Лазарев. И Антарктида, и Наварин

Шрифт
Фон

Роман современного российского писателя И. И. Фирсова повествует о знаменитом русском флотоводце Михаиле Петровиче Лазареве, его трех кругосветных путешествиях, принесших России важные открытия, его боевых подвигах.

Содержание:

  • Михаил Петрович Лазарев - 1788–1851 1

  • Иван Фирсов - И Антарктида, и Наварин 1

    • Владимир на Клязьме 1

    • Гардемарины 2

    • Гроза двенадцатого года 20

    • Корвет "Суворов" 23

    • Терра Инкогнита 37

    • Вокруг света на "Крейсере" 51

    • Георгиевский флаг Наварина 60

    • Десант на Босфор 76

    • Битва за Кавказ 84

    • Испытание властью 92

  • Словарь морских терминов 102

  • Справка об авторе 103

  • Хронологическая таблица 103

  • Примечания 103

Иван Фирсов
Лазарев. И Антарктида, и Наварин

Михаил Петрович Лазарев
1788–1851

Большая Советская энциклопедия,

М.: Советская энциклопедия, 1973, том 14.

Лазарев Михаил Петрович [3(14).11.1788 г., г. Владимир, - 11(23).4.1851 г., Вена, похоронен в Севастополе], русский флотоводец и мореплаватель, адмирал (1843 г.). Родился в дворянской семье.

В 1800 г. поступил в Морской кадетский корпус, в 1803 г. командирован на английский флот, где в течение 5 лет находился в непрерывном плавании. В 1808–1813 гг. служил на Балтийском флоте, участвовал в русско-шведской войне 1808–1809 гг. и Отечественной войне 1812 г.

В 1813–1816 гг. на судне "Суворов" совершил свое первое кругосветное плавание из Кронштадта к берегам Аляски и обратно, открыл атолл Суворова. Как командир судна "Мирный" и помощник начальника кругосветной экспедиции Ф. Ф. Беллингсгаузена в 1819–1821 гг. участвовал в открытии Антарктиды и многочисленных островов.

В 1822 г., командуя фрегатом "Крейсер", осуществил свое третье кругосветное плавание (1822–1825 гг.), в котором были проведены широкие научные исследования по метеорологии, этнографии и др.

С 1826 г. командовал линейным кораблем "Азов", на котором, будучи одновременно начальником штаба эскадры, совершил поход в Средиземное море в составе эскадры адмирала Л. П. Гейдена и участвовал в Наваринском сражении 1827 г. За отличие в сражении был произведен в контр-адмиралы, а "Азов" впервые в истории русского флота был награжден Георгиевским флагом. В 1828–1829 гг. руководил блокадой Дарданелл; в 1830 г. вернулся в Кронштадт и командовал отрядом кораблей Балтийского флота. В 1832 г. начальник штаба Черноморского флота.

В феврале - июне 1833 г., командуя эскадрой, возглавил Экспедицию русского флота в Босфор 1833 г., в результате которой был заключен Ункяр-Искелесийский договор 1833 г.

С 1833 г. главный командир Черноморского флота и портов Черного моря, а также военный губернатор Севастополя и Николаева. Талантливый военный организатор, Лазарев был сторонником создания сильного парового флота, но технико-экономическая отсталость России не позволила выполнить эту задачу. Лазарев воспитал плеяду талантливых флотоводцев и командиров (П. С. Нахимов, В. А. Корнилов, В. И. Истомин, Г. И. Бутаков и др.). Именем Лазарева названы атолл в группе островов Россиян в Тихом океане, мысы в Амурском лимане и в северной части острова Унимак, остров в Аральском море, бухта и порт в Японском море и др.

Лит.: М. П. Лазарев. Документы, т. 1–3. М., 1952–1961.

Никульченков К. И., Адмирал Лазарев. М., 1956;

Соколов А. В. и Кушнарев Е. Г., Три кругосветных плавания М. П. Лазарева. М., 1951;

Русские мореплаватели. М., 1953.

Иван Фирсов
И Антарктида, и Наварин

…Можно указать на черноморских моряков… Они воспитаны в школе Лазарева, человека образованного, честного, не стеснявшего их пустыми формами, способствовавшего всячески их образованию. Они жили под его влиянием… где была гораздо менее стеснена свобода мысли.

А. Герцен

Владимир на Клязьме

Весной 1790 года в селе Нагорье близ Переславль-Залесского хоронили адмирала Спиридова. Снег сошел еще на Благовещение , апрельское солнце по-летнему припекало, проклюнувшиеся листочки нежно зеленели на ветках церковной рощи. Озорно щебетали чибисы.

Сама роща, пространство вокруг церкви Преображения и за оградой ее были заполнены прихожанами окрестных деревень. Из распахнутых дверей лились чистые звуки немногоголосого стройного хора: "Со святыми упокой…" Народу собралось немало, потому что покойного барина в округе знали как добропорядочного, честного и знатного человека.

- Слышь-ка, Устин, - спросил, толкнув в бок соседа, рыжий бородач в длинном армяке, - чего барина-то сюда, на погребенье? Али не схотел в Белокаменной-то?

- Стало быть, батюшка сказывал, воля покойного такова была.

Сосед перекрестился.

- Вестимо, нешто можно с родимой сторонкой врозь-то? Благо и храм сей на свои кровные деньги построил.

Отпевание героя Чесмы, адмирала и кавалера многих орденов Григория Спиридова подошло к концу. Из церкви неспешно вышли трое. Впереди двое в мундирах адмирала и действительного статского советника, за ними третий в черном фраке. Они подошли к группе чинно стоявших местных помещиков. Скорбное событие впервые привело в эти края Петра Гавриловича Лазарева, три года тому назад назначенного владимирским губернатором. Вице-адмирал в отставке Степан Петрович Хметевский, сослуживец Спиридова, участник Чесменского сражения, жил неподалеку в своем имении близ Переславля-Залесского. Третьим был младший сын знаменитого адмирала, историк Матвей Спиридов.

После похорон, на поминках в усадьбе Спиридова, Хметевский делился воспоминаниями о покойном адмирале.

- Григорий Андреевич, светлой памяти, - Хметевский перекрестился, - еще создателя нашего, Великого Петра, заветы слыхивал и чтил, - адмирал слегка откинулся в кресле, - однако не токмо храбрейшим и умнейшим адмиралом был, но и мореходцем знатным… Памятую вояж адмирала Чичагова Василия по Северному океану, напутствовал его Григорий Андреевич вкупе с Ломоносовым.

Хметевский помолчал, вспомнил былое, повернулся к Лазареву:

- В тех морях северных, ваше превосходительство, довелось слуге вашему покорному море и берега от Груманта до Нордкапа на карту положить. Суровы там места…

Лазарев оживился:

- А позвольте спросить, ваше превосходительство, каковы успехи вояжа Чичагова?

Хметевский развел руками:

- Непреоборимы силы природы для сил человеческих. Трижды покушался адмирал Чичагов, и всякий раз льды путь преграждали на восток и север.

Хметевский увлекся:

- Наиглавный подвиг Григория Андреевича без спору Чесма. В те времена еще Державин о нем сказал: "Тогда Спиридов был Нептун".

- Гаврила Романович мастак на хвалебные вирши, - улыбнулся Лазарев, - но делает сие без лести, по заслугам.

- Вы с ним знакомы, ваше превосходительство? - поинтересовался Матвей Спиридов.

Лазарев не переставал улыбаться:

- Земляки мы с ним, не один годик за одной партой провели в Казанской гимназии…

Хметевский с пристрастием продолжал рассказывать о нелегкой морской службе, которой шестьдесят лет отдал Григорий Спиридов.

На другой день к вечеру Хметевский и Лазарев подъезжали к Переславлю-Залесскому. Не доезжая города, остановились на высоком берегу Плещеева озера. На черных, выгоревших дотла улицах кое-где белели свежесрубленные избы. Три года назад жестокий пожар испепелил город.

- В местах сих, ваше превосходительство, - Хметевский кивнул на озеро, - император Петр Великий морскую мощь Руси закладывал, оттого колыбелью флота нашего величают сие озеро.

Адмирал вздохнул.

- Одна печаль - в огне сожглись фрегаты и суда флотилии, кои здесь хранились. Однако, - он воспрянул, - сбереглась "Фортуна", собственноручной выделки императора ладья…

- Где же она? - заинтересовался Лазарев.

- Ладья в сарае у Трубежа. - Хметевский помолчал. - Реликвию сию сберечь для потомства надобно.

Возвращаясь во Владимир, Петр Гаврилович решил непременно заняться устройством уцелевшего судна. Но множество неотложных дел отвлекло его, а затем пришла зима. Прибавилось забот дома.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке