Гибель Византии

Шрифт
Фон

Византийское государство прожило с лишним 1000 лет. Некоторые считают это сроком достаточно продолжительным, и даже видят в нем указание на совершенство государства. С этим, однако, нельзя согласиться. В XV в. разыгрался последний акт трагедии Византии, подготовленный всем её предшествующим развитием, − Византия пала под ударами иноземного нашествия.

Содержание:

  • ПРОЛОГ 1

  • ГЛАВА I 1

  • ГЛАВА II 4

  • ГЛАВА III 6

  • ГЛАВА IV 8

  • ГЛАВА V 11

  • ГЛАВА VI 14

  • ГЛАВА VII 16

  • ГЛАВА VIII 21

  • ГЛАВА IX 23

  • ГЛАВА X 25

  • ГЛАВА XI 28

  • ГЛАВА XII 30

  • ГЛАВА XIII 32

  • ГЛАВА XIV 34

  • ГЛАВА XV 37

  • ГЛАВА XVI 40

  • ГЛАВА XVII 42

  • ГЛАВА XVIII 44

  • ГЛАВА XIX 46

  • ГЛАВА XX 48

  • ГЛАВА XXI 50

  • ГЛАВА XXII 52

  • ГЛАВА XXIII 53

  • ГЛАВА XXIV 55

  • ГЛАВА XXV 59

  • ГЛАВА XXVI 61

  • ГЛАВА XXVII 64

  • ГЛАВА XXVIII 67

  • ГЛАВА XXIX 69

  • ГЛАВА XXX 71

  • ГЛАВА XXXI 73

  • ГЛАВА XXXII 74

  • ГЛАВА XXXIII 77

  • ГЛАВА XXXIV 78

  • ГЛАВА XXXV 81

  • ГЛАВА XXXVI 83

  • ГЛАВА XXXVII 85

  • ГЛАВА XXXVIII 87

  • ГЛАВА XXXIX 88

  • ГЛАВА XL 90

  • ГЛАВА XLI 94

  • ГЛАВА XLII 95

  • ГЛАВА XLII 96

  • ГЛАВА XLIII 98

  • ГЛАВА XLV 100

  • ГЛАВА XLVI 103

  • ГЛАВА XLVII 104

  • ГЛАВА XLVIII 107

  • ГЛАВА XLIX 109

  • ГЛАВА L 111

  • ГЛАВА LI 114

  • ЭПИЛОГ 116

  • Примечания 117

Александр Владимирович Артищев
ГИБЕЛЬ ВИЗАНТИИ

Ты думаешь, уйти из жизни - доблесть?

Нет, доблесть в том, чтоб грудью встретить муки….

Не отступить, не дрогнув, не страшась.

Гай Луций Сенека. "Финикиянки".

Природа редко рождает храбрецов.

Их создают обстоятельства.

Н.Маккиавели. "О военном искусстве".

ПРОЛОГ

В жарких и бесплодных, выжженных зноем пустынях, под тонким слоем песка и камней, таятся от жгучих солнечных лучей мириады крошечных зародышей жизни. Проходят месяцы и годы, ничто не меняется в них, неотличимых от бесцветных крупинок песка.

Но когда природа изменит свой лик и на пустыню с небес обрушатся потоки живительной влаги, засушливый край начнет чудесно преображаться. Холмы и равнины покроются зеленой порослью; на стеблях, устремленных ввысь, навстречу солнечным лучам, цветы распустят пёстрые лепестки и соревнуясь в яркости и красоте нарядов воспоют безмолвный гимн возрождающейся жизни. Но в то же время злой дух, дух разрушения пробудится и в тысячах тысяч белых яичек. Маленькие, неразличимые с высоты человеческого роста личинки прорвут оболочку своих убежищ и выползая на поверхность земли, жадно набросятся на побеги растений.

Пройдет всего лишь несколько дней и зеленый, исперщрённый разноцветием травяной покров исчезнет так же быстро, как и появился. На его же месте зашевелится серая живая масса, поначалу слабая и беспомощная, но ежечасно набирающая силу. Истребив вокруг себя все съедобное, подрастающая молодь двинется вперед, неуклюже перепрыгивая и переползая через камни и голые ветви кустарника. Неуклонно, подобно гребням барханов, саранча потечет, смывая собой изумрудную зелень, уничтожая на своем пути все, что в состоянии перемолоть ее ненасытные челюсти.

На много дней пути земля превратится в унылую равнину, безрадостно-тоскливую, как вытоптанное во вражеском набеге поле. Как опаленные пламенем войны останутся чернеть обглоданные ветви растений; сброшенные при линьке сухие панцыри насекомых усеют всё вокруг, подобно павшей в сражении рати.

Немного в мире найдется сил, способных остановить этот грозный поток. Пусть на пути саранчи возникают широкие быстрые реки - она переползет по воде, выстраивая на воде живые мосты и переправляя свою армию по ним. Напрасно объятые ужасом земледельцы окапывают рвами свои небольшие наделы, напрасно устраивают огненные преграды в виде длинных костров. Саранча ползет плотным строем, забивая рвы и пламя тысячами крохотных телец.

Передние шеренги гибнут несчётно в огне, жертвуя собой ради выживания остальных, в то время как идущие им вслед, не задерживаясь, пробираются вперед по шуршащему, обугленному ковру из мертвых тел сородичей.

Ими движет одна цель, великая цель жизни: есть, чтобы жить; жить - чтобы размножаться.

Зловещий поход вскоре перейдет в иное качество: подросшее и окрепшее племя обретет крылья и взмоет в воздух, затмевая собою солнце, погружая в обширную черную тень простирающуюся под ним землю. Ничто больше не остановит гудящую серую тучу, надвигающуюся на цветущие края из пустыни, в которую она превращает всё, над чем пролетает ее неисчислимая армия.

ЕСТЬ, ЧТОБЫ ЖИТЬ; ЖИТЬ - ЧТОБЫ РАЗМНОЖАТЬСЯ.

ГЛАВА I

Человек торопливо пробирался вдоль запутанных улочек спящего города. Время от времени он останавливался и чутко вслушивался в окружающую тишину. Вопреки строжайшему указу городских властей он не только не имел при себе зажженого фонаря, но напротив, старался как мог избегать освещенных участков дороги. Широкая черная накидка, в которую он был плотно укутан, делала его почти невидимым; ноги в сапогах с мягкой кожанной подошвой ступали бесшумно, как кошачьи лапы. Ему была известна прямая дорога, но он предпочел окружной путь.

Серебристый свет луны отбрасывал на землю косые тени от стен и черепичных крыш строений; местами тускло блестела неровная кладка булыжной мостовой. Порывы ветра разносили вдоль лабиринта улиц солоноватый воздух с моря, вытягивали из черных провалов тупиков застарелую вонь городских клоак и отстойников.

Спросонок гулко залаяла собака и ее лай, подхваченный бродячими псами, раскатился в тишине оглушающим многоголосым эхом. Человек досадливо поморщился. Его глаза из-под надвинутого по самую кромку бровей капюшона заблестели еще настороженней и он прибавил шагу, по-прежнему укрываясь на неосвещенной стороне дороги. В очередной раз обернувшись, он споткнулся о какую-то преграду на земле. Еле удержав равновесие, он отпрыгнул в сторону, выхватывая руку из-под полы плаща. Прижавшись к стене, бросил быстрый взгляд на оба конца улицы. Затем присел над помехой, укрытой в тени и скользящим движением рук ощупал покрывающую ее жесткую, пропитанную липкой жидкостью ткань.

На земле лежал труп мужчины и путнику не составило труда признать короткий, своеобразного покроя плащ, который он сам передал убитому не более двух часов назад. Тело слуги еще не успело остыть. Человек в черной накидке мысленно отмерил расстояние, которое тот успел преодолеть от одной из полупустых портовых таверн, в которой они расстались еще до наступления полуночи. Он распрямился и поспешил вперед, оставляя позади себя того, кто не один год делил с ним пищу и кров и принял на себя предназначенный другому удар.

Испытания как-будто подстерегали путника: через три сотни шагов двое грабителей набросились на него из узкого проулка. Однако взмах выхваченного из-за пояса длинного клинка заставил их поспешно отступить обратно. Это нелепое происшествие даже слегка позабавило закутанного в плащ человека, хотя поводов для веселья было немного. Минутное облегчение улетучилось быстро.

- Слишком хорошо для правды, - бормотал он под нос, по-прежнему двигаясь вдоль темной стороны улицы. - Микеле не мог погибнуть от рук городских головорезов. Он был им просто не по зубам. Бедняга нарвался на хищников поопаснее тех двух полуночных шакалов.

Постепенно ветхие строения сменялись кичливыми фасадами домов зажиточных горожан. И только тогда он вдруг отчетливо, каждым вздыбившимся волосом своей кожи, ощутил на себе чьи-то пристальные взгляды. Страх холодной змейкой пополз по напрягшимся мышцам, и тело, мгновенно покрывшись испариной, завибрировало в мелкой противной дрожи. Он сам поразился своему испугу: не раз ему приходилось бывать на волосок от смерти, но этот невыразимый обессиливающий страх и чувство беспомощности впервые безраздельно овладели им.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке