Зеркала (2 стр.)

Тема

* * *

Горы не терпят слабости в своих владениях, разламывая и уничтожая людей, подверженных ей. Вдвойне тяжелее приходится в горах тому, кто оказался здесь в темное время года. Для Ариев, живущих при свете незаходящего солнца, ночь – это пора, полная опасностей, и вместе с тем время, когда в небе появляются звезды. Впрочем, ночь, это слишком сильно сказано – Солнце, скрывается за горизонтом самое большее на два часа каждый день, и то в конце года. Все остальное время оно ходит в небе, то, почти скрываясь за горизонтом, то, снова поднимаясь в высь.

В архивах остались записи предков, которые до дня Катастрофы путешествовали по планете. Там сказано, что при путешествии на север дни становятся все короче и холоднее, а далеко на севере есть земли, которые видят свет только несколько часов в год, и которые покрыты вечным льдом. Для нас это необычно, ведь мы знаем только три времени года – короткие и дождливые весна, осень, и долгое жаркое лето.

В последнее время популярностью пользуются трансляции со спутников. На снимках, сделанных с космоса видно огромных животных, покрытых шерстью, которые живут в тех сумеречных местах, и прекрасно себя там чувствуют. Видно людей, которые там обитают, и которые прекрасно приспособились к сумеркам, с успехом охотясь на гигантских животных.

Первых Ариев, поселившихся на Материке, поджидало множество опасностей – в первую очередь хищные звери, которые, эволюционировав вдали от человека, видели в нем только жертву. Первые поселенцы представляли для хищников легкую закуску. Пришлось приложить много усилий для того, что бы научить их бояться человека, обходить места нашего обитания. Позже охота на хищников стала спортом, развлечением мужественных. На зверей выходили с ножом в руке, таким, как у меня, и в результате их можно встретить лишь в резервациях, одна из которых предназначена для исполнения древнего ритуала.

Я младший сын наследника главы клана, последний по иерархии. Из космоса за мной наблюдает глаз спутника, каждое мгновение моей жизни в горах показывается любому желающему, заплатившему за сеанс. Мне предстоит выжить в горах, сражаясь за свою жизнь с хищниками.

Прошло пять дней, с тех пор, как я оказался здесь. Наступили часы темноты, но к этому времени я подготовится – сделал запас еды, топлива, и захватил у льва пещеру. Лев был против этого, потому в пещере лежит его шкура. Пещера небольшая, я осмотрел каждый ее уголок и убедился, что мне здесь ничего не грозит.

В последний раз я взглянул на звездное небо, и Путь Предков, который из конца в конец его пересекал. Заложив вход в пещеру большими камнями, я в первый раз за это время лег спать. Звездам придется меня подождать.

Снился мне родной замок, расположенный на берегу большого озера, отец, который гордо провожал меня, решившего испытать судьбу, исполнить древний обычай. Снились семеро старших братьев, недовольных тем, что из Дома уходят деньги, которые, как они считали, можно с большей эффективностью использовать в деле. Снились пятеро сестер – хохотушек, которые, провожая меня, впервые выглядели серьезными, печалясь о моем уходе, боясь, что их любимчик не вернется.

У каждой был жених, и они ждали времени, разрешенного для браков, собираясь уходить из клана. Они опасались того, что я не вернусь, и будет объявлен траур, и придется отложить свадьбы еще на год. Позже мне приснился Светлый Гекто, который остановил войну, первую и последнюю войну между народами Материка, и который разделил Ариев на двенадцать кланов. Он подошел ко мне, посмотрел в глаза и сказал:

– Ты похож на меня – такой же беспокойный. У тебя есть цель, и ты не перед чем не остановишься. Твоя цель благородна, я помогу тебе, – с этими словами он отвернулся и ушел.

Проснувшись от холода, я подбросил дров в догорающий костер, и улегся спать дальше. Утром я с удивлением заметил на стене пещеры изображение знака Гекто, которого раньше там не было. Камни, которыми заложен вход в пещеру, не тронуты. Здесь, кроме меня, никто не мог быть. Я расстегнул верх комбинезона, и увидел, что на моей груди появился отпечаток – белая копия знака, что нарисован на стене пещеры. Что он мне принесет? – неизвестно, раньше видели только черные отпечатки знака.

563 год начался с войны. Она вспыхнула неожиданно, втягивая в свой водоворот все новые и новые народы, населяющие Материк. Неизвестно, кто ее начал, все источники называют разных людей, но сходятся на том, что она началась за право владеть богатой прибрежной территорией. Война продолжалась шесть лет, пока ее не прекратил Светлый Гекто, которого все уважали за мудрость, справедливость, и очень тяжелый кулак. Он составил карту Материка, разделил ее на двенадцать равных частей – по числу племен, населяющих Материк. В сезон ночей прошел через горы обозначив свой путь метками, и предложил всем, кто желает стать вождем, пройти его. Очередность прохода была разыграна по жребию, испытания длились пятьдесят два года, погибло сорок человек, прежде чем были выбраны двенадцать вождей, которые торжественно поклялись никогда не поднимать оружие друг на друга.

Гекто дал закон, по которому мы и живем уже три тысячи восемьсот три года. Закон гласит, что если кто-то считает, что к нему несправедливо относится глава клана, то он может перейти в другой клан, унеся со своим уходом часть наделенной территории. Так будет длиться до тех пор, пока у власти не останется один человек, а на Материке станет один клан. Некоторые вожди пытались преступить закон, силой удерживая людей, и вскоре их находили мертвыми, с черным отпечатком на груди.

Гекто дал Игру, в которой, как и в нашей жизни, отобранные фишки играли против своего прежнего владельца. В Игру сражались двенадцать противников – по числу кланов, вступая в союз с кем – ни будь, или, выходя из него. Сейчас на землях одиннадцать кланов, двенадцатый был уничтожен пришельцами, а не проиграл свои земли, и значит, для продолжения Игры следовало его возродить. Желающие создать свой клан, вот уже более двух с половиной тысяч лет отправлялись в горы, а там исчезали без следа. Это не легкая дорога, но я надеялся пройти древним маршрутом, создать свой клан и вступить в игру.

* * *

Опять я в пути. Иду еле видными козьими тропами, преодолеваю осыпи, а где не могу обойти препятствие – карабкаюсь на скалы. Дорога, обозначенная Гекто, указатели, что он оставил, за эти тысячелетия стали еле видными. Хорошо, что я рассматривал эти места из космоса – примерно знаю, куда идти дальше, если не видно указателей.

В пути уже третий день, хочется спать, но нельзя, могу не проснутся. Усталость подтачивает мои силы, рассеивает внимание, а потому я пропустил миг, когда лев кинулся на меня со скалы. Этот зверь застал меня врасплох, не давая применить обычный прием охоты – во встречном прыжке распороть ему брюхо. Если – бы не учитель танцем и годы упорных тренировок, я был – бы уже мертв. Лев прыгнул на меня, а я перед самой его пастью в сторону, по пути начиная "танцевать". Я исполнял разгонные "па", одновременно уклоняясь от ударов и прыжков зверя. Вокруг меня воздух сгущался, двигаться становилось все труднее и труднее, но движения льва относительно меня замедлялись, в ушах раздался легкий хлопок, и я понял, что достиг первой ступени "разгона".

Сейчас в глазах льва я выглядел, наверное, как быстрое, неуловимое существо. Он взвился в очередном прыжке, в который раз пытаясь достать меня. Я выхватил нож, поднырнул под него и медленно провел по животу летящего животного. Еще в полете изо льва вывалились дымящиеся внутренности, и когда он после приземления пытался опять прыгнуть на меня, то упал, запутавшись в них лапами.

Больше всего в этот миг он напоминал раненую, обиженную кошку. Его вид, некогда большого и сильного зверя, мгновение назад пытавшегося съесть меня, вызывал только жалость. На Материке их осталось не так много – пара сотен особей. Еще в древние времена предки почти полностью уничтожили их вид, охотясь на них с ножами, как это сделал я, и только создание запретных для охоты зон спасло их от полного исчезновения.

Лев очень опасный, умный и упорный зверь – он некогда не прекратит начатую охоту. Уйди сейчас я от него, и он бы позже нашел меня. Я просто сделал с ним то, что он хотел сделать со мной.

Добив зверя, я сбросил "разгон", отдышался и занялся его тушей, снимая и обрабатывая шкуру – это прекрасный трофей, глупо его здесь оставлять.

Где-то недалеко должна быть пещера – лев обитает только в них, а охотится и живет в полном одиночестве, не терпит возле себя других хищников, которых истребляет по мере возможности. После "танца" всегда испытывают сильную усталость, и я могу погибнуть, окажись поблизости еще один такой зверь.

Безуспешно потратив пару часов на то, что – бы найти логово льва, я отправился дальше. Позже мне удалось немного поспать на высоком дереве, на которое удалось взобраться с помощью веревки, привязанной к ногам.

Пока иду, много думаю о нашей жизни, в то же время не забываю осматриваться по сторонам. Когда меня доставляли к горам, при полете над равниной, было видно роботы по разрушению и уборке старых дорог. Когда кончилась ера наземных транспортов, то дороги, по которым они двигались, оказались ненужными. После долгих споров было решено их уничтожить, а на этом месте высадить деревья, и сейчас с высоты видно прямые полосы леса, которые тянутся от одного конца материка, до другого. До сих пор многие из них старых дорог неубраны – роботы много, а рабочих рук недостает.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке