Кораблекрушение у острова Надежды

Шрифт
Фон

Роман-хроника времен XVI века посвящен драматическим событиям истории России, когда в стране назревали предпосылки грандиозной крестьянской войны, разразившейся в начале XVII века.

Содержание:

  • Глава первая - ГЛАЗА У НЕЕ СЕРЫЕ, ВОЛОСЫ РУСЫЕ, НОС ПРЯМОЙ, ПАЛЬЦЫ НА РУКАХ ДОЛГИЕ 1

  • Глава вторая - ЛУЧШЕ ХЛЕБ С ВОДОЙ, ЧЕМ ПИРОГ С БЕДОЙ 3

  • Глава третья - ПОВАР ВЫСМАТРИВАЛ В КИПЕЖЕ РАССОЛА, КОГДА В НЕМ РОДИТСЯ СОЛЬ 7

  • Глава четвертая - НОВЫЙ ЦАРЬ, НОВЫЕ ПОРЯДКИ 9

  • Глава пятая - СУЩЕСТВУЮЩИЕ ЖЕ ВЛАСТИ ОТ БОГА УСТАНОВЛЕНЫ 11

  • Глава шестая - ПОДЛЕ ЧЕЛОВЕКА ВСЕГДА БЕС ВЕРТИТСЯ 14

  • Глава седьмая - ТОЛЬКО ЕМУ, ОКАЯННОМУ, ИМЕНИ ЦАРСКОГО НЕТ, А ВЛАСТЬ ВСЯ В ЕГО РУКАХ 15

  • Глава восьмая - НЕТ НИЧЕГО ТАЙНОГО, ЧТО НЕ СТАЛО БЫ ЯВНЫМ 18

  • Глава девятая - КТО БЬЕТ, ТОТ ЛУЧШЕ, А КОГО БЬЮТ ДА ВЯЖУТ, ТОТ ХУЖЕ 20

  • Глава десятая - ЧИСТЫХ ПОСТАВЬ В ОДНУ СТОРОНУ, НЕЧИСТЫХ - В ДРУГУЮ 21

  • Глава одиннадцатая - КАК ВОЛКА НИ КОРМИ, А ОН ВСЕ В ЛЕС СМОТРИТ 24

  • Глава двенадцатая - БОГУ МОЛИСЬ, А К БЕРЕГУ ГРЕБИСЬ 26

  • Глава тринадцатая - УЖ ЕЖЕЛИ ТЕБЕ ОН УГОДЕН, ТО МНЕ И ПОДАВНО 28

  • Глава четырнадцатая - КАКИМ ОБРАЗОМ ГОСУДАРЬ ДОЛЖЕН ИСПОЛНЯТЬ СВОЕ СЛОВО 30

  • Глава пятнадцатая - БОГАЧЕ СТРОГАНОВЫХ НЕ БУДЕШЬ 32

  • Глава шестнадцатая - НА ВСЯКУЮ БЕДУ СТРАХА НЕ НАБЕРЕШЬСЯ 34

  • Глава семнадцатая - ВЕРХОМ ОНА ЕЗДИТ, КАК АЛЕКСАНДР, ОХОТИТСЯ, КАК ДИАНА, ХОДИТ, КАК ВЕНЕРА, ПОЕТ, КАК АНГЕЛ, ИГРАЕТ, КАК ОРФЕЙ 36

  • Глава восемнадцатая - ДИАВОЛА СРЕДИ НИХ ВРОДЕ НЕ БЫЛО, А СМРАДОМ ЕГО ДЫШАЛИ 38

  • Глава девятнадцатая - ГРЕХ ДА БЕДА НА КОГО НЕ ЖИВУТ 39

  • Глава двадцатая - ОДНАКО МЫ НЕ ЗАПРЕЩАЕМ НИКОМУ МИРНО ПРИХОДИТЬ В ВАШИ ЦАРСТВА 41

  • Глава двадцать первая - ЧТОБЫ, НА ТО ГЛЯДЯ, ДРУГИМ БЫЛО НЕПОВАДНО 43

  • Глава двадцать вторая - И ВСЯКОГО ЗВЕРЯ БЫЛО НА ТОМ ОСТРОВЕ МНОЖЕСТВО 44

  • Глава двадцать третья - ОДОБРЯТЬ НЕ ОДОБРЯЮ И ВИНИТЬ НЕ МОГУ 46

  • Глава двадцать четвертая - НА ВЕТЕР ПОЙДЕШЬ - ВО ЛЬДАХ БЕДЫ НЕ НАЙДЕШЬ 47

  • Глава двадцать пятая - БЕДНЫЙ ЖДЕТ РАДОСТИ, А БОГАТЫЙ - ПАКОСТИ 49

  • Глава двадцать шестая - ГРЕБЦАМ ПОВЕТЕРЬЕ, А КОРМЩИКУ В ЗУБЫ 51

  • Глава двадцать седьмая - ТРИ ДОЧЕРИ ОПРИЧНИКА МАЛЮТЫ СКУРАТОВА 53

  • Глава двадцать восьмая - Я К ЦЕЛИ ИДУ ТИХО И НЕ ПРЯМО, А ОКОЛЬНЫМ ПУТЕМ 54

  • Глава двадцать девятая - ВСЯКИЙ СПЛЯШЕТ, ДА НЕ КАК СКОМОРОХ 56

  • Глава тридцатая - ЗА НУЖНЫЕ СВЕДЕНИЯ НЕВОЗМОЖНО ЗАПЛАТИТЬ СЛИШКОМ ДОРОГО 58

  • Глава тридцать первая - В МОРЕ ПО ТИШИ ВЕТЕР И ПО ВЕТРУ ТИШЬ 60

  • Глава тридцать вторая - НА НЕБЕ БОГ, НА ЗЕМЛЕ ЦАРЬ, А НА МОРЕ КОРМЩИК 62

  • Глава тридцать третья - И В КОРОБ НЕ ЛЕЗЕТ И ИЗ КОРОБА НЕ ИДЕТ 64

  • Глава тридцать четвертая - ОТ ГРЕХА НЕ УЙДЕШЬ, ОТ БЕДЫ НЕ УПАСЕШЬСЯ 66

  • Глава тридцать пятая - ДА ПРЕТЕРПИМ ЛУЧШЕ РАНЫ ПРИЯТЕЛЯ, НЕЖЕЛИ ЛАСКАТЕЛЬНЫЕ ЦЕЛОВАНИЯ ВРАЖЬИ 68

  • Глава тридцать шестая - И НЫНЕ СИБИРСКОЕ ЦАРСТВО В ГОСУДАРЕВОЙ ВЛАСТИ 70

  • Глава тридцать седьмая - НЕ ОСУЖДАЙ ПРОСТУПОК, НЕ ЗНАЯ, ПОЧЕМУ ОН СОВЕРШЕН 72

  • Глава тридцать восьмая - НИКТО ЖЕ ПЛОТЬ СВОЮ ВОЗНЕНАВИДИТ, НО ПИТАЕТ И ГРЕЕТ ЕЕ 74

  • Глава тридцать девятая - ВПЕРЕД НЕ ЗАБЕГАЙ, ЧТОБЫ ВОЛКИ НЕ СЪЕЛИ 76

  • Глава сороковая - ЧТО ЗНАЕШЬ, ТОГО И ЗНАТЬ НЕ ХОЧЕТСЯ 78

  • Глава сорок первая - ЧТО БУДЕТ, ТО БУДЕТ, А БУДЕТ ТО, ЧТО БОГ ДАСТ 80

  • Глава сорок вторая - НЕ ДЕЛАЙ СВОЕГО ХОРОШЕГО, А ДЕЛАЙ МОЕ ХУДОЕ 83

  • Глава сорок третья - ОН ВИДЕЛ МНОГО БУРЬ И МНОГО ЯСНЫХ ДНЕЙ 86

  • Глава сорок четвертая - ОБОЙДЕШЬ ДА ОГЛАДИШЬ, ТАК НА СТРОГОГО КОНЯ СЯДЕШЬ 88

  • Примечания 91

Константин Бадигин

Глава первая
ГЛАЗА У НЕЕ СЕРЫЕ, ВОЛОСЫ РУСЫЕ, НОС ПРЯМОЙ, ПАЛЬЦЫ НА РУКАХ ДОЛГИЕ

18 марта 1584 года царь Иван проснулся рано и лежал в постели, не шевелясь. Окна плотно закрыты темными занавесями, чтобы дневной свет не беспокоил больного царя. В дальнем углу спальни в тяжелом поставце догорала оплывшая восковая свеча.

Но царь Иван чувствовал, что уже не ночь, а утро. Дышалось сегодня легче, болезнь немного отпустила его.

Царь пошевелил опухшими пальцами, словно желая проверить, повинуются ли они ему. Скосив глаза на икону божьей матери, освещенную красноватым огоньком лампады, он прошептал несколько слов молитвы.

И снова неотвязная мысль будто молотом ударила в голову: "Кому отдаю престол, в чьи руки? Федор скорбен душой и телом, юродивый… Дмитрий младенец. Опекуны? Не ошибся ли я в них?! Был бы жив Иван, мой сын возлюбленный, я бы мог умереть спокойно. - Царь Иван застонал, из глаз его выкатились слезы. - Я убил сына. Иван, Иван! Простишь ли ты меня?"

Царь жаждал чуда. Он посмотрел на дверь и стал молить бога: "Пусть откроется дверь и войдет Иван, сын мой, живой и здоровый".

Но чуда не произошло, все оставалось по-прежнему. Издалека доносились глухие, стонущие удары церковного колокола.

Пробравшийся сквозь занавеси солнечный луч ударил в лицо царю. Он осветил глубокие морщины, горбатый, заострившийся нос, вдавленные, мокрые от пота виски.

Царь Иван открыл глаза и снова зажмурился.

- Богдашка! - окликнул он. - Богдашка!

На полу у царской кровати, в кафтане и в сапогах, раскрыв рот, посапывал Богдан Бельский. Он происходил не из знатного рода. Шесть лет назад Богдан Яковлевич получил высокое придворное звание оружничего. Он был близким царю человеком, считался его тайным советником и телохранителем и не отходил от царской персоны ни днем, ни ночью. За взятие города Вильмара царь наградил своего любимца золотой цепью на шею и золотым на шапку.

Оружничий с испугом вскочил на ноги.

- Батюшка царь, прости, заспал, не вели голову рубить…

Но царь сегодня был милостив. Нудная тупая боль в боку приутихла, и голова не болела.

Бельскому показалось, что царь замурлыкал свою любимую песню:

- Уж как звали молодца,
Позывали молодца
На игрище поглядеть,
На Ярилу посмотреть…

Позвать Бориску Годунова.

- Иду, иду, великий государь! - И Бельский, на ходу натягивая спустившиеся голенища зеленых сафьяновых сапожек, вылетел из спальни.

Он был высок, статен и красив. С русой курчавой бородкой и синими холодными глазами.

Искать Годунова не пришлось. Ожидая царского пробуждения, он давно сидел в маленькой душной приемной.

- Борис Федорович, полегчало царю, - зашептал Бельский. - А ежели опять отойдет да душевную грамоту потребует?! Зовет он тебя.

Годунов побледнел.

- Ступай дьяка Андрея Щелкалова упреди, пусть думает, а я - к царю.

И Годунов, изобразив на лице тяжкую скорбь, осанисто прошел мимо телохранителей в царскую спальню.

Богдан Бельский в тесном переходе столкнулся с Андреем Щелкаловым. Всесильный царский дьяк по лицу запыхавшегося оружничего понял, что случилось неладно.

- Царю полегчало, песню запел, - сказал Бельский.

- Бог милостив… Однако что делать? Савелий Фролов перебелил грамоту заново, а прежнюю сжег. Проклятый лекаришка сказал - до утра не дотянет царь.

- Снова перебелить грамоту.

- Два дня надобно.

- Что делать?! Думай, дьяк, иначе всех нас, как курей передушат.

Щелкалов в упор глянул на Бельского.

- Я бы помог царю, - едва слышно сказал он.

- Помог?!

- Райские кущи скорее увидеть. Вам с Борисом Федоровичем способнее - свойственники… Все одно он на ладан дышит.

Бельский не выдержал взгляда большого дьяка и опустил глаза.

- Поспешай к великому государю, Богдан Яковлевич, и помни: иного хода нет…

Болезни терзали царя Ивана. Он одряхлел и уже давно не мог сидеть на коне. Усилия самых лучших врачей оставались бесплодными. Тело и дух его слабели с каждым днем. Все чаще случались припадки необузданной ярости. Затемнялось сознание.

За последние три года царь Иван до дна выпил чашу стыда и унижения. Война с польским королем Стефаном Баторием была несчастьем для русского государства. Обладая великим и храбрым воинством, царь Иван не смог одержать решительную победу.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Фаворит
140.4К 266