Александр Благословенный

Шрифт
Фон

Его запомнили больше человеком, чем самодержцем на троне. Он первый в России начал конституционные реформы, он победил Наполеона не будучи великим полководцем, он стяжал народную любовь, хотя многие его заблуждения впоследствии дорого обошлись России. Смерть Александра Первого загадочна, но в легендах он остался навсегда Александром Благословенным.

Новая книга В. Балязина учитывает главные достижения исторической науки об Александре I, прозванном Благословенным. Император предстаёт руководителем Отечественной войны 1812 года, реформатором и гуманистом, о котором А. С. Пушкин сказал: "Он взял Париж, он основал Лицей".

В романе читатели встретятся со многими историческими персонажами эпохи антинаполеоновских войн. Это было славное для России время, когда вся Европа преклонила голову не только перед славой русского оружия, но и перед гуманизмом великого русского императора.

Содержание:

  • ПРОЛОГ 1

  • Глава 1 - ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ 4

  • Глава 2 - ЦЕСАРЕВИЧ 12

  • Глава 3 - ПЕРВЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ 21

  • Глава 4 - ПЕРВОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ 26

  • Глава 5 - ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД БУРЕЙ 35

  • Глава 6 - ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА 43

  • Глава 7 - ОСВОБОЖДЕНИЕ ГЕРМАНИИ 49

  • Глава 8 - ПОХОДЫ ВО ФРАНЦИЮ 54

  • Глава 9 - КОНЕЦ ЦАРСТВОВАНИЯ 63

  • ЭПИЛОГ 73

  • Примечания 75

Александр Благословенный

ПРОЛОГ

Будущий десятый российский император Александр I родился 12 декабря 1777 года . Его отцом был Великий князь Павел Петрович, матерью - Великая княгиня Мария Фёдоровна, вторая жена Павла, в девичестве - герцогиня Софья Вюртембергская. Такого рода предварительная справка необходима для того, чтобы читатель мог приступить к чтению этой книги, располагая необходимыми сведениями о родословной нашего героя не только потому, что его генеалогия многое объяснит, но прежде всего потому, что точные и достоверные материалы об истории правящей российской династии окажутся совершенно необходимыми в целом ряде сложных проблем, с которыми читатели столкнутся буквально с первых страниц книги.

Это будет касаться и вопросов престолонаследия, и вопросов старшинства в российском императорском доме, и ряда других проблем - от чисто этических до финансовых и хозяйственных.

"Начинать следует сначала", - говорил Диккенс. И мы, не пренебрегая этим мудрым советом, начнём с первого русского императора Петра Великого, ибо именно им были установлены и права престолонаследия и именно от него пошла та ветвь, которая только по традиции называлась фамилией Романовых, но на самом деле большинство её представителей происходило из владельных северо-германских династий Гольштейн-Готторпской линии .

В день рождения Александра на троне империи несокрушимо восседала его августейшая бабка - Екатерина II, уже в это время не только из лести, но и по многим справедливым основаниям прозванная Екатериной Великой.

Она была восьмой "августейшей персоной" на петербургском престоле с тех пор, как он был оставлен основателем империи Петром Великим.

И было это и много и мало, ибо с момента смерти Петра I до дня воцарения Екатерины II прошло всего 38 лет, и за это же время успело произойти семь "коронных перемен", что делало средний срок правления того или иного императора или императрицы равным примерно пяти годам: бурные "метаморфозис" не были случайностью и во многом происходили из-за "домашнего неустроения" в правящей семье господ Романовых-Гольштейн-Готторпов.

Когда на свет появился будущий десятый император Александр Павлович, со дня смерти Петра Великого прошло уже 52 года и, казалось, век нынешний и век минувший были весьма основательно разделены широкой и быстрой рекой времени. Однако связь времён оставалась тесной и разделение сие было лишь кажущимся, ибо одевались камнем форты и стены заложенной Петром Петропавловской крепости, облицовывались гранитом первые набережные, прорывались задуманные ещё им каналы и перебрасывались через них первые каменные однопролётные мосты - Прачешный через Фонтанку, Нижне-Лебяжий - через Лебяжий канал, Эрмитажный - через Канавку Зимнюю.

Ещё в монастырских приютах и богадельнях доживали свой век последние ветераны Северной войны, Персидского похода, а их внуки шли теми же дорогами, раздвигая границы империи на юг и на запад, закладывая крепости и города на тех "дирекциях", кои были задуманы полвека назад Петром Великим.

И как сказал однажды сподвижник Петра моряк и дипломат Иван Иванович Неплюев, "на что в России ни взгляни, всё его началом имеет, и что бы впредь ни делалось - от сего источника черпать будут".

Применительно к последней четверти осьмнадцатого века слова сии во многом оставались более чем справедливыми.

И потому начнём наше повествование с той поры, когда этому порядку вещей был ход и многие проблемы 70-х годов XVIII столетия коренились именно там - в конце петровского царствования, когда Пётр I перестал быть последним "царём московитов" и сделался Императором Всероссийским.

...Ночью 30 августа 1721 года в финском городе Ништадте полномочные российские послы В. Я. Брюс и А. И. Остерман подписали мирный договор, положивший конец Северной войне между Россией и Швецией, длившейся двадцать один год и завершившейся безусловной и полной победой России.

Пётр I писал в связи с этим князю В. Л. Долгорукому - русскому послу в Париже: "Все ученики науки в семь лет оканчивают обыкновенно, но наша школа троекратное время была, однако ж, слава Богу, так хорошо окончилась, как лучше быть невозможно" .

По поводу заключения мира Пётр сказал: "Сия радость превышает всякую радость для меня на земле" .

Восьмого сентября в Петербурге начались народные празднества, балы и маскарады с фейерверками и пушечной пальбой, длившиеся почти месяц. Улицы и площади украшены были гирляндами, арками, яркими полотнищами; была произведена всеобщая амнистия - "прощение и отпущение вин... генеральное по всей России", вплоть до преступлений против "царской особы".

Апофеозом празднеств было совместное торжественное собрание Правительствующего Сената и Священного Синода, состоявшееся 22 октября 1721 года, на котором Пётр I принял титул Императора Всероссийского и был наречен "Отцом Отечества" .

В этот же день в Троицком соборе была отслужена торжественная обедня, а после неё был зачитан мирный договор.

Окончание празднеств прошло под салют сотен пушек, паливших из Петропавловской крепости и со 125 галер, вошедших в Неву. По воспоминаниям очевидца, "всё, казалось, объято пламенем, и можно было подумать, что земля и небо готовы разрушиться" .

По первому санному пути Пётр выехал в Москву и там продолжил празднества ещё на несколько недель.

Однако за пирами и фейерверками "Отец Отечества" не забывал и о делах государственных. И не только о тех, что требовали немедленного исполнения или же относились к ближайшим неделям и месяцам, но и проблемах, которые могли возникнуть через несколько лет и оказать опасное воздействие на то, что делалось им сегодня.

Среди таких, футурологических, как мы сказали бы сегодня, проблем был и весьма важный вопрос о престолонаследии.

Дело было в том, что казнённый в 1718 году по приговору Сената царевич Алексей Петрович был, по старым российским обычаям, единственным законным наследником престола - и старшим из детей, и сыном, и, что весьма немаловажно, рождённым в браке от первой жены царя Петра - браке, не вызывающем ни малейших сомнений в его законности.

После же казни Алексея вопрос о престолонаследии становился более чем проблематичным.

Почему он представлялся современникам Петра именно таким, читатель узнает чуть позже.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке