Жорж Дунаев

Тема

Фронтовой журналист наблюдает за конфликтом двух космических колоний.

Содержание:

  • Глава первая. 1

  • Глава вторая. 2

  • Глава третья. 3

  • Глава четвертая. 3

  • Глава пятая. 4

  • Глава шестая. 5

  • Глава седьмая. 6

  • Глава восьмая. 7

  • Глава девятая. 8

  • Глава десятая. 8

  • Глава одиннадцатая. 9

  • Глава двенадцатая. 10

  • Глава тринадцатая. 10

  • Глава четырнадцатая. 11

  • Глава пятнадцатая. 12

  • Глава шестнадцатая. 13

  • Глава семнадцатая. 14

  • Глава восемнадцатая. 15

  • Глава девятнадцатая. 15

  • Глава двадцатая. 16

  • Глава двадцать первая. 17

  • Глава двадцать вторая. 18

  • Глава двадцать третья. 19

  • Глава двадцать четвертая. 20

  • Глава двадцать пятая. 21

  • Глава двадцать шестая, последняя. 22

Я стою в прозрачной кабине лифта и равнодушно смотрю на проносящийся подо мной город. На мне светлый домашний свитер с разноцветными ромбами от Сого, легкие кашемировые штаны Гат и коричневые ботинки из мягкой кожи Кайман. Я – фронтовой журналист, неприятный тип с цепким взглядом, скверной привычкой пытать своих ньюсмейкеров и гонорарами размером в СтабФонд Федерации. Еще я люблю уют и ненавижу холодный полумрак небоскребов, в пентхаусе одного из которых и разместился офис моей электронной газеты. Лифт останавливается, прозрачные двери бесшумно распахиваются, и я вхожу в приемную моего главного редактора. Киваю секретарше, делаю несколько шагов по ковру из амурского тигра и оказываюсь у дверей, за которыми таится Она. Миранда. Шестидесятилетняя женщина, выкованная из стали повышенной прочности, человек, чей взгляд может довести до инфаркта. Несколько месяцев назад к ней зашла пара идиотов из Парламентского Комитета По Военной Цензуре, поговорить насчет моей последней колонки. Первому она сломала нос метко пущенной керамической кружкой, второй, выбегая из офиса, поскользнулся и получил сотрясение мозга. За пару лет до этого охрана здания час сдерживала тяжелые штурмовые отряды полицейских приставов, так и не дав сорвать выход нашего скандального номера. В общем, Миранда – не тот человек, которого вы бы хотели иметь в своих врагах.

И я был ее другом. Не настолько близким, чтобы пить вместе панарабский кофе воскресными вечерами, но достаточно хорошим, чтобы единственным из журналистов нашего издания иметь двойную охрану, пентхаус в самом центре города и беспрекословную оплату любых расходов. Гадкий золотой мальчик, в очередной раз вызванный на ковер огнедыщащим начальственным драконом. Я вхожу без стука:

- Привет, Миранда! – я надеюсь, что она вызвала меня из-за какой-то мелочи.

- Привет. Как твой отпуск, Жорж? – чуя недоброе, я корчу кислую гримасу:

- Отлично! Вчера я потратил три часа на шоппинг, в конце концов выбрав этот чудесный свитер – я тыкаю пальцем куда-то в район своей груди. – Если желаешь, я завтра могу взять тебя с собой, и мы подберем тебе отличное летнее платье из пустынного осетинского хлопка.

- Увы, Жорж, увы! – Миранда тяжело вздыхает, показывая, что "летнее платье" для нее стоит где-то сильно рядом с "вопросами богословия". Мои дурные предчувствия усиливаются.

- Жорж, если бы ты во время шоппинга смотрел на телеэкраны в примерочных, то бы знал, что вчера в пограничный Третий сектор были стянуты два космических флота усиленного состава.

- У меня еще двадцать дней отпуска! – что-то предательски екает под сердцем.

- И что вчера туда же перебросили пятой и шестой флоты глубокого космоса, готовится к отправке седьмой флот – голос Миранды скучнеет.

- Но я не видел и половины новых коллекций! – волна отчаяния накрывает меня.

- И что в окружающих секторах уже объявлена полная мобилизация - голос Миранд суровеет.

- Но мне нужны новый парфюм, новые мокасины и новое банное полотенце! - я на грани нервного срыва.

- Твоя аккредитация при Главном командовании уже готова – таким голосом завершили бы речь каменные египетские сфинксы, не будь они уничтожены в Десятидневной Войне.

Я падаю на колени и беззвучно рыдаю. Миранда подходит ко мне, ласково обнимает за плечи и еле слышно шепчет на ушко:

- Ну, перестань, малыш. Перестань. Всего лишь еще одна война, всего лишь еще одна серия колонок.

- Три года без отпуска!

- Когда ты вернешься, я выпишу тебе новый отпуск, в два раза длиннее этого…

- Уезжать из Столицы в разгар нового сезона!

- Приедешь как раз к осенним коллекциям…

- Лететь в самое захолустье, в мерзкую и мрачную провинцию!

- Мы снимем тебе квартиру в два раза больше твоей нынешней – я останавливаюсь и поднимаю на нее свое заплаканное лицо.

- Где?

- В Новом Имперском Небоскребе, самом модном месте этого сезона

- Правда-правда? – я неуверенно улыбаюсь.

- Правда-правда, малыш – Миранда тепло улыбается мне в ответ. – А теперь тебе пора собираться, твой шаттл улетает в восемь вечера. Иди, малыш, иди.

Я поднимаюсь с колен, легко целую Миранду в щеку и с понурым видом бреду к лифту. Как только створки за мной захлопываются, и кабина начинает уходить вниз, я разражаюсь адским хохотом:

- Новая! Квартира! В Имперском! Небоскребе! А-ХА-ХА-ХА! – я бьюсь в конвульсиях мещанского восторга, пока лифт спускается в темноту нижних этажей.

Глава первая.

Весь полет на космическом шаттле я пью виски и кидаюсь бумажными шариками в сидящих по соседству лейтенантов. На мне легкий бордовый свитер от Рауччи, синие джинсы от Сого, мягкие черные ботинки из кожи варана и черные очки Ран-Дан. У меня мерзкое настроение и когда последний стакан виски начинает проситься обратно, я открываю свой коммуникатор и читаю краткую справку по планете Х5. Один континент, несколько небольших городов, пара военных баз и безлюдные джунгли пополам с болотами на двух третях твердой поверхности. Идеальное обиталище для мистера Безнадежное Уныние. На десять тысяч километров выше над Безнадежным Унынием висят три космических флота усиленного состава, мои герои и мои надежды на возвращение. Мне снова становится нехорошо, я подзываю стюардессу, жестом приглашаю наклониться к самому моему рту, после чего голосом заговорщика еле слышно шепчу:

- Блоу-джоб, сто кредитов.

Она широко улыбается фирменной улыбкой с рекламного плаката компании СпэйсТрэвел и тем же шепотом отвечает:

- Fuck you, shiteater.

Я улыбаюсь ей в ответ, апатично машу рукой и прошу еще виски.

Мы прибываем в десять утра, когда над посадочной площадкой моросит противный дождь. Мелкие капли оседают на мясистых листьях странных растений, где-то вдалеке кричат невидимые птицы, в неоновой надписи "Добро пожаловать в Алраз!" не горит половина букв. Я быстро прохожу таможенный контроль и неспешно вылезаю на улицу. Джунгли, джунгли, джунгли, кругом космодрома стена сочащихся влагой джунглей. И узкая, серенькая, отчаянно теряющаяся в сером горизонте дорога в сторону города. Я нетрезво ковыляю к ближайшему такси, взмахом руки прерывая заговорившего было водителя:

- Половина цены, которую ты хочешь. В отель "Джангллэнд".

Водитель обреченно вздыхает, залезая обратно в желтую машину с облупившейся краской.

Мы едем почти час, и я едва не засыпаю под мерное шуршание шин по влажному асфальту. Наконец, машина прибывает в небольшой городок с посеревшими от постоянного дождя зданиями, кривыми улочками, побитыми автоматами с газировкой и выключенным электронным табло на фасаде муниципалитета. Мы останавливаемся у "Джангллэнда" и пока я иду мимо запыленных стеклянных дверей, лакей с лицом спившегося комика достает из багажника мои чемоданы. Я регистрируюсь, оставляю вещи в номере с рваной портьерой, беру с собой рабочую сумку и выхожу обратно к ожидающему меня такси.

- В пресс-центр Объединенной Войсковой Группировки.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора