Роженицы 18

Сергей Шоларь
Сага о йорге

Введение

Смотри, смотри!

Смотри, как течет вода.

Смотри, как горит огонь.

Смотри, как пересыпается песок.

Смотри…

Не отрывай взгляд. Не бывает более захватывающей картины. Это вода, которая вечно течет, это огонь, который вечно горит, это песок, который пересыпается из одного сосуда в другой, отсчитывая вечное время. Это жизнь. Там, внизу, у тебя под ногами.

Не оглядывайся. Нет бесполезней картины, чем опустевшие небеса.

Ты - каменная глыба. Сфинкс. Окаменевший истукан. Кусок песчаника, грубо обтесанный кочевником из шумерского клана варах. Пришелец, превратившийся в ледяную статую под предзимними ветрами Хайдарской тундры. Чувствуешь, как шуршит ветер по каменной коже? Чувствуешь, как твои ступни обнимает беспощадный тлен?

Нет? Нет.

Нет.

Неважно. Далеко. Осталось позади. Спрятано под слоем космической пыли.

Над тобой - только черная пустота. Твои застывшие плечи, изъеденная ветром макушка - часть, суть, естество безликого и пустого. Беспомощный бог, застывший среди окаменевших облаков опустевшего неба. Разве стоит внимания солнце, которое почернело, навеки застыло и покрылось трещинами? Разве может быть привлекательным зрелище луны, которая изжёвана, обгажена и выплюнута тьмой? Чего стоят мертвые обелиски - тени распавшихся в прах титанов и богов?

Тени, песок и камни под равнодушными звездами на угольном куполе.

Тени, песок и камни, названные когда-то миром богов. И оставившие после своей гибели лишь отражение в зеркале.

Отражения мертвых миров в живом зеркале Пантеи.

Смотри…

Вот он - живой квадрат. Вот она - живая вода. Там - Вселенная. Там - жизнь. Там - отражение того что было, что есть и что будет.

Там. В потоке, бесконечно исходящем ниоткуда. Открывающем часть себя в квадратном колодце и опять уходящем в никуда. Из песка в песок. По вечному кругу.

Положи голову на кулак. Смотри, смотри, как уходит под камень водяная гладь.

Смотри.

Смотри.

Не отрывай взгляд.

Перед тобой в светлом квадрате проносится время, зажатое в каменной рамке.

Там глубоко. Помнишь, как сам прорубал это окно в живую реку? Тогда ты мог, стоя по пояс в грязи и слизи, соединять и растить, дарить и вдыхать жизнь. Тогда вместо этого озерца расстилалось море, и лики звезд разрывались во всполохах штормовых валов. Нет? Не помнишь?

Тебя съели пески. Твою память слизали метеоритные дожди…

Песок и камни. Ты сам превратился в пустыню. Драгоценная влага покинула тебя. Ты думал - ее много? Отмахивался беззаботно: хватит на всех! Дарил щедро, исторгая жизненную силу миллиардами потоков…

Но вот сила иссякла. Ты отдал все - и стал глыбой сухого песчаника. Обломком скалы над последним живым источником - зеркалом Пантеи.

Смотри.

Смотри.

Они - твоя кровь.

Они - твоя боль.

- Бывает ли боль в камне?

- Умеет ли камень страдать?

Нет.

Нет? Умеет ли камень помнить?

Нет, помнить - больно.

Нет памяти, нет боли, нет больше ничего. Осталось только зеркало живой воды. Зеркало Пантеи. Окно в другой мир.

Смотри.

Смотри!

Смотри…

1 Шторм

Старший экипажа скуллера всегда держал при себе древний меч. Катана, длинный клинок, а также вакидзаси - короткий составляют дайсё - вооружение самурая. У Джапа был только ваки, короткий. Наверное, в его стране Восходящего солнца в древние времена носили такой меч на поясе; да, на поясе, лезвием вверх. В орбитальной капсуле, скуллере-двойке, где каждый грамм груза и миллиметр пространства на счету, а пояс йоргов занят "риками" и комплектом выживания, Джап нашел место для своего антиквариата на верхней панели, перед прибором уклонов, прямо у себя над головой. На мой наивный вопрос: зачем в орбитальной капсуле архаичный клинок, ведь им, в отличие от штатного меркгладиуса не пробить саккарскую броню? - один из самых опытных менталистов нашего отряда, в миру - Коичи Ватанабе, уже немолодой, с сединой на висках потомок самураев, лишь едва заметно улыбался, не отвлекаясь от прокладки маршрута, наблюдая, как на мониторе навигатора удаляются материки и океаны Аль Карры:

- Это моя религия, Тайнен-сан.

Джап называл меня Тайнен. С легкой руки командира скуллера так меня стали называть многие, даже Айала. Если не ошибаюсь, это слово по-японски означает "юноша", молодой человека, которому пришло время платить долг крови, самурай-новичок, который еще не был в битве, новобранец.

Тайнен. Воин-новичок. Это не имя, а только позывной, выдуманный хитроумным японцем. Как же меня звали на самом деле?

Йорг? Нет, йорг - это не имя. "Йорг" имеет то же значение, что и "воин", защитник земли. Я и Джап - йорги, воины отрядов ментальной защиты Аль Карры, как и многие мужчины и женщины, отобранные по способностям владеть клинком-хэдбаттом и по возможностям противостоять силе саккара.

Саккара. Да, именно так, саккара - это слово в любом из земных языков не изменяется, так же как неизменным остается его значение - абсолютное зло. Обитатели Нании, Девятки. Непримиримые, заклятые враги, безальтернативно считающие алькаранов-людей отвратительными паразитами, подлежащими уничтожению.

Открытых и известных миров девять. Условно первый, тот, где я родился, по историческому названию - Земля, по философским представлениям - Пантея, по градиенту объемов - ноль, центр измерения, Аль Карра. От второго до восьмого - миры с разным уровнем развития, но все - намного ниже земного, в большей или меньшей мере повторяющие путь, пройденный Землей-Пантеей за много миллионов лет: Ньюколумб, Дарвин, Чина Карра, Арат, Рокку Карра, Ситх Карра, Кимерс. Девятый мир - Нания, Черная девятка, Са Карра. Мир с равным, а может, и более высоким, чем на Земле, уровнем развития технологий.

Открытие Са Карры положило конец всем межмировым исследованием алькаранов. Прибытие первой же экспедиции землян на Девятку и попытка первого контакта закончились гибелью всей исследовательской команды и открыло бледным чудовищам тайну межмировых переходов. Это стало словно взрывом капсулы со страшной инфекцией: началась война. Почти мгновенно, за несколько десятилетий, саккара вытеснили алькаранов из всех известных миров. И пришли, чтобы завоевать саму Аль Карру-Пантею.

Еще около десятка реальностей, тех, которые расположены в спектре объемов за Черной девяткой, остались условно открытыми; информации о них не было никакой. Неизведанные, темные пятна, только координаты на шкале. Такие, как этот, где, как оказалось, на островах живут хьярны-рыбоеды, похожи на древних земных викингов. Какой он по счету в таблице? Кажется, двадцатый или двадцать первый… Ближе к краю, там, куда я успел нажать, не глядя, чтобы выполнить экстренную конгруацию, войти в переход, в Двери, спасая свою жизнь.

Я помню названия всех открытых миров, и много еще кое-чего… Почему я не могу вспомнить своего имени?

На ментальном поле-карте появлялись все новые и новые светлячки. Когда осуществляет межмировой переход большой корабль, то сначала появляется, нарастает, и исходит волнами сияние, полыхают энергетические протуберанцы, выводя в окружающее пространство остатки колоссального энергетического заряда огромного глойса; медленно вырисовывается абрис объекта перехода. Видно, сразу заметно, что здесь, в этом месте через некоторое время проявится что-то большое: "личинка", "бабочка" или даже "кокон" - базовая станция безголовых. К таким пришельцам, как правило, сразу бросаются, как охотничьи псы на медведя, наши крупные станции перехвата. Опасность неизмеримо велика: серьезный корабль саккара, например, на сленге йоргов, "бабочка", полностью материализовавшись в спектре, залпом пушек-фатир может одновременно выбросить до 80 мегаджет; этого достаточно, чтобы одновременно выжечь половину орбитального флота Аль Карры. Один такой уже прорвался… И, кажется, сейчас не удержали еще один.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Берсерк
136.7К 163