Первый олигарх (2 стр.)

Тема

Слева выпала шестёрка, справа - король.

Генерал открыл шестёрку.

- Извольте получить, - сказал Ланской, подавая выигрыш.

Барятинский загнул угол первой карты, удваивая ставку, и вытащил из своей колоды следующую карту.

Ланской начал банкировать против него. Слева выпала дама, справа - восьмёрка. Барятинский открыл восьмёрку.

- Восьмёрка убита!

На следующей талье он объявил пароли пе, учетверив ставку, и проиграл, в то время как генерал выиграл две тальи мирандолем.

Настроение у Барятинского испортилось. Лицо Ланскова с лоснящимися коротким волосами прямым носом и пышными усами казалось ему неприятным и высокомерным; бриллиант на пальце нахально сверкал, ослепляя своими лучами; выпуская карту, банкомёт делал небрежное движение длинными тонкими пальцами, словно презрительно отталкивая понтёра.

На пятой талье Барятинский объявил quinze et le va, поставив сразу 7500 рублей. Он выбрал карту и пристально посмотрел на Ланскова, приготовившегося метать.

"Я ведь я ему посочувствовал, - думал князь, - из-за плохой приметы. И колоду подрезал... Колода... А может он намеренно уронил карту, чтобы подменить колоду?" Барятинский открыл карту и увидел, что снова проиграл.

- Милостивый государь! Вы мошенничаете! - крикнул Барятинский, вскакивая со стула и бросая карту в сторону банкомёта.

Ланской сверкнул глазами, схватился за стоявший на столе канделябр, однако его руку прижал к столу внезапно появившийся Берд.

- Опомнитесь господа! Извольте объясниться, князь!

- Этот господин подменил колоду! Карты наколоты!

Берд вызвал помощника, и они изучили карты под лупой, не обнаружив никаких наколок. Барятинский расплатился за проигрыш, отказавшись извиняться. Ланской обещал на следующий день прислать секундантов обговорить условия дуэли. После чего Барятинский прошёл в портретную гостиную и, устроившись в углу мягкого обтянутого штофом дивана, начал обдумывать произошедшее.

Никакой вины за собой он не чувствовал. Если карты и не были наколоты, то этот господин передёргивал: как иначе объяснить выигрыш при самой неблагоприятной и верной примете? Три года назад по такому же поводу он дрался на дуэли с поручиком Муравьёвым, прострелив тому руку. Два года назад он был ранен в ногу на дули с Сакеном, которому не понравилось, что он называет его возлюбленную (как бишь её? - Анюта) уменьшительным именем. Год назад пришлось убить на дуэли штабс-капитана Рубцова, который имел наглость требовать, чтобы он, Барятинский, прекратил посещать дом актёра Климовского, жена которого, будучи любовницей этого Рубцова, начала оказывать знаки внимания и князю. Хорошо, что Рубцов догадался заранее написать записку с признанием в самоубийстве. А то бы пришлось ему сейчас не служить в гвардейском полку в столице, а тянуть лямку рядовым где-нибудь на Кавказе. Впрочем, Ланской тоже известен как записной дуэлянт и отличный стрелок и будет опасным противником. Поскольку право выбора оружия за оскорблённым, он непременно выберет пистолеты. Нужно предложить стреляться на 20 шагах с первым выстрелом по жребию.

- Позволите, Ваше Сиятельство?

На него смотрел неизвестно откуда взявшийся щуплый господин небольшого роста в синем фраке с глянцевыми лацканами благообразной внешности с чёрными с проседью волосами, большими выразительными карими глазами, расширяющимся к низу прямым носом.

Барятинский нехотя кивнул, и господин устроился на противоположном конце дивана.

- Позвольте представиться, статский советник Поляков Лазарь Соломонович.

"Как он здесь оказался?" - подумал князь.

- Нахожусь в клубе по приглашению графа Шереметева, - сказал Поляков, словно отвечая на мысленный вопрос Барятинского. - Имею сделать деловое предложение.

Поляков сделал паузу, внимательно глядя на князя, затем добавил:

- Весьма для Вас выгодное.

Барятинский слышал о братьях Поляковых, наживших миллионы на банковских махинациях и железнодорожных концессиях, и в другое время просто прогнал бы этого выскочку. Но после сегодняшнего проигрыша его долги достигли круглой суммы в двести тысяч; имения были заложены и уже встал вопрос о продаже фамильного особняка на Сергиевской. Выгодное дело было как нельзя кстати. Поэтому князь кивнул утвердительно.

- Дело нисколько не сложное, - продолжил Поляков, не смущаясь от высокомерного молчания Барятинского. - В ближайшее время в правительстве будет решаться вопрос о выделении концессии на строительство Ростовско-Владикавказской железной дороги. Я бы Вас всепокорнейше просил посодействовать получению этой концессии господином фон Дервизом.

Барятинский встал и начал прохаживаться вдоль комнаты. Поляков также встал, ожидая его ответа.

- Думается мне, дело не так просто, - сказал князь. - Если требуется содействие, не значит ли это, что кто-то противодействует г. фон Дервизу?

- Совершенно верно, Ваше Сиятельство, не могу не отдать должного Вашей прозорливости. На получение концессии претендует некий господин Ефимович, инженер. Однако, учитывая Ваше положение и знакомства при дворе, Вам не составит труда обратить дело в нашу пользу. Что может сделать какой-то инженер против прямого потомка Рюрика и владетельных князей Черниговских? А вознаграждение очень достойное.

- Сколько?

- Один процент от суммы государственного кредита. Кредит предполагается на девять миллионов.

Барятинский замер. Такая сумма если не решала полностью его проблем, то позволяла существенно их облегчить.

- Не уверен, что в состоянии помочь. У меня сейчас много дел. Думаю, смогу дать ответь не раньше, чем дня через два - три - ответил он.

- Покорнейше прошу меня простить, но я некоторым образом в курсе Ваших обстоятельств. Если вас смущает дело с графом Ланским, то могу Вас уверить, что дуэли не будет.

- Что вы себе позволяете, господин статский советник?! - вскричал Барятинский.

- Нет, нет, - кланяясь и отступая назад, говорил Поляков, - разумеется, - без малейшего ущерба для вашей чести!

Он быстро скрылся за дверью.

- Nique ta mère, saligaud! - выругался вслед князь.

Приехав к себе на Сергиевскую, он лег и ещё долго ворочался в постели, проклиная наглого иудея, который посмел вмешаться в дело чести.

Весь следующий день он провёл в полку, занимаясь разбивкой новобранцев, на которую приехал сам император.

- Меня кто-нибудь спрашивал? - спросил он дворецкого, вернувшись поздно вечером.

- Как же-с, принесли записку.

Князь развернул записку, на которой каллиграфическим почерком было выведено:

Ваше дѣло улажено. Смотрите завтрашнiй Петербургскій Листокъ.

На следующий день Барятинский прочитал на первой странице газеты:

Первый олигарх

В некрологе сообщалось, что дуэль последовала сразу после смертельного оскорбления, нанесённого покойному известным бретёром графом С.П. Толстым.

Барятинский отбросил газету и задумался.

Дело принимало серьёзный оборот.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Берсерк
214.1К 163