Антология осетинской прозы

Шрифт
Фон

В книгу вошли лучшие рассказы, повести, главы из романов осетинских писателей в переводе на русский язык.

Содержание:

  • Сергей Марзойты - ВНИМАЯ ГОЛОСУ ВРЕМЕНИ 1

  • Инал Кануков - В ОСЕТИНСКОМ АУЛЕ - Очерк 4

  • Сека Гадиев - АЗАУ - Рассказ 12

  • Коста Хетагуров - ОХОТА ЗА ТУРАМИ - Рассказ 14

  • Батырбек Туганов - ПАСТУХ БАДЕ - Рассказ 16

  • Арсен Коцоев - ОХОТНИКИ - Рассказ 17

  • Арсен Коцоев - ПАСХА ГИГО - Рассказ 18

  • Арсен Коцоев - ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ - Рассказ 19

  • Цомак Гадиев - ЧЕСТЬ ПРЕДКОВ - Рассказ 20

  • Илас Арнигон - ЧЕЛЕ - Рассказ 23

  • Дзахо Гатуев - ГИЗЕЛЬСТРОЙ - Очерк 25

  • Чермен Беджызаты - БАТАЙ АЛБЕГОВ И НЕВЕСТКА БАРСАГОВЫХ - Предание 28

  • Созырыко Кулаев - ГОРЕ ПАСТУХА - Рассказ 31

  • Созырыко Кулаев - ДВА ВОРА - Рассказ 32

  • Езетхан Уруймагова - НАВСТРЕЧУ ЖИЗНИ - Главы из романа 35

  • Кудзаг Дзесов - ПАМЯТНИК - Повесть-быль 41

  • Дабе Мамсуров - ЕЕ РОЛЬ - Рассказ 47

  • Дабе Мамсуров - ТЕНЬ - Рассказ 47

  • Дабе Мамсуров - СМЕРТЬ ГОДАХА - Рассказ 48

  • Тазрет Бесаев - КАРАБАШ - Рассказ 50

  • Ашах Токаев - ОКСАНА - Рассказ 53

  • Тотырбек Джатиев - САБЕЛЬНЫЙ ЗВОН - Главы из романа 57

  • Татари Епхиев - Я ЗНАЮ, КУДА ОН ЦЕЛИТСЯ - Рассказ 67

  • Максим Цагараев - МАТЕРИНСКАЯ ПЕСНЯ - Рассказ 68

  • Умар Богазов - ДЛИННЫЙ ДЕНЬ - Рассказ 74

  • Михаил Басиев - ПОЛНОМОЧНЫЕ ПОСЛАНЦЫ - Главы из повести 76

  • Владимир Секинаев - СЧАСТЬЕ УАРЗЕТЫ - Главы из повести 80

  • Ахсарбек Агузаров - СЫН КУЗНЕЦА - Главы из романа 83

  • Сергей Марзойты - УРСДОНСКАЯ БЫЛЬ - Главы из романа 92

  • Михаил Булкаты - СЕМЬ "ЧЕРНЫХ БУМАГ" - Повесть 100

  • Мелитон Габулов - СТАРЫЙ МЕЛЬНИК - Рассказ 106

  • Гриш Бицоев - ТЕПЛО ОЧАГА - Повесть 108

  • Руслан Тотров - ВСЕ ДОСТАЕТСЯ ПОБЕДИТЕЛЯМ - Рассказ 116

  • Руслан Тотров - ПРЫЖОК С ГОЛУБОЙ ЛЕСТНИЦЫ - Рассказ 119

  • Анатолий Дзантиев - ВЕЛИКАН АГАЛИ - Рассказ 121

  • Изатбек Цомартов - НА ГОРЫ СВЕТ ЛУНЫ ЛОЖИЛСЯ - Рассказ 124

  • Гастан Агнаев - МАТЬ - Рассказ 126

  • Алеш Гучмазты - ЭХО ДУШИ - Рассказ 129

  • Алеш Гучмазты - ЧЕРТЫ ЛИЦА - Рассказ 130

  • Алеш Гучмазты - УДИВЛЕНИЕ - Рассказ 130

  • АВТОРЫ АНТОЛОГИИ - (Краткие биографические сведения) 131

  • Примечания 133

Антология осетинской прозы

Сергей Марзойты
ВНИМАЯ ГОЛОСУ ВРЕМЕНИ

Начало всех начал осетинской литературы - "Ирон фандыр" Коста Хетагурова и современникам поэта, и потомкам представляется энциклопедией жизни горской бедноты в былом. Именно энциклопедичность позволила книге стать краеугольным камнем национального словесного искусства, его блистательным зачином и недосягаемой вершиной.

Это цельный слиток социальных проблем, эпохальных устремлений, человеческих страстей, а не мертвый отблеск обремененных бурей десятилетий, в которые жил, творил, боролся великий трибун.

Каждое произведение - поэтическая жемчужина, плод горестных раздумий над страданиями людей, поиск путей к свободе и счастью, неукротимая вера в грядущее.

Бурная творческая деятельность Коста Хетагурова стимулировала зарождение и формирование в осетинской литературе жанров прозы и драматургии, и уже на рубеже двух веков в "краю беспросветной нужды" читателям и зрителям были известны и очерк, и рассказ, и пьеса. В них были запечатлены и специфический колорит патриархального быта, и экзотика природы горной страны, и - что наиболее существенно - глубокие противоречия общественного уклада.

Проза Сека Гадиева трагедийна и героична в высшей степени. Она насыщена исторической правдой, социальными коллизиями, жаждой воли и духовного раскрепощения обитателей горных теснин. Поэтика, стилистика и краски устного народного творчества органически вплетаются в художественную ткань его повествований.

В рассказах Арсена Коцоева и других приверженцев традиций классической новеллистики отчетливо проступают черты времени и характера обездоленного горца, ищущего правды и справедливости, стремящегося избавиться от пут обветшалых нравственных канонов и затхлых верований.

Речь идет не о попытках писателей "внедрить" в молодую литературу тот или иной жанр, а о создании ими произведений изысканного мастерства и идейной зрелости, остротой и значимостью проблематики, безупречностью формы обозначивших пути развития прозы в дальнейшем.

И все же правомерно говорить о процессе становления новой осетинской прозы в советское время. Эпос в своей полифоничности и широкоохватности утверждается вместе с эпохой революционного обновления общества.

Первые повести и романы на осетинском языке появляются в начале тридцатых годов. Подлинная история человечества начинается с Октября семнадцатого года, и писатели направляют свои усилия на создание художественной панорамы возрожденной родины. Этим объясняется их стойкий интерес к событиям кануна революции, самой революции и гражданской войны.

В результате добрая половина книг прозаиков оказалась тематически связанной с недавним прошлым, что не разрушало единства литературного процесса, пафосом утверждения обращенного к современности.

Ведь именно в те годы, по горячим следам, написан целый ряд произведений, в которых явления общественного бытия осмысливаются как проявление сущности классовой борьбы (повести Цомака Гадиева "Честь предков", Арсена Коцоева "Джанаспи", роман Дабе Мамсурова "Тяжелая операция").

"Шум бури", "Разбитая цепь", "Поэма о героях", "Надежда", "Навстречу жизни"… Названия романов Коста Фарниона, Барона Боциева, Дабе Мамсурова, Тазе Бесаева, Езетхан Уруймаговой красноречиво говорят о творческих замыслах писателей, об их понимании действительности и призвания человека.

Да, их герои - люди революционного склада души, они разбивают цепи векового рабства и, полные веры и надежды, смело идут сквозь бури навстречу перестраиваемой жизни.

Им по плечу подвиги, испытания лишь закаляют их волю и сердца. Гордые, вольнолюбивые, они до поры до времени бывают бескрылы, не находят заветной цели. Стряхивая очарование стихийной абреческой удали и порывов к свободе, дети гор постепенно постигают революционный смысл происходящего вокруг них.

И фарниевский изгой Царай Сырхаев, и мамсуровский бунтарь Гаппо Борзов, и уруймаговский "временнопроживающий" Темур Савкуев поначалу по зову чувств мгновенно реагируют на притеснения и поборы, оставаясь во власти вспышек гнева и протеста, но потом самозабвенно отдаются сознательной борьбе за народное дело. И боциевский мечтатель Цалык наверняка осенен знаменем своего времени.

С годами эмоциональная импульсивность этих недюжинных натур сменяется осознанной целеустремленностью борцов с кремнистым характером. В их стремительном духовном выпрямлении и росте явственно ощущается логика социальных потрясений.

Одухотворенностью правдоискателей, мятежными метаниями галерея этих образов сродни героям рассказов Чермена Беджызаты и Сико Кулаева.

Позднее исторические повествования Уари Шанаева, стоящие особняком, по своей образной структуре и романтическому звучанию, обогатили прозу мотивами борьбы за человеческое достоинство, за землю и волю.

Этот слепой старец - мудрый художник, который слышал голос истории как голос современности. Его предания старины и поныне звучат клятвами верности идеям свободы и гуманизма. Чермен и сыновья Бата - воители и протестанты. Их образы сохранила для потомства благодарная память народа. И вовсе не случайно, что они вошли в сознание горцев сначала через посредство памятников фольклора, и лишь потом как герои разножанровых произведений художественной литературы.

Военное лихолетье вошло в осетинскую литературу как тревожный колокольный звон, до сих пор посещающий сны ветеранов и тех юнцов, чье детство омрачено тенью свастики. В книгах послевоенной поры сохранилось ощущение трагизма войны, но оно не ложится мертвящим грузом на сердца людей, открытых для добрых дел.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке