Свобода от совести

Шрифт
Фон

Содержание:

  • УМЕТЬ СМЕЯТЬСЯ НАД СОБОЙ 1

  • РАССКАЗЫ 3

  • КАНИКУЛЫ 3

  • КАСЬЯН 5

  • КОЗЬЯ ПАМЯТЬ 8

  • ЛИРИКА 8

  • МИНИАТЮРЫ, АФОРИЗМЫ, ЖЕЛЧИЗМЫ, ФИЛИППИКИ, АССОЦИАЦИИ 11

  • ИЗ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО 17

  • ЖЕРТВЫ РЕКЛАМЫ 17

  • А ВСЁ БУШ ВИНОВАТ 18

  • СВОЁ, ПОНИМАЕШЬ, РОССИЙСКОЕ 18

  • НА ТОРГАХ В ИВАНОВКЕ 19

  • НАМ ДЕНЕГ НЕ НАДО - ТАЛОНЫ ДАВАЙ! 20

  • ЭРОТИЧЕСКОЕ НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ 20

  • СВОБОДА РАЗГУЛЯВШЕГОСЯ СЛОВА 21

  • "ШУМ - НЕЛЬЗЯ!" 22

  • ПОЛЕЗНЫЙ ЗАКОН 23

  • СВОБОДА ОТ СОВЕСТИ 23

  • ПУТЕШЕСТВИЯ 24

  • "АЛИ-БАБА, СМОТРИ КАКАЯ ЖЕНЩИНА" 24

  • АМЕРИКА 25

УМЕТЬ СМЕЯТЬСЯ НАД СОБОЙ

(Некоторые наблюдения ученицы 9а класса Туймазинской общеобразовательной школы № 9 Лилии Юнусовой по рассказу Д.Кадырова "Кооператор Музафар". Научный р уководитель К.Г.Ахметшина.)

Зианчуринский район – один из красивейших уголков Башкортостана. Здесь, в селе Исянгулово, родился Дамир Кадыров, сегодня – наш, туймазинский писатель. Живописная природа, культура, быт, обычаи, песни, предания и были – вот та почва, на которой рос ещё не проявившийся талант.

С теплотой и удовлетворением вспоминает он своё детство: "Мы, послевоенные, были совершенно счастливыми. Я не знаю, что такое нужда, голод, сталинские репрессии. … После школы поступил в мединститут (об этом рассказ "Ашраф"), бросил его, чтобы пойти в армию (об этом повесть "Цезарионы"), где первым средь земляков получил знак "Отличник ВВС", но, признаться, первым побывал и на гауптвахте…" Трудовая книжка будущего писателя открывается записью: грузчик Уфимской заготсбытбазы. Это было начало. Кем только он не работал! Дворник, изолировщик, помощник бурильщика, журналист, ("Я, грешным делом, даже учительствовал") и, наконец… "Ещё будучи студентом филфака БГУ я сказал друзьям, что в сорок пять лет стану профессиональным писателем. С тех пор всё было повёрнуто на эту цель."

Первая творческая удача – это университетская дипломная работа, признанная лучшей средь других, оцененных в группе на "отлично". Тема исследования: топонимика Туймазинского района. При её написании пройден пешком вдоль и поперек весь упомянутый регион. Из богатой топонимической картотеки взяты материалы для повести "Имамей", для рассказов.

Следующая веха в творчестве – отзыв одного из членов Союза писателей при обсуждении готовящейся в издательстве "Китап" его первой книги "Облом", сказавшего: "Такого русскоязычного писателя в Башкирии не было".

"Я радовался тогда так, словно мне вручили Нобелевскую премию", – вспоминает наш автор, у которого сегодня в активе ещё два сборника – "Гришкин менталитет" и "Цезарионы". Но кроме этого – творческое будущее. "У меня столько наблюдений из новейших времён – эпопеи писать".

Эпопеи, можно надеяться, будут. Только они ещё впереди. А о чём пишет, о чем написано нашим автором? Прикоснувшись сколько-то аналитически к его рассказам и повестям, можно выделить такие темы, как любовь, верность родной земле, дому или, как любит выражаться сам писатель, родному пепелищу. В рассказах непременно обнаружишь уникальные фрагменты из жизни самых простых людей, нередко с необычной судьбой, у которых свой, солнечный мир. И чувствуется, что всё, о чём написано, – пережито самим, пропущено через своё сердце.

Потрясающи описания жизненных коллизий, в которых оказываются персонажи. Читатель ощущает, как напряжённо и заинтересованно вглядывается писатель в события народной жизни, обращается к самым существенным, переломным моментам сегодняшней действительности, да и дня вчерашнего.

Точно и ёмко определил рецензент сборника рассказов "Облом", что "книга автора населена подлинно народными характерами, язык героев колоритен, добрый юмор делает рассказы по-настоящему увлекательными". В произведениях Д.Кадырова постоянно "гостюет" шутка; смех весёлым костерком вспыхивает то в одном, то в другом месте. А ведь в народе недаром говорится, что чувство смешного – одна из великих радостей, дарованных человеку.

Читать Д.Кадырова не просто удовольствие. Это ещё и всегда работа мысли, которую будоражат ассоциации самого читателя. Ведь без малого каждая фраза в тексте завораживает, она крылата, полётна.

"Это был конец восьмидесятых годов, ознаменованных очередным начинанием, которое отцы отечества ниспослали на головы послушной паствы своей, не подозревавшей ещё тогда, в какую катастрофическую круговерть забросит их стремнина непредсказуемой злодейки-судьбы".

Слово здесь многомерно, гармонично, естественно. Такое ощущение, что писатель нарочно сделал так, что люди у него ходят, сидят, разговаривают о том, о сём, и ничего грандиозного не происходит. Чему происходить-то? Но на самом деле все время что-то происходит, и весьма существенное.

"Инсаф-то помолчит, конечно. Не только для форсу. После вчерашнего не захочешь с Гришкой. Но скоро всё равно отойдет и уж расправит крылья. И тогда снова – впору телеоператора приглашай".

Удивительно легок, красив и самобытен язык рассказов. Не потому ли они так радуют читателя, который хочет освободиться от рутины, манерности. А ведь встреча с книгой часто начинается с её языка.

"Еще в старые добрые времена, поименованные, будь они неладны, ретивцами, заварившими очередные, так называемые, реформы, застойными, Сирай узревал в Гришкиной сути добродетель".

Увидеть в предложенной цитате просто пример стилизации было бы не совсем справедливо. Впрочем, пусть будет и стилизация. Но ведь не только. Потому что выражение, отдельное слово сами по себе вдруг привлекают внимание к событию, явлению. А это уже не просто прочтение.

"Познали те предприниматели почем фунт лиха, отбиваясь от натравленных проверяющих"; "сколько ещё можно биться как рыба об лед, изобретая колесо – то бишь сочиняя налоговый кодекс"; "поставщики ширпотреба стали такой же неотъемлемой частью нашей яви, как трамвай в жизни города". По этим выражениям читатель сразу может догадаться, о какой стороне жизни говорится в том или ином рассказе, из которых они взяты.

Общаясь с книгами Кадырова, невольно становишься честнее, чище. К тому же в них есть одно надежное лекарство против заносчивости, глупости, грубости – добрый юмор, о котором нередко упоминают и критики, и читатели. Юмор, создаваемый именно тем необычным языком.

"Но не беда. Ту госпожу по имени Неудача переживут Гильметдин с семейством. Это она, ведьма, столкнула их с проливавшим кровь мешками Нажметдином и членами комиссии, которые, выполняя план, пытались спровадить Зайни на армейскую службу. Не беда. Всё переживётся. Всё перемелется – мука будет. Главное – растёт новое поколение…"

Кто-то может возразить, что в предложенном контексте не сразу обнаружишь юмор. Но нужен бы более обширный контекст. К тому же мы имеем в данном случае не то, что характеризуется как искромётный. Здесь юмор – который, как говорят иногда, изящная форма выражения чувства справедливости.

Замечательный рассказ "Кооператор Музафар" из сборника "Гришкин менталитет", привлекает внимание уже своим названием. Оно не только предупреждает, о чём пойдёт речь, но представляется таким ключом к подтекстовой информации. Скорее всего, заглавие дает впоследствии возможность глубже понять систему образов, характер и внутренний мир главного героя, обнаружить конфликт и развитие авторской идеи. Читатель с самого начала, по заглавию понимает, что речь пойдёт о том известном нам сегодня "безвременье". Тут фосфорически просвечивается дата – конец восьмидесятых – начало девяностых годов недавно минувшего столетия.

Обратимся к архивным материалам. Вот они, пожелтевшие страницы газеты "Советская Россия" , №174 от 27 июля 1988 года, стр.3. Читаем: "Кооперативы обладают огромными потенциальными возможностями не только в том смысле, что позволяют привести в действие материальные и трудовые резервы, насытить рынок товарами, услугами. Они разрушают монополию государственного хозяйства, создают реальную почву для борьбы за потребителя".

"Кооператор Музафар", по утверждению автора, написан в 1998 году; прообразы главных героев – конкретные лица; кроме Насима-аби, они пребывают в полнейшем здравии и поныне. Так что во время создания этого актуального произведения не было нужды листать пожелтевшие страницы упомянутой газеты, для того чтобы появились в рассказе перекликающиеся с той публикацией строчки.

"Кооператив – одно из приголубленных чад той перестройки. А Музафар утвердился председателем одного из таких кооперативов. …Перед кооперативами, теми, каковым решил укрепить экономическую мощь страны Музафар, развернулись тогда…широкие перспективы".

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Охотник
171.2К 140

Популярные книги автора