Переписка Фрадике Мендеса

Шрифт
Фон

Образ Карлоса Фрадике Мендеса был совместным детищем Эсы де Кейроша, Антеро де Кентала и Ж. Батальи Рейса. Молодые литераторы, входившие в так называемый "Лиссабонский сенакль", создали воображаемого "сатанического" поэта, придумали ему биографию и в 1869 году опубликовали в газете "Сентябрьская революция" несколько стихотворений, подписав их именем "К. Фрадике Мендес". Фрадике Мендес этого периода был воплощением духа "Лиссабонского сенакля" со свойственной ему безудержной свободой мысли, анархической революционностью, сатанизмом, богемой…

Лишь значительно позже образ Фрадике Мендеса отливается в свою окончательную форму. 23 мая 1888 года Эса пишет Рамальо Ортигану из Бристоля, где находился на консульской службе: "У меня тут есть для тебя готовая книга. Ты все поймешь, когда узнаешь, что она называется "Письма Фрадике Мендеса". Как ты уже догадался, я намерен сделать с Фрадике (надеюсь, ты не забыл этого старого приятеля?) то, что нынче принято делать со всеми великими людьми: напечатать его частные письма. Если помнишь, в наше время Фрадике был немного комичен. Новый Фрадике – совсем другое дело; это в полном смысле слова выдающаяся личность: мощный интеллект, деятельный темперамент, утонченная и восприимчивая душа… словом, демон!.."

Содержание:

  • Часть первая 1

  • Часть вторая - Письма 23

  • Комментарии 43

  • Примечания 43

Жозе Мария Эса де Кейрош
Переписка Фрадике Мендеса

Часть первая

I

Дружба моя с Фрадике Мендесом началась в Париже на святой неделе 1880 года, когда он только что возвратился из путешествия по Южной Африке. Но познакомился я с этим удивительным человеком гораздо раньше, в 1867 году, в Лиссабоне. Сидя как-то летним вечером в кафе Мартиньо, я прочел в помятом номере "Сентябрьской революции" это имя: К. Фрадике Мендес, стоявшее громадными буквами под стихами, которые привели меня в восторг.

Сюжеты ("эмоциональные мотивы", как выражались мы в 1867 году) этих пяти или шести стихотворений, напечатанных под общим заглавием "Лапидарии", сразу же пленили меня своеобразием и долгожданной свежестью. Именно в это время я и мои товарищи по "Сенаклю", увлеченные эпическим лиризмом "Легенды веков" – "книги, принесенной к нам могучим порывом ветра с Гернсея", – решили объявить войну любовной лирике и предать ее хуле за то, что, приютившись в двухвершковой келье человеческого сердца, глухая ко всем звукам вселенной, кроме шороха Эльвириных юбок, она превратила поэзию (особенно нашу, португальскую) в нескончаемую, однообразную исповедь о восторгах и муках любви. Но Фрадике Мендес, видимо, примыкал к молодым поэтам, которые следовали за несравненным мастером "Легенды веков" и, приемля все сущее, искали эмоциональные мотивы вне тесных пределов влюбленного сердца: в истории, предании, нравах, обычаях, верованиях – во всем, что на протяжении веков раскрывает Человека в его многоликости и единстве.

Помимо этого Фрадике Мендес разрабатывал и другую поэтическую тему, тему современности. Он умел тонко и без нажима очертить прелесть и ужас жизни, жизни обыденной и повседневной, какую мы видим иди угадываем на улицах, в соседних домах, в человеческих судьбах, смиренно скользящих мимо нас в смиренном полумраке.

И надо сказать, что маленькие поэмы, собранные под шапкой "Лапидарии", раскрывали поистине великолепные по своей новизне сюжеты. Вот аллегорический святой, пустынник VI века, умирает на закате дня среди силезских снегов, сраженный внезапным, неистовым мятежом плоти; и на самом пороге вечного блаженства он вдруг лишается места в раю, так дорого доставшегося ценой пятидесятилетнего отшельничества в пустыне. Вот словоохотливый ворон, свидетель древности, повествует о ратных делах давно минувших времен, когда он с веселой стаей сородичей излетал Галлию вслед за легионами Цезаря, а потом, увязавшись за ордами Алариха, увидел Италию, белевшую мрамором и синевшую лазурью. Вот славный рыцарь Парцифаль, зерцало и цвет идеалистов, странствует по свету из века в век, озаряя города и веси отблеском своих золотых доспехов; он ищет Святой Грааль, мистический сосуд с кровью Христовой, который однажды, в рождественский вечер, мелькнул ему в облаках над башнями Камерлона. Вот сатана немецкой складки, начитанный в Спинозе и Лейбнице, поет в переулке средневекового города ироническую серенаду звездам, "каплям света, застывшим в морозном эфире"… И вдруг, посреди этой ослепительной символики – картинка простой сегодняшней жизни, "Старушки": пять старушек, с цветными шалями на плечах, с платком или кошелкой в руке, молча сидят на скамье, погрузясь в воспоминания, и греются в поздних лучах осеннего солнышка.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке