Закон меча

Шрифт
Фон

Крепкий парень Олег Сухов, кузнец и "игровик", случайно стал жертвой темпорального эксперимента и вместе с молодым доктором Шуркой Пончиком угодил прямо в девятый век… …Где их обоих моментально определили в рабское сословие. Однако жить среди славных варягов бесправным трэлем – это не по Олегову нраву. Тем более вокруг кипит бурная средневековая жизнь. Свирепые викинги так и норовят обидеть правильных варягов. А сами варяги тоже на месте не сидят: ходят набегами и в Париж, и в Севилью… Словом, при таком раскладе никак нельзя Олегу Сухову прозябать подневольным холопом. Путей же к свободе у Олега два: выкупиться за деньги или – добыть вожделенную волю ратным подвигом. Герой выбирает первый вариант, но Судьба распоряжается по-своему…

Содержание:

  • Глава 1 1

  • Глава 2 2

  • Глава 3 4

  • Глава 4 6

  • Глава 5 11

  • Глава 6 16

  • Глава 7 18

  • Глава 8 22

  • Глава 9 24

  • Глава 10 28

  • Глава 11 31

  • Глава 12 34

  • Глава 13 36

  • Глава 14 39

  • Глава 15 42

  • Глава 16 45

  • Глава 17 49

  • Глава 18 52

  • Глава 19 55

  • Глава 20 59

  • Глава 21 61

  • Глава 22 66

  • Примечания 67

Валерий Большаков
Закон меча

Глава 1

…Отточенная стрела чиркнула Олегу по плечу, располосовав кожу и пустив кровь. Пустяки, дело житейское. Не до того!

Уводили его девушку! Косматый викинг, по колено в воде, волок пленницу за косу, громко гогоча, а пленница лупила по волосатой лапе маленькими кулачками. Олег бросился к пирату, выхватывая самурайский меч катану. Викинг увидал Олега, но девушку не отпустил, только намотал косу на руку. Красавица не удержалась и упала на колени во взбаламученную воду. Мечи скрестились. Отбив удар, Олег в ярости рубанул разбойника по руке, вцепившейся в косу. Катана начисто оттяпала конечность, словно и не было стального обручья. Девушка упала на четвереньки, рыдая, выпутывала из волос кровавый обрубок в железной перчатке и глядела, глядела на Олега, не отворачивая зареванного лица, не отрывая огромных умоляющих глаз.

– К троллям тебя, нидинга! – прорычал Олег.

Высверк. Отбив. Высверк. Тень. Удар! Катана обрушилась на бычью шею трубно ревущего пирата, разваливая кожаный панцирь и отворяя вены. Рев перешел в клекот и захлебнулся. Колени морского разбойника подогнулись, в светло-серых глазах угасла последняя искорка сознания, и душа отлетела в мрачный Хель…

…Олега Сухова разбудил кот Онуфрий. Котяра орал под дверью, требуя незамедлительно впустить, накормить и обогреть.

– С-скотина! – прошипел Олег, садясь в постели. Ведь минут десять еще можно было бы поваляться! Он протер глаза, тронул ладонью лоб. Лоб был мокрым. Ф-фу! Ну и сон! Боевик с элементами эротики, как пишут в аннотациях к фильмам. И какой яркий! Словно и не сон вовсе… Олег поднялся с развороченной постели и прошлепал к ковру на стене. На ковре была развешана коллекция – пара кинжалов, настоящий трехгранный мизерикорд, которым добивали рыцарей, пробивая латы насквозь, волнистый малайский крис, меч эпохи Каролингов. А на подставке-катэмото возлежала катана – та самая, из сна. Сухов любовно провел ладонью по ножнам сайя из дерева магнолии, покрытым черным лаком, сжал длинную, в три с половиной кулака рукоятку, обмотанную ремешком из акульей кожи, и вытащил клинок. Металл, отшлифованный древним мастером, казался прозрачным, как серебристо-серый лед. Сквозь лезвие проступал узор, запечатлевший тысячи проковок. Морозный блеск меча завораживал…

По правде сказать, Олег и забыл уже, когда в нем проснулся жадный интерес к "стали разящей". В классе, наверное, третьем… Да, тогда боязливый Олежек, "мамсик" и "ябеда-корябеда", сам переступил порог клуба "Эспада", где экс-чемпион области по фехтованию учил мальчишей биться на шпагах. Фамилию экс-чемпиона Олег уже не помнил, а звали его Борис Борисович. Но все сокращали это обращение до Борь Борича. "Борь Борич, скажите Олегу! Чего он без маски дерется?!" – "А сам?!"

В старших классах Сухов занимался в секции саблистов, заработал даже первый юношеский разряд, но бросил спорт. Жило в нем какое-то неудовлетворение оружием, недоставало чего-то для полного счастья. А на первом курсе института Олег записался в группу кэндзюцу, увидел катану и был сражен ее холодной, убийственной красотой. Катана колола как шпага и рубила как сабля, и в то же время это был меч. И в душе Олеговой все сложилось, все срослось…

Онуфрий, почуяв хозяина, заорал благим матом.

– Щас! – рявкнул Олег.

Пройдя в прихожую, Сухов щелкнул замком. Дверь отворилась, и кот, благодарно муркнув, проник в помещение. И быстро-быстро протопотал в направлении кухни.

– Собака ты! – обозвался Сухов, но кот не отреагировал на оскорбление. – Только и знаешь, что жрать, жрать, жрать!

Онуфрий мявкнул в том смысле, что да, знамо дело, на том стоим.

– О духовном подумай, животное! – увещевал кота Олег, шагая на кухню.

Вскрыв баночку "Вискаса", он щедро вывалил угощение. Бездуховное животное вертелось тут же, тычась носом.

– Жри!

Пока Олег умывался, брился, одевался, кот успел слопать все дочиста.

– Мя-ау-у! – заявил Онуфрий, облизываясь и щурясь. Дескать, неплохо бы добавочки…

– Обойдешься, – буркнул Олег, приседая на табурет. – Мышей ловить надо!

Онуфрий, усвоив, что вторая порция ему не светит, вспрыгнул Олегу на колени и разлегся во всю их длину, довольно выпустив когти. Сухов погладил котяру, и кухню заполнило громкое мурлыканье.

А Олег постепенно переходил в фазу бодрствования. Сновидение в стиле "экшн" рассеивалось, заботы, вчерашние и вечные, возвращались и зудели в голове, как осенние мухи.

До конца погрузиться в peaл помог звонок с мобильника. Олег поспешно достал верный "Нокиа". Звонил Стемид. Был он "мастером", устроителем и постановщиком ролевых игр. Олег, реальный "цивил", ролевиков не жаловал, полагая, что "каждый сходит с ума по-своему". Оказалось, однако, что не всякая ролевка – "хоббитовы игрища", пристанище инфантов, повернутых на эльфах и орках. Стемид увлекался исторической реконструкцией, у него все было по правде, как в "эпоху викингов", – и мечи, и "доспешка". Правда, завлечь Олега ему не удалось. Сухова заманила Вика, красна девица, ткавшая полотно по старинным правилам и одевавшая всех "стемидовцев". Олегу же хотелось ее раздеть…

– Здорово, самурай! – проорал мастер жизнерадостно. – Как твоя жизнь?

– Мас-саракш! – поморщился Олег. – Убавь звук! Совсем контузил…

Стемид хохотнул и продолжил:

– Слушай, мы тут решили на полигон выбраться! На все выходные! "Толки" обещали присоседиться, рыцари… Ну, не фест, конечно, но человек сто заявится! Отыграем ха-арошую такую боевочку-феодалку! Бугурт обещаю, и турниры будут, базар, пивка попьем… Ты как?

– Я за! – бодро откликнулся Олег. – И далеко ты собрался?

– Помнишь, где в прошлый раз полевка была? Ты тогда еще с гоблином схлестнулся!

– А-а! Это где "анизотропное шоссе"?

– Да-да-да! Вот по нему и шуруй! Как увидишь шатры, так и тормози! Место шикарное! Там же "запретка", местные шугаются! Тишина… Вода ключевая, хоть залейся! Дров – на три зимы хватит!

– А нас оттуда не турнут?

– Да не! Там не вояки, там физики окопались! Тау-электродинамика! Понял?

– Не-а! – честно признался Олег.

– Я тоже! Короче, подгребай!

– Ладно… А Вика будет?

– А как же?! – изумился Стемид. – Куда ж мы без Викулечки?! И Наташка будет, и Рогнеда… Да все, считай! Так что, не отрывайся от коллектива!

– Ладно, уговорил!

Сотик курлыкнул и высветил на экране безапелляционное: "Звонок закончен".

– Может, и вправду съездить? – спросил Олег Онуфрика.

Кот не ответил. Устав от ночных бдений, Онуфрий дрых, свесив хвост.

– Гулять, зверь, гулять! – скомандовал Олег, вставая.

Кот поначалу заупрямился, потом смирился. Спрыгнул и пошел, делая "потягушечки". Онуфрий был зверем вольным – проживал в подвале и "держал зону", гоняя Васек и Мурзиков со всего квартала. Сухова зверь навещал регулярно, а у Олега нога не поднималась дать пинка голодному представителю семейства кошачьих.

– Мя-ау-у! – затянул Онуфрий, переводя медовые глаза с Олега на запертую дверь и обратно.

– Подождешь! – пропыхтел Олег, скача на одной ноге и затягивая "липучки" на кроссовке.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке