Дневник тринадцатого императора Всероссийского Николая второго. (часть пятая) (2 стр.)

Тема

Капитан Кларк, рассказывая о истории чайных клиперов, говорит, что американские клипера "ЛАЙТНИНГ" и "ДЖЕЙМС БЕЙНС", ходившие на линии Ливерпуль - Нью-Йорк, показывали скорость 18.5 и 21 узел. Гонки чайных клиперов были выдающимся событием: они требовали выносливости, профессионализма, отваги, знаний, конструкторских решений.

Главным двигателем была коммерция.

Острые обводы корпуса, увеличенная остойчивость, наклоненные к корме мачты, большая площадь парусов позволили клиперам развивать отличную скорость, превосходно удерживать курс, но за это пришлось заплатить уменьшением объёма грузовых трюмов и увеличением осадки.

Высокая скорость также достигалась за счёт увеличенного отношения длины к ширине корпуса в среднем менее чем 6:1 (за редким исключением "Лорд ов те Айлс" (1953) у которого 6,9:1), в то время как на обычных парусных судах этот показатель варьировался от 3:1 до 4:1.

Для снижения численности экипажа до 23–28 человек и облегчения их работы в море на этих парусниках были использованы достижения техники середины XIX века: винтовые рулевые приводы, ручные лебедки с зубчатой передачей, помпы с маховым колесом и другие механизмы. На "пенителях моря" все было подчинено достижению наибольшей скорости. Длинные и стройные, с гладким, как тело угря, корпусом клипера имели изящно изогнутые острые форштевни, которые разрезали волны, как нож.

После открытия Суэцкого канала в 1869 году рейсы парусных судов, через несколько лет, на "чайной" линии стали невыгодными. Клипера занимались случайными работами, или возили уголь из Англии в Японию и Австралию.

И все же на короткое время они опять вошли в моду. Австралия стала вырабатывать много шерсти, в которой нуждались Британия, Европа и Америка. Паровых судов, способных без дополнительной загрузки углем ходить на такие большие расстояния, ещё не было, пришлось прибегнуть к услугам парусных.

Клиперы обязаны своими достижениями не только конструкторам и капитанам. Их успех обеспечил ещё один человек не конструктор и не моряк, астатистик Мэтью Фонтэн Маури. Он изучил тысячи старинных вахтенных журналов исоставлял подробнейшие погодные и морские карты и таблицы ,благодаря которым капитаны могли выбрать самый быстрый маршрут. Его карты ветров и теченийположили конец многим традиционным представлениям. Более тысячи капитанов, снабжалиМауриинформацией, и до1854 годаон отработал более миллиона сообщений, из них380284 только о Гольфстриме в Атлантике.

Капитан клипера "Гертруда" Пиннейс благодарностью писал исследователю: "До того, как я получил Ваши карты, я пересекал океан с завязанными глазами ".

Сто сорок первая запись в дневнике ЕИВ Николая второго

Хотел озаглавить эту запись "Заговор купцов и молодцов", потом показалось, чересчур двусмысленно звучать будет. "Сговор" тоже не очень подойдёт, криминалом попахивает, а тут ничего подобного у моих подданных и в мыслях не было!

Инициаторами молодёжь была, Титов и Кутейников, а уж на приём их обоих с их "бумагами" мой любимый "каперанг" притащил. Сами то они стеснялись, или авторитеты на них давили, теперь это неважно. Расскажу всё по порядку.

В конце прошлого года, здесь в моём кабинете в основном была одобрена программа строительства рейдерской эскадры для Атлантики и Индийского океана. Ни Генерал-адмирал, ни я особых возражений к проекту не предъявляли, судно нравилось, оставалось только "Быть по сему" написать, да подпись поставить. Останавливало одно, количество ресурсов для этого дела потребное.

Что эти "добры молодцы" натворили? Да так, ничего особенного, они альтернативный проект крейсера для рейдерских операций подготовили. С помощью Аркаса в мой кабинет проникли, "каперанг" порекомендовал мне их выслушать, что я и сделал!

…………………………………………………………………..

Потом задумался, но ненадолго!

- Володя! Соедините меня, пожалуйста, с Великим князем Константином Николаевичем.

Через несколько минут дядя был на проводе, и я пригласил его на следующий день заехать в Зимний дворец, чтобы поговорить о старом дельце, да заодно пригласить всех наших корабельных дел мастеров.

При таком большом сборе наша молодёжь и сделала своё сообщение.

Что они предложили? Чтобы перерезать морские пути вероятного противника, а попросту топить их транспорты, совершенно достаточны более скромные корабли. (Тут и я вспомнил о крейсерах 2-го ранга, что в той истории были).

Дальше выяснилось, что машины в пять тысяч сил действительно созданы, Котурницкий Павел Васильевич сдержал своё обещание, но производить их много и быстро мы ещё не можем. Заказ для двух больших ледоколов на такие машины всё ещё полностью не выполнен. Новые цеха и заводы ещё в постройке и смогут дать нужную продукцию не ранее 1869 года.

Аналогичная ситуация с мощными котлами конструкции Шпаковского возникла. Их не хватает, все, что успевают сделать, после контрольной сборки в Николаев уходит, нарастить быстро производство котлов большой производительности среднего давления, мощностей нет.

Сталь корабельную мы производить научились, но завезти в район Архангельска столько материалов пока проблематично. Канал - то ещё не реконструирован.

Альтернативный проект снимал все или почти все эти вопросы, из меньшего количества при меньших затратах высокому совещанию предложили получить те же семь клиперов, которые вполне обеспечат адекватный результат.

Сейчас я просто кратенько их проект опишу, так понятней будет.

За основу они тоже приняли конфигурацию корпуса чайного клипера. Для обеспечения непотопляемости переборки практически так же, как у "крейсера Попова", расположены. Теперь отличия приведу, а лучше - просто их цифры запишу.

Корпус стальной, по КВЛ будет иметь длину 97 метров, ширину 12 метров, осадку в корму 6.2 метра, осадку в носу 6.0 метра. Два гидравлических успокоителя качки расположены на 18 и 100 шпангоутах. Рабочее тело успокоителей - котловая вода, общий объём 80 кубометров. Расчётное водоизмещение порядка 3000 тон, четыре водотрубных прямоточных котла, мощность машин 2х3000 л.с., запас топлива 800 тон, тип топлива - жидкое. Котлы с нечётными номерами способны работать на угле. Шпаковский их серьёзно модернизировал, дутьевые вентиляторы из Ярославля нужный напор обеспечивают, а газоход ещё и рекуператором оснащён. На верхнем срезе дымовой трубы жалюзийные искрогасители появились.

Протяжка модели в опытовом бассейне не проводилась, расчётная максимальная скорость судна под обеими машинами составит 19–22 узла. Дальность плавания под парами, эконом ходом 12 узлов, ожидается не менее 7000 миль. Уменьшение волнового сопротивления достигается устройством носового бульба.

Парусное вооружение как и у их предшественников прямое, проверенное и опробованное временем и штормами. Единственное отличие - дань времени, пустотелые металлические мачты предполагается изготовить из стальных профилированных полос, которые "Электрогефестом" скрепить в классическую конструкцию.

Вооружение представлено четырьмя орудиями 152/45, размещённых в носовых и кормовых барбетах. Запас выстрелов на ствол 400 штук, включая 50 бронебойных. Возможно использование минного оружия, для чего запроектированы две минные штольни с узкоколейным полотном, выходящие в корму на уровне главной палубы. Запас мин на борту - 40 штук.

- Господа, прошу высказываться, - обратился я к участникам встречи. Как всегда в таких случаях бывает, надо кому-то начать, а первым быть никто не желает. На первое выступление потом все "шишки" валятся.

Начал разговор патриарх парусного флота российского, строитель винтового фрегата "Архимед", который ещё в 48 году на воду спустили, Амосов Иван Афанасьевич.

- Мне проект нравиться, - только и сказал инспектор кораблестроительных работ Кронштадтского порта, потом добавил:

- Надо только для уточнения расчетов в опытовом бассейне его макет обкатать и масштаб не менее одного к тридцати выбрать.

Как бы с обобщением выступил Попов.

- Молодцы, обставили, по всем статьям обставили. Видать, скоро нам с Иваном Афанасьевичем пенсион выйдет.

- Ты, Андрей Александрович, за меня не расписывайся, я этим молодцам ещё полезен буду.

Последним говорил Константин Николаевич, который от души поблагодарил участников встречи и высказал надежду увидеть в 1869 году всю серию клиперов уже на воде. Затем все в мою сторону оборотились, что самодержец скажет.

- Перерыв, господа! Перерыв.

- В соседней зале вас ждут тоже "проекты", но не морские, а кулинарные!

- Торопитесь!

Затем, развернувшись лицом к ветеранам, я произнёс:

- Дядя, Николай Карлович, Григорий Иванович, Андрей Александрович и Иван Афанасьевич, вас я попрошу немного задержаться.

То, что Французы "копают" Суэцкий канал, все из присутствующих знали. О том, что работы будут закончены в 1869 году, я им сейчас скажу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке