Свои и чужие

Шрифт
Фон

"Свои и чужие" - продолжение эпопеи известного белорусского писателя Ивана Чигринова, в которую вошли романы "Плач перепёлки" и "Оправдание крови". В новой книге прослеживаются дальнейшие события - соединение небольших партизанских групп на территории Белоруссии в единый ударный кулак во время наступления Красной Армии под Москвой.

Иван Чигринов
Свои и чужие

I

Осень сорок первого выдалась в Забеседье недолгой - считай, сразу после так называемого бабьего лета, которое, как всякий год, так и нынешний, хвалилось солнцем, вокруг явственно обозначились приметы близкой зимы: все чаще, даром что вроде неожиданно, твердела намокшая и вязкая земля, делалась по ночам чёрствой да каляной и гулко, прямо до звона, отзывалась под колёсами телег; в воздухе же, прогретом в полуденную пору, пока царило солнце, пахло прелой травой и палым листом - не продохнуть; тем временем на разливах, в зарослях болотного хвоща, приречной осоки и камыша, что сухо шелестел по кочкастым и ещё топким берегам здешних озёр, по нескольку дней, словно скрываясь, лежал и не хотел таять гусиный лёд. Словом, где-то уже с середины октября осень и зима тягались друг с другом на невидимых весах. Впрочем, за этим явлением природы в тот год некому было в Веремейках особо наблюдать да размышлять, вспоминая былые, может, даже самые давние годы, когда, мол, тоже что-то похожее случалось, - ведь народный календарь всегда на таких вот сравнениях зиждился. И не только в Веремейках некому было наблюдать да размышлять. Война почти уполовинила народ в деревнях. И все-таки и в эту осень жизнь по обе стороны Беседи шла своим, крестьянским чередом: мужики, все больше престарелые деды и подростки, свозили на одужавших армейских лошадях снопы в гумна, чтобы высушить в овинах да обмолотить цепами на токах, ибо не в каждой деревне уцелели колхозные молотилки, а бабы сразу после поздней жатвы, чуя в утренних жёстких холодах близкие морозы, торопились выкопать из земли картошку-лозовку.

У немецких властей накануне зимы были свои заботы. Во-первых, беспокоило их скопление взрослого населения в городах. Поэтому в Минске, ещё летом, было напечатано в газетах, а позже, осенью, выпущено в виде листовки обращение городского комиссара, в котором бывших крестьян, что в годы "коллективизации и раскулачиванья" бросили хозяйства и перебрались в город, призывали снова вернуться на свои усадьбы: мол, жить в достатке теперь можно только в деревне, где "вновь создаются упорядоченные условия жизни под охраной немецкой армии". А во-вторых, на повестку дня ставился вопрос о "полном усмирении края". Все видели, что молниеносной войны не получилось, к тому же продвижение немецкой армии, особенно после взятия Смоленска, вообще с каждым днём замедлялось, потому необходимо было обеспечить на зиму безопасный тыл. Настало время оценить общее положение на оккупированной территории. Теперь фашисты уже по-настоящему хотели как можно подробней знать о настроении "захваченного населения". "Изучать жизнь" на оккупированной территории вменялось в обязанность многим службам. И вот на столе шефа полиции безопасности и СД появился документ, который был основан на информации этих служб, в том числе и на донесениях командиров айнзатцгрупп и айнзатцкоманд.

"В настоящий момент, - говорилось в нем, - на настроение жителей влияют следующие факторы: А) Всеобщая надежда на возвращение Красной Армии. Этому способствует и стабилизация фронта в последние недели. Лица, поступившие в оккупационные учреждения, например, в городские управы, в полицию службы порядка и т. д., уже сегодня серьёзно обеспокоены тем, что будет с ними в случае нашего военного поражения. Ко всему вышесказанному добавляются слухи о том, что Сталин объявил всех, кто остался на оккупированной территории, государственными изменниками. Б) В сельской местности затягивается урегулирование земельного вопроса, так же как и вопроса о том, кто обязан платить за сданный хлеб и сельхозпродукты, и высокая ли это будет оплата; крестьяне требуют быстрей наделить их землёй, потому что объявления, расклеенные хозяйственной инспекцией "Центр" о том, что ни коммунисты, ни помещики не вернутся и что приусадебные участки с этого времени переходят в собственность крестьян, не решают вопроса. Потому мы ещё раз подчёркиваем, что максимально твёрдое обещание срочно решить земельный вопрос и использование этого в пропагандистских целях не только при ведёт к подъёму настроения сельских жителей, но, более того, окажет влияние и на Красную Армию и на русский тыл… В) По-прежнему распространяются слухи о большевистском партизанском движении, в результате чего население волнуется и не может быть достигнуто полное усмирение края. Необходимо срочное вмешательство немецкой пропаганды с целью агитации и влияния на местное население. Не следует забывать, что оно полностью приучено к методам советской пропаганды довоенного времени.

Сомнения в пропагандистском влиянии на местных жителей немецких фронтовых газет, которые переводятся на белорусский язык, например "Барановичской газеты", уже были высказаны нами прежде. Необходимо также отметить, что фронтовые газеты с белорусскими страничками по немецким тарифам стоят 10 пфеннигов за экземпляр (например, та же "Барановичская газета"), т.е. в переводе на русские деньги - один рубль. В советское же время газета стоила всего двенадцать копеек, так что в глазах гражданского населения даже стоимость газет во много раз выросла. Даже "Минская газета", которая выходит на одной страничке, стоит пять пфеннигов, а белорусская "Витебская газета" - четыре пфеннига…

По поводу национального вопроса стоит заметить, что за это время существенных изменений в деятельности белорусской группы не произошло… Однако неуверенность в национальном вопросе, которая выявилась с первых дней оккупации, в значительной степени подрывает доверие национальных кругов к нашим учреждениям. Например, цензура вермахта в Минске во втором номере выходящей там "Минской газеты" пропустила заметку о батьковщине, под которой явно имеется в виду Беларусь. Понятие Беларуси и в остальных случаях имеет явно выраженный оттенок государственно-политической единицы. В результате этого и в других городах руководящие белорусские круги обратились в полицию безопасности и СД с вопросом, могут ли они работать в таком же пропагандистском направлении. В чем, разумеется, им было отказано. Что же касается третьего номера "Минской газеты", то военная цензура, видимо, учитывая свою ошибку со вторым номером, бросилась в другую крайность: совсем запретила выпуск. Об этом соответственно проинформирована группа "Центр". Белорусы, которые были доставлены сюда из генерал-губернаторства (Польша) при посредничестве айнзатцгруппы В и по согласованию с отделом VII командующего тылом группы армий "Центр" (группа военного руководства) и определены на соответственные должности в органы руководства, высказали просьбу, чтобы для их поддержки были вызваны сюда другие надёжные белорусы из рейха или генерал-губернаторства. Но в связи с предстоящей передачей части Белоруссии рейхс-комиссару "Остланда" этот вопрос следует решить иначе.

Уже давно приступили к работе волостные управы, которые были созданы оперативными группами совместно с местными и полевыми комендатурами. Им необходимы директивные указания от группы военного руководства при командующем тылом группы армий "Центр". Рассматривая же в целом вопрос о создании временного гражданского руководства, стоит отметить наше удачное взаимодействие с соответствующими учреждениями вермахта. Вермахт целиком признал, что создание аппарата гражданского руководства в старорусских областях стало возможным в основном благодаря привезённым из Варшавы белорусским доверенным лицам. Вместе с тем бытующая до сих пор практика, когда привезённых белорусов использовали не только при создании местного руководящего аппарата, но и в качестве наводчиков для установления разведывательных связей, в дальнейшем не может продолжаться. На это есть свои причины, о которых мы уже докладывали. Поэтому будет сделана попытка подобрать агентуру из числа местного населения, хотя пока и трудно сказать, принесёт ли это успех.

Экономика… Продуктами обеспечивается на оккупированной территории весьма незначительный процент населения, в основном лица, которые трудятся на немецких предприятиях, а также в местных органах управления. Остальное население пытается время от времени облегчить своё положение, добывая продукты на свой собственный страх и риск, даже воровством - там, где это возможно, - на продуктовых складах вермахта. Люди не верят, что немцы могут обеспечить их едой. В качество примера можно привести следующий факт: городскому управлению Смоленска для продовольственного снабжения гражданского населения в зимний период отданы в распоряжение колхозы, имеющие общий запас зёрна в четыреста тысяч килограммов; выходит, что на душу населения (теперь там примерно сорок тысяч жителей) на весь зимний период приходится по десять килограммов.

Мы опять-таки обязаны уяснить себе главное: должна ли оккупированная территория быть всего только использована единовременно (Белоруссии это касается в первую очередь) или все-таки преобразована на длительный срок в экономический придаток рейха? Если вторая цель становится смыслом германской политики, то в таком случае необходимо привлечь население к сотрудничеству…

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора