Маленькие трагедии большой истории

Шрифт
Фон

В своей новой книге писатель, журналист и историк Елена Съянова, как и прежде (в издательстве "Время" вышли "Десятка из колоды Гитлера" и "Гитлер_директория"), продолжает внимательно всматриваться в глубины веков и десятилетий. Судьбы и события, о которых она пишет, могли бы показаться незначительными на фоне великих героев и великих злодеев былых эпох – Цезаря, Наполеона, Гитлера… Но у этих "маленьких трагедий" есть одно удивительное свойство – каждая из них, словно увеличительное стеклышко, приближает к нам иные времена, наполняет их живой кровью и живым смыслом.

Содержание:

  • Первая жертва гильотины 1

  • Самоубийца Катрина Бушо 2

  • Перевертыши "пламенных времен" 2

  • Негражданин Пейн 3

  • Брызги на знамени 3

  • Молитва арийской матери 3

  • Смерть поэта 4

  • Людовик Семнадцатый 4

  • Почему?! 5

  • Смерть гения 5

  • Хуже чумы… 6

  • Забыть Герострата 6

  • Без вины виноватые 7

  • Безумные сны Кхиеу Полнари 7

  • Вечно цветущая… 8

  • Клетка для орла 8

  • Нет, я ни о чем не жалею… 9

  • Пленники судьбы 9

  • Я – Бомарше! 10

  • Террористка Щепкина 10

  • Дело о громоотводе 10

  • Черничник 11

  • Личный враг Гитлера 11

  • Как убить национального лидера 11

  • Оберег 12

  • "Твоя Хельга Геббельс…" 12

  • "Бедный Руди!" 13

  • Художник на площади 13

  • Хрустальная ночь 14

  • Леонора 14

  • Дело о маслобойках, лопасти которых имели вид фашистской свастики 14

  • "Отрыжка" Клод 15

  • "Разворачивайтесь в марше…" 15

  • Несчастный Этьен Дюваль 16

  • Точное попадание генерала Суслопарова 16

  • Валькирия 17

  • Они сказали "нет" 17

  • Человек из Атлантиды 17

  • "А ведь хорошо это…" 18

  • Русский гений 18

  • Царский ад 19

  • Бедный, бедный Павлик, или… Джордж Сорос против Сергея Морозова 19

  • "Революция – это я!" 20

  • Анатомия вождя 20

  • Тяжелее венца 20

  • Самоубийство мечты 21

  • Коллекция доктора Хирта 21

  • За столом диктатора 22

  • Прощай и здравствуй! 22

  • Дамьен 22

  • "Историческая литература" 23

  • Неподсуден? 23

  • Парвус 24

  • Право на истину 24

  • Апокалипсис по Гербигеру 25

  • Смерть кавалера 25

  • Дрейфус 26

  • Роль Диктатора 26

  • Дворцовый переполох 27

  • Не выпустили… 27

  • Прости, Актерыч! 28

  • Жертва рекламы, или наш Пьер Ландри 28

  • Виктор 29

  • Сорняк "Светлана" 29

  • А музей и ныне там 29

  • Внучка Гитлера 30

  • Индиго 30

  • "…А свободу – на паперть!" 31

  • Гламурная 31

  • Кукла 32

  • Объяснение беды 32

  • Последний аватар 33

  • "Спасите мою девочку!.." 33

  • Хичкок отдыхает 34

  • "Я не Раскольников…" 34

  • Секретный дневник Иосифа Сталина 35

  • Сноски 35

Елена Съянова
Маленькие трагедии большой истории

© Елена Съянова, 2015

© Валерий Калныньш, оформление, 2015

© "Время", 2015

Первая жертва гильотины

17 апреля 1792 года во двор парижской тюрьмы Биссетр въехали две телеги. На одной стояло что-то высокое и прямое, тщательно укрытое холстами. С другой – спрыгнули мастеровые в куртках и красных колпаках и принялись за работу – сколотили деревянный помост и установили на него невиданную доселе конструкцию из двух столбов, перекладины, доски, веревок, рычага и еще какого-то приспособления. И вся тюрьма, ахнула: в глаза заключенным, прильнувшим к окнам камер, тускло блеснуло отточенное, как бритва, лезвие нового механизма, предназначение которого было очевидно. В Париже о нем уже слышали и даже успели окрестить – "луизеттой". Еще его называли "гильотиной" по имени доктора Гильотена, скромного изобретателя, следовавшего в духе времени гуманному принципу, по которому человеческую руку следовало избавить от позора причинения смерти другому человеку, жертва имела право избежать страданий, а родственники – получить не обезображенное конвульсиями тело. Правда, без головы. Аккуратно отсеченная от тела голова, прикладывалась и тоже выдавалась, отдельно.

Вообразите себе, как при виде "луизетты" заключенные тюрьмы Биссетр схватились за свои головы, решив, что головорезку привезли именно для них! Но ужас быстро сменился жгучим любопытством.

Во двор тюрьмы въехала еще одна телега, с тремя трупами. Это были умершие (своей смертью) заключенные из двух других тюрем, присланные сюда дирекцией парижских госпиталей для испытания двух вариантов лезвий – полулунного и косвенно-усеченного. Первое придумал немец по фамилии Шмидт, второе – доктор Антуан Луи: отсюда, кстати, и прозвище "луизетта", правда, с ядовитым намеком на будущее головы короля Людовика XVI.

Испытания начались. Сначала опробовали вариант доктора Луи: два трупа по очереди привязывали к доске, доска опускалась, шея оказывалась точно в том месте, куда падало лезвие, и обе головы, таким образом, благополучно скатывались в корзину. Когда опробовали полулунное лезвие Шмидта, произошел сбой и лезвие на одну голову пришлось опускать дважды.

Впрочем, никто не придал этому особого значения, пожалуй только, кроме палача – Шарля-Генриха Сансона, наследника знаменитой династии. Сансон взялся сам передать тело последнего испытуемого его родственникам, чего прежде никогда не делал. Он привез обезглавленный труп на улицу Платьер, где жил молодой человек по имени Жюль Дево, родной брат Шарля Дево, чью голову Сансон и внес в дом в плетеной корзине.

Пристально взглянув на молодого человека, Сансон молча протянул ему корзину. Жюль Дево, еще не понимая, сдернул платок, и на него – затянутыми смертной мутью глазами – взглянула… его собственная отсеченная голова.

Дево вскрикнул, зашатался и рухнул к ногам Сансона. Палач дождался, пока Жюль пришел в себя, и хололодно поинтересовался, для чего это он разыгрывает столь сильное потрясение?! Разве подменив себя своим братом-близнецом и оставив того в тюрьме, он одним этим не подверг его смертельной опасности?!

– Сударь, выслушайте меня! – взмолился Жюль Дево. – Все было совсем не так! Мой брат Шарль родился всего на час раньше меня, но считал себя старшим и иногда умел заставить меня себе подчиниться. Он винил себя в том, что я пошел по преступному пути и, когда меня приговорили, придумал план, как спасти мне жизнь. Дело в том, что Шарль с детства страдал приступами эпилепсии, после которых на много дней впадал в летаргический сон, похожий на смерть так же, как мы с ним – друг на друга. Во время нашего последнего свидания он заставил меня переодеться и выйти из тюрьмы вместо него, а сам остался, сказав, что уже чувствует приближение приступа. Об остальной части плана вы легко догадаетесь: во время приступа его поместили бы в больницу, потом наступила бы летаргия, принятая за смерть, – а так уже бывало – и его тело выдали бы мне как единственному родственнику для предания земле. А когда он очнулся бы, мы с ним бежали бы… О, Пресвятая Дева! – снова зарыдал Жюль Дево. – Какая чудовищная нелепость! Почему из всех умерших выбрали именно моего брата?!

Сансон вздохнул, в душе согласившись с тем, что нелепость и впрямь вышла чудовищная. Еще там, во дворе тюрьмы Биссетр, он понял, что один из тех, кого положили под нож гильотины, оказался жив, потому что, когда полулунное лезвие опустилось на его шею, не до конца отъединенная от туловища голова вдруг открыла глаза, страшно захрипела, а по всему телу прошли конвульсии.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке