Позывной: Колорад. Наш человек Василий Сталин

Шрифт
Фон

Он – пилот единственного боевого самолета Новороссии, штурмовика Су-25, отбитого ополченцами у "жовто-блакитных" ВВС.

Он – "черная смерть" для бандеровских карателей и с гордостью носит позывной "КОЛОРАД", которым его наградили киевские убийцы.

Но во время очередного вылета он не просто "проваливается" на Великую Отечественную, но оказывается в теле Василия Сталина!

Каково это – быть сыном Вождя? Удастся ли "попаданцу" стать лучшим советским асом и переломить ход истории, отправив в отставку интригана Яковлева и вернув из опалы гениального Поликарпова, чей авиашедевр И-185 превосходит новейшие модификации "мессеров" и "фоккеров"? Посмеет ли Василий Сталин дать бой не только "экспертам" Люфтваффе, но и банде Хрущева? Кто прячется под личиной "Никиты Сергеевича"? И сможет ли сталинский "колорад" одолеть иуду-"кукурузника"?

Содержание:

  • Глава 1 Ополченец 1

  • Глава 2 Комэск 3

  • Глава 3 "Дело о шиле" 5

  • Глава 4 Диверсант 7

  • Глава 5 Охотники 8

  • Глава 6 "Соколиный удар" 10

  • Глава 7 "Флигер" 13

  • Глава 8 Туда 17

  • Глава 9 Обратно 19

  • Глава 1 Cеверный фас 21

  • Глава 11 "Учебка" 23

  • Глава 12 "Свободная охота" 26

  • Глава 13 "Автостоп" 29

  • Глава 14 Первая звезда 32

  • Глава 15 Небесный агитатор 35

  • Глава 16 И Аз воздам 36

  • Глава 17 Инспектор 38

  • Глава 18 Попаданец 40

  • Краткий глоссарий 42

  • Примечания 43

Валерий Большаков
Позывной: "Колорад". Наш человек Василий Сталин

© Большаков В.П., 2016

© ООО "Яуза-пресс", 2016

Глава 1 Ополченец

Донбасс, Мариуполь, 19 августа 2016 года

– "Колорад"! Вижу противника!

– Аллес гут…

Пулеметные очереди, меченные трассерами, сошлись на хвосте "Тандерболта" .

Оторвать, не оторвали, но правый киль отполовинили.

– Так тебе и надо, – буркнул Григорий Быков, разворачивая легкую "Элочку".

Связываться со штурмовиком "А-10", сидя в кабине "Л-29", было страшно.

Это все равно, что с перочинным ножиком кидаться на десантника в полном боевом.

Однако ежели умеючи…

– "Колорад" – "Адидасу", – вызвал он ведомого. – Будь готов!

– Всегда готов! – толкнулся в наушники радостный голос.

– Пионерчик юный… – проворчал Быков.

Что бы там ни говорили, а "Тандерболт" неуклюж, к высшему пилотажу малопригоден – углы тангажа и крена у него ограничены. Такому в узком каньоне не пролететь – не впишется.

А вот "Элочка", она же "Дельфин" – машинка юркая…

– "Адидас", тяни вправо!

– Тяну-у…

– Круче тяни!

– Понял…

– С превышением на двести.

– Понял…

– Аллес гут.

Штурмовик с ревом описал дугу боевого разворота – с его крыльев срывались белесые "усы" воздуха.

Стробоскопически заколотились огни пушки.

Мимо!

"Л-29" извернулся, пропуская снарядики под собою, и "надрал америкосу хвоста" – пулеметы прострочили "Тандерболт" от бронекабины до разнесенных килей.

Толку от стрельбы было мало, особо навредить штурмовику "Элочка" не могла – броню фиг пробьешь, но как отвлекающий маневр…

– "Адидас", атакуй! Прикрою.

Ведомый "Дельфин" выпустил ракету по округлой "бочке" двигателя.

Попал!

Тяжелый "А-10" тряхнуло.

– Есть! – завопил ведомый. – Горит, с-сучара!

– Аллес капут.

Раскаленная вольфрамовая проволока БЧ наделала делов – левое сопло разворотило, а из правого забрызгали вспышки, потянулся серый дым.

Пилот-хохол не выдержал, катапультиро– вался.

– А вот хрен тебе! – процедил Григорий, беря в прицел парашютиста.

Короткая очередь… Тело обвисло на стропах.

Будем считать – готов.

– "Берлога", "Берлога", ответь "Колораду"! – вызвал Быков КП.

– Я "Берлога", ответил!

– "Берлога", налет отбит.

– Добре, – прошуршало в наушниках. – Вертайтесь.

– Принято.

Григорий, приглядывая за ведомым, повернул к Широкино.

Первое время он получал "глубокое удовлетворение", сбивая бандеровских летунов, а теперь попривык.

Работа такая.

Служба.

…Оставляя в стороне гору Шпиль, сделал круг и сел на полевом аэродроме.

Свист турбины стихал, словно озвучивая уход напряга.

"Колорад" вздохнул и покинул кабину.

Ведомый в новеньком летном комбезе уже попирал траву разношенными кроссовками, за что, кстати, и был прозван "Адидасом".

– Вы видали, как мы дали? – весело заорал он.

– Видали… – хмыкнул Быков. – Повезло нам.

– Это почему еще? – вытянулось лицо у "Адидаса".

– Летун – дерьмо.

От палатки, изображавшей КП, вразвалку приблизился начштаба, позывной "Медведь" – огромный человечище, косматый и бородатый.

Ступал он, однако, мягко и бесшумно. Подкрадется если да рявкнет – никакого слабительного не надо…

– Здорово! – прогудел "Медведь".

Рука Григория по привычке потянулась честь отдать, но "одумалась" – и угодила в тиски лопатообразной пятерни начштаба.

– "Колорад", кажись?

– Он самый.

– Давно у нас?

– С того месяца.

– Ага… Раньше шо пилотировал?

– "Миги", "Сушки"…

– Военный, што ли? – прищурился "Медведь".

– Был, – буркнул Быков.

– А-а… – вопросительно затянул начальник штаба.

– Уволили за пьянку.

– Ага…

"Медведь" так сказал это свое "ага", что "Колорад" поспешил оправдаться:

– Дурак был!

– С этим делом завязал? – строго сказал начштаба.

– А толку? – пожал плечами Быков.

"Медведь" ухмыльнулся понимающе:

– Ну, да. От неба-то отлучили! А тебе, как тому водяному из мультика, "летать охота"…

– Ну, так… – вздохнул Григорий.

– А это не про тебя "Хоббит" рассказывал, шо ты инструктором в авиаклуб пристроился?

– Про меня, – заворчал Быков, морщась досадливо. – Болтун.

– Да ладно! – жизнерадостно воскликнул "Адидас". – Расскажи лучше, как к вам киношники нагрянули!

– Ой, да… – Григорий сморщился и рукой махнул.

– А шо за киношники?

– Сериал снимали, – сказал "Адидас", словно похвастался, – про Ваську Сталина!

– Я-то тут при чем? – пробурчал "Колорад".

– Здрасте! Ты ж дублером был! На самом настоящем "Ла-5" рассекал! Я по телику видел. "Ахтунг, ахтунг! Ла-фюнф ин дер люфт!"

"Колорад" пожал плечами.

– Ага… – глубокомысленно произнес "Медведь". – Воевал?

– Афган, – обронил Григорий.

– Ага… – "Медведь" задумался, смешно оттопыривая нижнюю губу. – На "Су-25" летал?

– Приходилось.

Быков вспомнил, как он гонял душманов "за речкой на юге". Изничтожал всеми доступными средствами.

У Герата и Шинданда, среди скал Луркоха, под Кандагаром и Панджшером.

Почти четыреста боевых вылетов, у пилота ни царапины, а бедный "Грач" однажды заработал полтораста пробоин – тридцать зениток "Эрликон-Берле" били из кишлака, прямо салют на Красной площади!

Не хватало дюраля для латания дырок, так их заделывали расплющенными гильзами.

Да, были схватки боевые…

Однажды и "духи" подловили прыткого "шурави" – догнал его "Стингер".

Ракета снесла правый двигатель, освежевала "сушку" по всему борту, но такой пакости, как давеча с "Тандерболтом", не случилось – у "Грача" между обоими моторами титановая плита стоит.

Так что второй "двигло" не задело, на нем и дотянул до Баграма…

– Я почему тебя пытаю, "Колорад"… – посерьезнел начштаба. – К Мариуполю от границы мехколонна движется – танки, бэтээры, наливники… Все это железо по "М-14" катится. Стародубовку они уже миновали, следуют на Мангуш. Надо бы их… того… приветить.

Быков, неожиданно для себя, разволновался – даже в горле пересохло.

– На "Граче"? – спросил он сипло и прокашлялся.

– На нем, родимом. Ты у нас, выходит, самый опытный, тебе "сушку" и доверю. Расколошматишь укров и ворочайся.

– Расколошмачу, – твердо сказал "Колорад".

Подняв "Грача", отяжелевшего от БК, Быков повел его на запад.

Летел и счастливо улыбался.

Аллес гут.

Он даже мечтать не смел, что снова сожмет ручку управления настоящего самолета.

Ну, раньше и война в Донбассе представлялась ему как бы ненастоящей, чужой, хотя все Быковы отсюда.

Еще прапрадед, Антон Гаврилович, поселился в тогдашней Юзовке.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке