Кровь и песок (сборник)

Шрифт
Фон

Приключенческие рассказы о королевстве Латинском на Святой Земле повествуют о кровавых временах противостояния Запада и Востока, наступивших после завоевания крестоносцами Иерусалима в 1099 г. и продлившихся почти 200 лет, до 1291 г., когда пал последний крестоносный город Сен-Жан-де-Акр или Акра (ныне город Акко в Израиле). Доблестные рыцари, юные королевы, коварные политики, кровожадные ассасины и многие другие исторические образы предстают перед читателем на страницах книги.

Содержание:

  • Архиепископ и смерть короля 1

  • Предательство тамплиера 1

  • Казнь изменника 3

  • Убийство в замке 3

  • Ассасины подбираются 5

  • Пересохший ручей 5

  • Пассажир галеры 7

  • Два гроба 10

  • Бегство барона 11

  • Простой каменщик 12

Тимур Лукьянов
Кровь и песок
Рассказы из цикла "Латинские хроники Святой Земли"

Архиепископ и смерть короля

Когда архиепископу сообщили о смерти короля, он крестил местных сарацинских крестьян в воде Иордана. Его мечта воплотилась в жизнь. Еще будучи послушником, он мечтал в далеком монастыре на земле родной Франции о том, чтобы крестить неверных в Иордане, как некогда это делал Иоанн Креститель.

Осеннее утро было хмурое, воды этой неширокой, мелкой, но самой священной для христиан реки отражали свинцовый цвет неба. Многие бесстрашно входили в воду и самостоятельно окунались в нее, но вера некоторых была еще не столь крепка, и когда священник пытался их окунать с головой в Купельную Заводь, они по недомыслию иногда сопротивлялись. Стоя по колено в воде, архиепископ взял очередного обнаженного сарацина за шею, наклонил его и окунул головой в воду.

- Будь смелее, - сказал священник, надевая на шею сарацину маленький медный крестик на бечевке. - Во имя Отца и Сына и Святого Духа, нарекаю тебя Михаилом. А теперь открой рот и вкуси плоть Христову и выпей кровь Его. - Служка подал все необходимое, и архиепископ, положив в рот новоиспеченному брату во Христе крошечную просвирку, дал запить ее кагором и принялся за крещение следующего неофита.

- Иисус, Сын Божий, страдавший за нас на кресте, - молился священник, - позволь детям твоим заблудшим прийти под твою защиту. Благослови их и прости им их прегрешения.

В этот момент Архиепископ заметил, что к его пастве на берегу присоединились четыре всадника.

Архиепископ узнал барона Симона Наблусского - старого рыцаря с черными глазами и злым лицом, слово которого являлось законом в этой части Святой Земли. С ним был его сын, Стефан и еще два каких-то рыцаря. Молящиеся на берегу поднялись с колен.

Поддерживаемый служками, архиепископ вышел на берег. На его плечи накинули плащ, Архиепископ сунул босые мокрые ноги в деревянные сандалии, взял свой посох и выпятил бороду. Его паства встала возле него полукругом. Священник делал вид, что не замечает рыцарей. Ему хотелось скорее завершить церемонию и обсушиться в домике при местной часовне, стоящей шагах в пятидесяти ниже по течению Иордана.

- Теперь вы принадлежите к христианам, - сказал пастве Архиепископ. И новообращенные сарацины стали дружески приветствовать друг друга, похлопывать по плечам и целовать. Священник поздравил их и только затем обратился к всадникам, наблюдавшим за церемонией не слезая со своих рослых коней.

- Вы явились, чтобы повторно окреститься, милорды?

Симон Наблусский сплюнул.

- Я был крещен еще младенцем, - ответил он, - а мой сын - в день именин.

Архиепископ смотрел недоверчиво. Он не сомневался в том, что Стефан сделался христианином вскоре после рождения. Но ему было известно и то, как это происходило: быстрое окропление ножек, ручек и лба младенца.

Неудивительно, что потом вырастают такие нехристи, которые и в церковь никогда не ходят…

- Зачем же вы явились, если не собирались креститься в Иордане?

- Посыльный из Иерусалима разыскивал вас, чтобы сообщить важную новость. - Симон указал на одного из рыцарей, облаченного в синий плащ, расшитый золотыми иерусалимскими крестами.

- Я должен немедленно сопроводить вас ко двору, - с высоты своего седла провозгласил молодой рыцарь.

Архиепископ терпеть не мог, когда ему указывали как какому-то простолюдину. Он готов был вспылить, но барон опередил его.

- Новость предназначена только для ваших ушей, ваше святейшество, - сказал Симон, - и это совсем не то, чем я хотел бы сейчас поделиться с другими людьми, особенно с сарацинами, пусть даже трижды крещенными. Но архиепископ любил всегда настоять на своем, а потому громко сказал:

- Эти люди - мои братья во Христе, они такие же христиане, как вы и я. У меня нет от них секретов, как и от Господа Нашего.

Всадники переглянулись.

- Скажи ему, - согласился Симон, и рыцарь в плаще собрался с духом.

- Наш король Фульк умер, - прозвучала короткая фраза, но при звуке этих слов, казалось, вздрогнуло само небо. Король мертв. Как такое возможно? Архиепископ видел Фулька в Иерусалиме меньше недели назад. Больным король не выглядел, напротив, он был здоров и полон сил. Архиепископ сказал гонцу:

- Расскажи, как же пришла к нему смерть?

- Его Величество скакал на лошади, упал и разбился насмерть о камни.

- Какая нелепая гибель! - Воскликнул архиепископ.

Так в 1143 году христиане Леванта потеряли Фулька Анжуйского одного из самых деятельных монархов за всю историю королевства. Храбрый воин, прошедший невредимым через многие битвы, сломал шею, упав с собственного коня.

Предательство тамплиера

День был душным, солнце нещадно жгло, воздух раскалился, и кони не хотели идти дальше.

- Все круги ада! - Храмовник рванул поводья, но усталый конь едва тронулся с места.

- Негоже возвращаться с пустыми руками, Дилан, - пробасил рядом сквозь свою густую бороду брат Рональд.

- Нужно дождаться разведчиков, иначе командору это не понравится.

- Пусть наш командор идет к черту, - отрезал Дилан, - я не думаю, что есть смысл ждать еще дольше. Наверняка все наши разведчики уже мертвы.

Брат Рональд вытаращил свои голубые глаза истинного норманна.

- Что ты такое говоришь? Грешно поминать хозяина преисподней. Да и командора нашего ты обижаешь напрасно.

- Думаешь, командор теперь позволит нам бездельничать? - сказал Дилан.

- Его стараниями мы все скоро познаем смерть, потому что весь этот упреждающий поход - затея неудачная, так мне, во всяком случае, кажется.

- И что же ты предлагаешь? - Спросил Рональд.

- Ничего, - ответил Дилан, - но я не желаю, чтобы нас поскорее разделали сарацинские сабли.

- Ну, и я, этого, разумеется, не хочу, я буду сражаться. И все мы будем сражаться, брат.

- Так, значит, ты намерен убить много сарацин? - Подначил норманна Дилан.

Громадный Рональд потряс в воздухе своим длинным рыцарским копьем:

- Буду стараться нанизать на мое доброе копье как можно больше неверных.

- А сколько их на твое копье налезет? С десяток? - Усмехнулся Дилан.

- Может и с десяток, а может и больше, - кивнул норманн с серьезным видом. Но Дилан не изменил своего насмешливого тона:

- Но потом же тебя все равно убьют, дурья башка. Нас слишком мало против такой силы. Похоже, командор в этот раз действительно послал нас на смерть.

Они переглянулись, никто из них не хотел умирать. Чуть больше сотни рыцарей ордена Храма выступили на север - пятьдесят из Шато-Неф и семьдесят из Баниаса. Самый большой поход тамплиеров за последние два года.

Дилан и Рональд были посланы вперед, чтобы поскорее отыскать сира Эдварда де Руа и других пропавших разведчиков, а также выяснить, почему сарацинские крестьяне покидают свои деревни.

Разведчиков они пока не нашли, зато узнали, куда подевались крестьяне - те, чтобы не оказаться на поле боя, вышли навстречу наступающим исламским войскам. Пойманный старик сказал, что идет великая рать.

Лишь к вечеру один из пяти разведчиков, наконец-то, вернулся.

- Они движутся сюда, - прогнусавил легко вооруженный сержант-разведчик, прискакавший на небольшой черной лошадке. - Их ведет старый эмир Хамы. Я подкрался к их лагерю и заметил его возле главного шатра.

- Можешь сказать, сколько их там? - Спросил разведчика Дилан.

- Тысяч пять или даже больше. У эмира в авангарде всадников полтораста, и все в тяжелых доспехах и с длинными пиками, - ответил разведчик, и глотнул воду из фляги.

Люди у костра переглянулись. Даже дюжину-другую тяжелых кавалеристов редко встретишь среди сарацин, а уж, чтобы сразу полторы сотни?

- Мы проехали вокруг в обход авангарда, - продолжал разведчик.

- Их колонне конца не видно.

- И они идут прямо на нас? - Спросил Дилан.

- Вот именно. - Нахмурился разведчик. - Эта дорога ведет к Баниасу. Думаю, они идут осаждать замок. Пора нам всем скакать обратно и укреплять оборону. Мне кажется, что против такого войска мы сейчас ничего сделать не сможем.

- И я про то говорю, - поддержал разведчика Дилан, - я даже думаю, что и в замке укрываться бесполезно: если они пойдут на приступ, то раздавят нас быстрее, чем подойдет помощь. А командор наш, по-моему, еще и атаковать надумал.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке