Исток

Шрифт
Фон

Аскольд и Дир - первые киевские князья (вторая пол. IX в.), о которых упоминают летописные своды. Согласно данным летописей, под их предводительством был совершён первый поход на Константинополь. Около 882 г. Аскольд и Дир были вероломно убиты новгородским князем Олегом.

Роман известного писателя В. И. Зимы основан на событиях русской истории, относящихся ко времени княжения Аскольда и Дира.

Содержание:

  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1

  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ 29

  • ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ 54

  • ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ 79

  • СЛОВАРЬ 105

  • ОБ АВТОРЕ 110

  • Примечания 110

Исток

Если и имеется какое-либо из благ,

приносящих пользу в жизни, то, во

всяком случае, не меньше, а больше

всего оказывает нам услуги, является

необходимой и полезной история.

Она вскрывает разнообразные и

многоразличные явления, которые

возникают и естественным порядком,

под влиянием времени и обстоятельств,

и в особенности по произвольному решению

лиц, занимающихся государственными

делами, и учит людей одно одобрять и

ставить себе в качестве образца, другого же

гнушаться и избегать, чтобы не осталось

в неизвестности и проводилось в жизнь всё

полезное и ценное и чтобы никто не делал

попыток ввергнуть себя в ужасные и вредные

начинания...

Лев Диакон. История

Я не скажу ничего своего, но по мере сил

соберу воедино и представлю в сжатом

изложении то, что было разработано

испытанными наставниками...

Иоанн Дамаскин

Опаснейшее заблуждение - считать мир простым и легкопознаваемым.

Всякое познание есть труд.

Благороднейшая цель - стремиться к познанию мира.

Давно отмечено, что именно в переломные годы в обществе повышается интерес к истории, поскольку возникает потребность заново осмыслить прошлое и на основе накопленного опыта выработать своё отношение к настоящему, чтобы попытаться заглянуть в будущее.

Разумеется, подлинного патриота не удовлетворят расхожие мифы отечественной истории, он будет стремиться к тому, чтобы получить информацию из первых рук.

Сделать это чрезвычайно сложно, потому что сведения о нашей древнейшей истории, во-первых, крайне скудны, а во-вторых, разбросаны по огромному массиву источников, доступ к которым затруднён и языковым барьером, и массой других помех.

И тут-то на помощь обязан прийти писатель.

Лишь после того, как роман выдержит скрупулёзную экспертизу профессиональных историков, можно предлагать его широкому кругу читателей, головой ручаясь за историческую достоверность.

В этом романе очень много подлинных документов той эпохи - императорские рескрипты и законы, проповеди патриарха Фотия и жития святых, господствовавшие в обществе идеи и заблуждения, исторические легенды и анекдоты относятся к тому же, весьма отдалённому от нас, времени.

Я предпринял попытку написать наиболее достоверное повествование, с минимальным элементом вымысла - только там, где не оказалось под рукой достоверных фактов.

Удалась или не удалась попытка - судить тебе, читатель.

Автор

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Затем выйдут из окутывающей их

тьмы некоторые гигантские фигуры,

затерянные теперь в толпе исторических

лиц, между тем как многие прославленные

имена, которым люди слишком долго

расточали нелепое или преступное

поклонение, навсегда погрузятся в забвение...

П. Я. Чаадаев

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Вызванный неурочным вестником, великий логофет Феоктист поздно вечером пришёл в опочивальню василиссы Феодоры и застал её сидящей в низком кресле и вполголоса беседующей с патриархом Игнатием, склонившимся в полупоклоне.

Когда Феоктист приблизился к императрице, патриарх недовольно засопел и на полуслове умолк, а затем сделал несколько шагов по направлению к двери.

- Ваше святейшество, не оставляйте нас в столь трудную минуту!.. Как хорошо, что ты пришёл, великодушный друг мой, - искренне обрадовалась Феоктисту василисса. - Я пригласила тебя, логофет, дабы посоветоваться, что нам делать с Михаилом.

- А что произошло? - осторожно попытался уточнить Феоктист.

- Неужели ты ничего не видишь? - укоризненно спросила Феодора. - Он совсем забросил учение...

- Действительно, мне докладывали, что государь не обнаруживает должного прилежания в учении, но я полагал, что монарху достаточно овладеть лишь некими основами... - заглядывая в глаза василиссе, промямлил великий логофет.

- Нерадивость в учёбе - далеко не самое худшее из его прегрешений! - сокрушённо вздохнула Феодора. - Вместо того чтобы постепенно входить в государственные дела, он последнее время пристрастился к вину... Вокруг него увиваются какие-то распутные девки! На ристаниях он уже несколько раз сам взбирался на колесницу, будучи пьяным! Если он разобьётся, вы можете себе представить, что станет с империей?..

Великий логофет вздрогнул и испуганно перекрестился - если, не дай Бог, с молодым монархом что-то случится, в империи не окажется законного государя, многочисленные претенденты на трон устроят мятеж, и кто в результате поднимется на вершину власти - одному Богу известно, и никто из нынешних высших сановников не сможет поручиться за свою судьбу.

- Полагаю, что следовало бы назначить молодому василевсу более опытных наставников, - с плохо скрываемым раздражением произнёс патриарх Игнатий. - Я не раз убеждался в том, что протоасикрит Фотий не способен научить ни смирению, ни благолепию. Сказано в Писании: "Кто желает быть мудрым, в веке сем да будет неразумным!" А Фотий пытается утвердить свой ум на гнилом и песчаном основании эллинской премудрости...

- Ходят слухи, что Фотий продал свою душу некоему иудею, мерзкому волхву, за посвящение его в богомерзкое искусство гадания, в тайны астрологии и прочих нечестивых эллинских наук... Говорят также, что за литургией Фотий вместо молитв читает стихи каких-то эллинских поэтов!.. - вполголоса добавил Феоктист, испытующе поглядывая на василиссу.

- Святой отец! - сказала Феодора. - Вам бы давно следовало принять разумные меры...

- Какие меры я могу принять? - устало вопросил Игнатий, шёлковым платком утирая пот с одутловатого морщинистого лица. - Фотий - человек светский, с ним пусть разбирается ведомство городского эпарха.

- Пускай твои богословы со всем тщанием проверят сочинения протоасикрита Фотия, и за еретические воззрения церковь предаст его анафеме!

- Фотий не настолько прост... - проворчал Игнатий. - Неё его сочинения уже исследовали наши лучшие знатоки и не смогли обнаружить каких-либо догматических отступлений... Ни малейших!

- М-да... - сочувственно произнёс Феоктист. - Не знаю, что и предпринять в таком случае... Разумеется, я могу отстранить Фотия от преподавания в университете, однако где найти ему достойную замену?

- Нельзя попускать! - сказала василисса беспрекословным тоном. - Этот канцелярист погубит душу юного государя!

- Полагаю, что дело не в одном лишь Фотии, - осторожно заметил Феоктист. - Беда вся в том, что недостойное поведение Михаила находит одобрение у твоего брата...

Феодора горестно покачала головой: действительно, кесарь Варда не оказывал должного влияния на венценосного племянника.

Патриарх Игнатий гневно нахмурился, затем пропел тонким голосом:

- Василисса Феодора, нет больше сил взирать на греховные деяния Варды!.. Блуд его ложится позором на монарха, на тебя, на всех нас! Нельзя же нам терпеть больше...

- Он ведёт себя так, словно бы уже занял монарший престол, - вкрадчиво заметил Феоктист. - Только законный монарх может считать себя выше закона. В народе поговаривают, что скоро Варда будет коронован соправителем Михаила.

В глазах василиссы сверкнули злые огоньки, она прошипела со злостью:

- Никогда!.. Никогда Варде не бывать государем!

Логофет Феоктист и патриарх Игнатий встревоженно переглянулись и одновременно перекрестились.

Постепенно успокаиваясь, Феодора шумно вздохнула и тоже перекрестилась, глядя на тёмные образа.

Конечно, нужно было что-то делать.

О распутстве кесаря Варды уже судачили в столице.

После гибели старшего сына Варда стал нахально сожительствовать со своей вдовствующей снохой, и это при живой жене!.. Не был бы он родным братом Феодоры, давно уже был бы ослеплён, оскоплён и заточен в один из отдалённых монастырей. Но Варда - родной брат, опора трона. Если Феодора попытается что-либо сделать с ним, встанут на дыбы все прочие родственники, испугаются за свои жизни и в страхе смогут натворить таких дел, что вся династия в одночасье окажется уничтоженной...

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке