Что то про Айс (3 стр.)

Шрифт
Фон

Стилизованную вывеску "Лёд и Пламя" не заметил бы только слепой. Ледяной барельеф весело сверкал в лучах солнца, а в тёмное время суток надпись ярко горела неоновым огнём: владелец заведения не скупился на электричество. Я редко туда заходил, но сегодня можно себе позволить немного шикануть, и я уверенно дёрнул дверную ручку.

Несмотря на дневной свет, под потолком неярко горели электрические лампочки. В воздухе вкусно пахло борщом, хлебом и разогретыми консервами. Посетителей не очень много, кое-где стояли свободные столики. В Омене три металлургических завода, которые исправно гнали металлопрокат – в отличие от деревянных столов и стульев, виденных мною в подобных местах, вся мебель здесь была металлической.

– Не желаете сдать оружие в хранилище? – раздался сзади вкрадчивый голос.

– Да, простите, – я подошёл к столу и выложил свои "Макаровы", старательно не замечая презрительного взгляда охранника. В принципе, винить его не за что: пришёл незнамо кто, в куртке с чужого плеча, ободранный, с детскими пукалками… Простительно.

Про "детские пукалки" я вспомнил не просто так. С оружием детишки начинают знакомиться, как только начинают читать, а некоторые и пораньше. И тем поразительнее для меня оказались недавние новости, когда одна из корпораций расщедрилась-таки на гранты историкам, которые доподлинно доказали, что в древности ношение оружия было запрещено. Я никак не мог понять: если оружие запрещали, как люди боролись с мутантами? Камнями в них бросались, что ли…

Я уселся за один из столиков и стал ждать. Это единственное заведение в Омене, где не практиковалось самообслуживание, и хозяин мог себе позволить нанять официанток. Действительно, не прошло и нескольких минут, как ко мне на стол плюхнулся пластиковый лист меню.

С перечнем блюд официантка передала мне записку. Парни с такого-то столика приглашали присоединиться, обмыть удачную охоту. Я поднял голову, приветственно помахал рукой, но пересаживаться не спешил. Шапочно я знал большинство жителей города, но близко общался только с парой-тройкой человек, и расширять круг общения не считал нужным.

Парни меня поняли и отстали. Удивительно, а я уже прикидывал, что буду делать в случае аларма. Ну и ладушки, а то опять платить за погнутую мебель никаких денег не хватит.

Покушав вкусного борща, поднёс ко рту стакан с компотом, но выпить не успел: стакан разлетелся вдребезги. "7.62", – машинально подумал я, ныряя под столик. Очередь перечертила зеркальную стену, бармена и окно. Охранник оружейной стойки тоже куда-то исчез. Сверху сыпалось стекло, куда-то палили охранники, а я, извиваясь и матерясь, полз к выходу за своими пистолетами. Против полуавтоматической СВ, конечно, не попрёт, но хоть застрелиться можно будет, в случае чего. Это я шучу, конечно, про застрелиться, но с оружием в руках и против танка чувствуешь себя немного увереннее.

Стрельба неожиданно прекратилась. Подхватив с полки пистолеты, я взял на прицел дверь и окна, обречённо думая про себя, что пипец. Раз уж неизвестные рискнули открыть стрельбу посреди города, то ума хватит и гранату внутрь катнуть. Эх, Лис, и так топтал ты белый снег дольше, чем многие. Пришёл, видимо, и твой черёд…

– Внимание, полиция! – послышалось у входа. – Всем руки вверх, оружие на пол, мы заходим!

Облегчённо брякнул пистолеты на паркет. Уж голос местного сержанта я всегда узнаю, его бы вместо сирены на ратушу. Но и рука у него тяжеловата, поэтому не буду делать резких движений, пока он меня не узнает. Себе дороже.

Однако всё обошлось. Обыскав присутствующих для отчётности, полицейские распустили всех по домам и уехали сами. Хозяин, с удручённым видом достав коммуникатор, подсчитывал убытки. А я потихоньку шёл в оружейный магазин, удивляясь про себя сошедшему с ума городу.

Впрочем, на улицах ничего не изменилось. Спешили по своим делам боевики из "Тирании"; обнявшись, плелись навстречу два пьяных "Лосося", хмуро проводила меня взглядом женщина с эмблемой ФСБ на груди. А этой что здесь надо? Сколько живу в Омене, ни разу "безопасников" не видел. Проверки у них, что ли?

Купил патронов. Помотался по городу. Походил по мастерским, пробил насчёт починки оружия. Костореза дома не оказалось, управляющий сказал, что куда-то уехал, будет не скоро. Жаль, этот тип, по моему разумению, делает самые лучшие пистолеты и револьверы в округе. Придётся подождать.

Съеденное в "Пламени" уже некоторое время настойчиво просилось наружу. Решив, что подмоченная репутация лучше подмоченных штанов, забежал в подворотню возле пятиэтажки и некоторое время облегчённо думал о высоком, наблюдая парящие облака в высоком морозном небе.

Затренькал коммуникатор. Закончив дело, я протёр руки свежим снегом и посмотрел на экран.

На синем фоне мелкими белыми буквами читалось: "Программный сбой. Обратитесь к системному администратору".

– ….! – в короткий горестный вздох я вложил всё, что думаю о жизни в целом и о компьютерных системах в частности. Куча информации, переписка, номера, адреса – всё осталось похоронено в небольшой пластиковой коробочке, бесполезным грузом висящей на поясе. Даже "мэйдэй" послать не смогу.

В сердцах я бросил сдохший коммуникатор в сугроб, уселся сверху и закурил. Полезно иногда просто так посидеть, ни о чём не думая, тупо уставившись в одну точку, не замечая ничего вокруг. Мысли сразу принимают лирическое направление, мышцы расслабляются… Я так расслабился, что не сразу понял, что уже не один. Двое мужиков, явно "с большой дороги", внимательно меня рассматривали, облокотившись об забор. За плечами у одного висел короткоствольный дробовик, у другого оружия не наблюдалось. Явно охотники, с таким стволом только на толстокожих мутантов ходить.

– Здорово, мужики, – мирно сказал я, поднимаясь из сугроба. – Погодка сегодня хорошая, не правда ли?

Охотники молча стояли и пялились на меня. Похоже, драки не избежать.

Блин, да что за день такой! Переделка за переделкой. Медленно, буквально спиной я начал нащупывать пистолеты. У первого дробовик, так что скорее всего он будет хвататься за него. Плохо то, что ему даже целиться не придётся: на таком расстоянии, практически в упор шансов у меня нет, это страшное оружие ближнего боя. По второму тоже непонятки… Влип, короче, в очередной раз. Давненько со мной такого не бывало. Что мне теперь, из дома не выходить?

– Ты, что ли, Лисом зовёшься? – вдруг подал голос один из них. Отлично! Мочилово откладывается, разговор начинается.

– А кто спрашивает? – с вызовом ответил я. Не нужно показывать, что ты зажат в угол, не в первый раз. Нужно максимально жёстко ответить одному, тогда второй два раза подумает, ввязываться или нет.

– Ну я же говорил, что это он! – сказал первый, поворачиваясь ко второму. – А ты: не он, не он. Слушай, Лис, у тебя есть одна вещичка, которая не твоя, понимаешь? И…

Тут он осёкся, повернувшись ко мне. Ещё бы – если тебе в голову нацелен ствол, то неважно, "Макаров" это или пулемёт. Всё равно гарантированная смерть. Очень вовремя он повернулся, мне хватило этой секунды, чтобы достать пистолеты.

– А теперь, ребята, стволы в снег, шустренько! – я повёл пистолетами, показывая, что не шучу. Первый обречённо сбросил с плеча дробовик, а второй, медленно расстёгивая плащ, вдруг дёрнул рукой, и левый бок пронзила острая боль. Старые рефлексы сработали мгновенно, и через секунду два уже мёртвых тела упали на снег.

– …..! …… …… …..! – я бросил пистолеты, прижимая руку к боку. На снег начали капать капельки крови, превращаясь в струйку. Рука нащупала что-то маленькое и твёрдое. Выдернув предмет из раны, я достал из кармана аптечку, вытряс содержимое на полу куртки, нащупал индпакет и прижал к ране на боку, затем отправил в рот горсть таблеток. Вообще-то надо бы запить, но в полевых условиях и так сойдёт. Всё, полегчало. Сейчас кровотечение остановится, а минут через пятнадцать шрам затянется до приемлемого состояния. Теперь надо потихонечку сваливать, пока никто не обнаружил меня возле этого непотребства. Хоть я и защищался, доказать этого не смогу, а смертную казнь за убийство без лицензии никто не отменял. Поэтому встали – и ходу, ходу. По дороге заживёт.

Пошатываясь, я поднялся на ноги и медленно потопал прочь. Следы приведут только до проезжей части, пистолеты я забрал, отпечатков нет, а кровь… Одна маленькая таблетка – и кровь уже другая. Была когда-то ограниченная партия, "для повышения процента усвояемости некоторых стимуляторов". А у меня был к этой партии доступ. Всё просто.

Вспомнил, что вытаскивал из раны какой-то предмет, медленно разжал руку. На ладони лежала небольшая метательная звёздочка. Надо же, спец выискался, прям спецназ ФСБ, и никак иначе. Хех, вспомнил, как в лагере инструктор по стрельбе подтрунивал над инструктором по рукопашному бою: "лучше старенький ТТ, чем дзюдо и карате". В принципе, так оно и есть, у меня с мутантами редко дело доходило до рукопашной схватки, да и обойма в упор куда лучше, чем хук справа. А звёздочка много повреждений не нанесёт. Разве что отравлена…

Меня прошиб холодный пот. Вытащив на белый свет остатки аптечки, я одну за другой принял несколько разноцветных таблеток, мелко разжевав. Затем зачерпнул снега с обочины, откусил часть получившегося "снежка", остальное размазал по лицу. Несколько холодных капель стекло за воротник, но стало не лучше, а только хуже.

Вокруг всё двоилось, попадавшиеся навстречу люди носили разноцветные рога и громко смеялись. Я понял, что мне не повезло, и таблетки не сработали, но сделать уже ничего не мог. Тротуар качнулся, размахнулся и что было сил треснул меня по голове.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора