Террорист №1 [Окончательная редакция (СИ)]

Тема

Окончательная редакция сюжета "Террорист N1". Текст существенно сокращен в части технических описаний и второстепенных деталей, удалены также самоцитаты из "Нового порядка". В свое время роман был спозиционирован как боевик и опубликован в детективной серии "Черная кошка". Думается, это не совсем верно, но на момент публикации не было других вариантов, как только издание в "ЧК".

Жанр: альтернативная история, фантастический боевик, киберпанк.

(Файл размещен на СИ 20/03/2012).

Соболев Сергей Викторович

ТЕРРОРИСТ №1

Аннотация.

Никому не известная доселе террористическая организация предъявила ультиматум администрации США - если Штаты не свернут свои важнейшие производства, если не прекратят исследований в некоторых прорывных отраслях, организация переходит к активным действиям. Однако ультиматум остался без ответа. И вот по всей стране гремят взрывы, горят здания, совершаются покушения на отдельных лиц, а сам Президент вынужден скрываться на засекреченных объектах.

С подобной угрозой сталкиваются и спецслужбы России. В условиях строжайшей секретности начинается невиданная прежде по масштабам спецоперация, целью которой является нейтрализация действий Аваддона и его организации. В самой гуще событий оказываются руководитель одного из спецотделов МВД РФ полковник Романцев и американская журналистка Колхауэр. Выбора у них нет: чтобы выполнить свою миссию, им придется пройти психокоррекцию и самим стать вровень с Аваддоном, стать сверхчеловеком.

ПРОЛОГ

И когда он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри.

И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя смерть; и ад следовал за ним, и дана ему власть над четвертою частью земли - умерщвлять мечем и голодом, и мором и зверями земными.

Откровение от Иоанна

Небольшая колонна федералов смешанного состава, идущая под прикрытием пары БТРов, то притормаживая, то вновь разгоняясь до отметки в семьдесят километров, спускалась с предгорий по направлению к райцентру Шали. До цели оставалось не более получаса ходу. Если, конечно, обойдется без подрывов и разбойничьих нападений...

По обе стороны гравийной дороги, с раскисшим местами от проливных дождей полотном, уныло тянутся холмистые осенние пейзажи. Покачивающаяся в десятке метров корма БТРа сплошь заляпана желтоватой, с примесью глины, грязюкой. Смотреть на эту безрадостную картинку Романцеву порядком уже осточертело. Не очень-то привычный после долгого сидения в Москве к местным условиям, он две последние ночи спал урывками, реагируя на каждый шорох, не говоря уже о беспорядочной стрельбе, разражавшейся время от времени...

Угревшись в теплой кабине "уазика", который вместе с водителем был закреплен за ним на все время двухнедельной командировки, Романцев клевал носом, временами проваливаясь в сладкую дрему.

"Ну и ладненько, - подумал он, в очередной раз смежая свинцовые веки. - Заберу в Шалях двух своих сотрудников, и с первой оказией завтра же в Гудермес! А там и командировке конец..."

"УАЗ" как-то странно дернулся, раз и другой, как будто водила вдруг запамятовал, как переключать передачу. Затем, прокатившись еще несколько метров по инерции, остановился.

- Блин горелый! - выругался в сердцах сержант-контрактник. - Что-то с движком неладное! Одну минуту, товарищ полковник, счас я взгляну, что там такое...

Он выбрался из кабины, не забыв прихватить с собой "калаш". Забросив автомат за спину, открыл капот и, склонившись над двигателем, стал судорожно рыться в его внутренностях.

Чертыхнувшись, Романцев тоже выбрался наружу. Шедшая впереди колонна успела оторваться от них уже на добрых полкилометра. Позади них, замыкающим, шел еще один "уазик", в котором сидели трое. Эта машина также остановилась; очевидно, ее водитель и пассажиры не хотели выбираться наружу, под проливной дождь, и дожидались, чтобы кто-то подошел к ним и объяснил причину задержки.

- Вот что, сержант... Вы со своим "горелым блином" разбирайтесь в Шалях! А сейчас вызовите по рации старшего колонны и сообщите о ваших неприятностях!

- Не боитесь, товарищ полковник, мы свое догоним! - неожиданно веселым голосом сказал контрактник. - Прокатим, как на американских горках! Будет вам "драйв", и еще какой...

"Что за ахинею он несет? - испытывая все возрастающее раздражение, подумал Романцев. - Ну и подсунули же мне бойца..."

Он вытащил из кармана початую пачку "Кэмела", но закурить не успел: из другого "уазика", сразу с двух сторон, на раскисшее полотно дороги выбрались трое рослых, как-то неожиданно даже высоких, под два метра, и весьма крупногабаритных мужиков, экипированных в форму армейского спецназа.

Их лица были сокрыты под шлем-масками, но Романцева это нисколько не насторожило: среди федералов есть такие, опасаясь за себя и своих близких, предпочитают в людных местах носить маски.

Здесь, правда, место не из самых оживленных и людных, но если эти ухари не хотят светить свои рожи перед милицейским полковником, то и флаг им в обе руки.

Романцев ждал, что они скажут, но дождался совсем другого. Двое верзил, зайдя к нему с боков, ловко вывернули ему руки назад, а третий своим шнурованным башмаком вдавил выпавшую из рук полковника сигаретную пачку в раскисшую чеченскую землю...

Романцева волоком, не жалея пинков, отконвоировали в ложбинку меж двух холмов, где схоронился почти невидимый на фоне мшистых склонов пятнистый армейский джип. Спустя минуту в кустарнике показался серо-зеленый "УАЗ". Машина, на которой в составе колонны добирался в Шали Романцев, так и осталась стоять брошенной на дороге, до которой отсюда было около сотни метров. О том, что с этого места можно выбраться не только по гравийной дороге, но и по проселку, похоже, знали лишь эти четверо в армейском камуфляже.

Самое неприятное для Романцева заключалось в том, что водитель-контрактник оказался сволочью и предателем.

Двое по-прежнему держали Романцева под локотки, третий караулил возле джипа и "уазика", присматривая и за дорогой на Шали, а четвертый, очевидно, старший, подойдя вплотную к плененному ими федералу, своей затянутой в кожаную перчатку рукой забрался во внутренний карман бушлата полковника и извлек оттуда пачку его личных документов.

Перелистнув паспорт и заглянув в служебное удостоверение, старший сунул чужие документы себе в карман.

- Признайся, Алексей Андреич, такого поворота событий ты не ожидал, верно?

- Феликс?! - изумленно выдохнул Романцев, узнав знакомый голос. - Какого черта?! Как ты здесь оказался и что это за представление вы здесь устроили?!

Он дернулся - понял, что из таких тисков не вырваться.

- Объясни, наконец, что происходит!

- Слишком длинный получится разговор, полковник, - сказал старший. - Гм... Сергей, трупешники, надеюсь, высший класс?

Тот, что стоял слева от Романцева, молча кивнул головой.

- Экипировка, документы... Короче, все там нормально, да?

Тот снова кивнул.

- Вы меня знаете, если что-то не так, я вам головы поотрываю, - сказал старший. - Кстати, "безбашенный труп" тоже имеется в комплекте? Ну и прекрасно...

Человека, который стоял напротив него, Романцев знал уже лет эдак пятнадцать. Одно время они с Феликсом Ураевым даже дружили семьями. Но потом так получилось, что оба развелись со своими женами, после чего общаться им доводилось уже гораздо реже.

- Артем, заснимешь все на видеокамеру, - распорядился Ураев, обращаясь, очевидно, к стоящему справа от Романцева боевику. - Как только водила жахнет по "уазику" из "мухи", сразу включай камеру... Двухминутного ролика хватит с лихвой... А там по коням и ходу отсюда!

У Романцева появилось чувство, что нечто похожее с ним уже было, но что именно и когда - он так и не вспомнил.

Ураев сверился с часами.

- Сегодня двадцать третье ноября, четверть второго пополудни... Так и запишем в рапорте!

Он вытащил из кобуры необычной формы пистолет, в котором Романцев узнал "климовский" спецствол, стреляющий быстрорастворимыми ампулами, начинка которых зависит от намерений того, кто стреляет.

- Понимаешь, дружище, - задумчиво произнес Ураев. - Я мог бы прихватить с собой шприц-ампулу, и дальнейшее было бы для тебя почти безболезненно... Но ситуация такова, дорогой полковник, что боль и страдание уже вошли в нашу с тобой жизнь...

Произнеся эту не слишком понятную для Романцева фразу, Ураев прицелился и мягко нажал на спуск...

Глава 1

Лос-Анджелес, штат

Калифорния, США.

27 ноября.

Мерцающий мягким изумрудным светом циферблат часов, встроенных в приборную панель "Лендкрузера", показывал без двадцати минут пять утра. Мощный джип, только что стремительно летевший по Глендейл-роуд в направлении северных пригородов, теперь, угодив в сонные переулки, тащился со скоростью пешехода, который то ли позабыл нужный адрес, то ли не до конца уверен в правильности собственных намерений.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке