Рассуждения

Шрифт
Фон

"Рассуждения" (1534), знаменитое сочинение Пьетро Аретино, представляющее собой эротически насыщенную сатиру на современные нравы, в течение долгого времени числилось по разряду порнографической литературы и, может быть, поэтому до сих пор не существовало в русском переводе.

Читателю предлагается первый русский перевод знаменитой книги, которая давно стала классикой мировой литературы. Перевод снабжен подробным комментарием и обстоятельной статьей, представляющей читателю яркую фигуру автора - Божественного Аретино, прозванного современниками "Бичом князей".

Содержание:

  • Светлана Бушуева - Скандальная жизнь и скандальные сочинения Пьетро Аретино 1

  • Пьетро Аретино своей обезьянке 5

  • Антония и Нанна - День первый 6

  • Второй день Аретиновой забавы, в который Нанна рассказывает Антонии о жизни замужних женщин 16

  • Последний день Аретиновой забавы, в который Нанна рассказывает Антонии о жизни девок 28

  • Светлана Бушуева - Примечания 40

  • Примечания 43

Пьетро Аретино
РАССУЖДЕНИЯ
Рассуждения Нанны и Антонии под фиговым деревом, в Риме, которые ради своей забавы и в поучение женщинам трех состояний сочинил Божественный Аретино

Светлана Бушуева
Скандальная жизнь и скандальные сочинения Пьетро Аретино

Читатель держит в руках одно из самых скандальных сочинений Аретино, его "Рассуждения" ("Ragionamento"), "Рассуждения" никогда не переводились на русский язык, как, впрочем, и остальные произведения писателя, за исключением двух пьес - "Комедия о придворных нравах" ("La Cortigiana") и "Философ" ("Il filosofo"), - которые были опубликованы в 1965 году в сборнике итальянской драматургии эпохи Возрождения . А так как и на французский язык Аретино был переведен очень поздно, во второй половине XIX века , образованный русский читатель, пожелавший познакомиться с сочинениями великого итальянца, долго не мог воспользоваться и этим, привычным ему ходом. Таким образом, Аретино оказался доступен лишь тем немногим, которые могли читать его в подлиннике. Судя по некоторым свидетельствам, его знал Пушкин .

Забавно, что незнакомство с творчеством писателя нисколько не помешало распространению и утверждению в Россию его репутации. Тут знали формулу Ариосто "Divino Aretino", что значит "Божественный Аретино". Знали и то, что "Божественный" - в высшей степени, прямо-таки фантастически непристоен.

Вряд ли сведения о непристойном характере его сочинений были почерпнуты у библиографов, которые долгое время помещали эротические книги Аретино в разделе "порнографической литературы". Это, конечно же, эхо прижизненной славы, причем славы не только литературной.

Аретино жил, как писал, поражая современников дерзостью своего поведения. Будучи свидетелем небывалого падения нравов в придворных кругах и в особенности в среде папской курии, именно светскую и церковную знать он сделал предметом нелицеприятной и бесстрашной критики, получив за это от современников уважительное прозвище "Бич князей". Аретино не щадил ни кардиналов, ни пап, ни герцогов, ни королей, ни даже самого Карла V, императора Священной Римской империи. Но при этом - удивительное дело! - он продолжал поддерживать с ними самые дружеские отношения. Принимал подарки, которыми те надеялись его умилостивить, а порою и не стеснялся их вымогать, напоминая о возможностях своего злоязычия .

Этот "бытовой маккиавеллизм" "Божественного", подчинявшего нравственные принципы соображениям "практической пользы", разумеется, не мог не подрывать его позиции моралиста. Какой уж там моралист! Ближайший друг Аретино великий Тициан называл его "кондотьером от литературы" .

Слово найдено точно - именно кондотьер, но то, что "кондотьерство" Аретино было "от литературы", несколько меняет дело. Свобода от моральных обязательств, без которой нет кондотьера, в случае Аретино выступала как условие достижения свободы творчества, которую можно было обрести, лишь порвав с традиционной вассальной зависимостью от "князей". Независимость, принимавшая у Аретино столь уродливые формы, была все-таки не чем иным, как независимостью, и, может быть, в ту пору всеобщего падения нравов другие формы трудно было себе представить. Подчеркнутое великолепие его собственного, Аретинова, "двора", которым он поспешил обзавестись, укрывшись от своих "покровителей" в Венеции, объяснялось не только суетностью Аретино и его любовью к роскоши; за всем этим стояло остро переживаемое писателем самоощущение свободного человека.

Начав преступать правила, нормы и приличия с сочинения "Сладострастных сонетов", первого среди своих порнографических произведений, Аретино кончил "нарушением" куда более серьезным. Преступив правила тогдашнего социального этикета, он достиг степени независимости, позволившей ему беседовать с "князьями" на равных. Аретино считал, что для писателя, который "властвует" с помощью "пера и бутылки чернил", именно такое положение совершенно естественно, и "князья", дорожившие его дружбой, искавшие у него совета и расположения, по-видимому, с этим соглашались. Он же сидел себе в своем роскошном дворце в Венеции и кого хотел - казнил, кого хотел - миловал, ни с кем, впрочем, не ссорясь, как умел это всегда. Аретино прожил в Венеции тридцать лет и умер там в 1556 году от апоплексического удара. Правда, ходили слухи, что - не от удара. Просто он будто бы захохотал и, не сумев остановиться, захлебнулся собственным смехом. Разумеется, такой конец был бы больше в его духе.

Впрочем, роковому взрыву смеха предшествовала целая жизнь - шестьдесят пять лет бурной, опасной, но, в общем, счастливой жизни.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Аэропорт
182.3К 314
П. Ш
156.6К 68

Популярные книги автора