Или или (2 стр.)

Шрифт
Фон

- Я не имел к этому никакого отношения! - отчеканил доктор Роберт Стэдлер. Он все еще стоял у стола, и у него возникло неприятное ощущение, будто он на какое-то время отключился и теперь не знал, как долго был неподвижен. Слова эти он произнес вслух, с едким сарказмом, адресованным тому, кто заставил его их произнести.

Он пожал плечами. Смеяться над собой - не грех, вот и пожатие плеч являлось эмоциональным эквивалентом высказывания: "Ты - Роберт Стэдлер, так что не уподобляйся школьнику-неврастенику". Он сел за стол, отодвинул книгу в сторону.

Доктор Флойд Феррис опоздал на полчаса.

- Извините, но мой автомобиль сломался по пути из Вашингтона, и у меня ушло чертовски много времени, чтобы найти человека, который смог его починить. Машин на дороге становится все меньше, и половина ремонтных мастерских закрылись.

В голосе преобладало раздражение. Доктор Феррис сел, не дожидаясь приглашения. В любой другой профессии он бы не мог претендовать на успех, но доктор Феррис выбрал науку, и его всегда называли "этот симпатичный ученый". В свои сорок пять лет, при шести футах роста, ему удавалось выглядеть выше и моложе.

Одевался он с иголочки, двигался с грацией танцора, но вольностей в одежде себе не позволял, отдавая предпочтение черному и темно-синему. Над верхней губой темнела аккуратная полоска усов, и институтские остряки утверждали, что волосы у него такие гладкие и черные лишь по одной причине: он мажет их тем же кремом, что и туфли. Доктор Феррис любил повторять, вроде бы подтрунивая над самим собой, что однажды кинопродюсер предложил ему сыграть роль прожженного европейского жиголо. Научную карьеру он начинал биологом, но то время давно ушло. Известность же получил как главный координатор Государственного научного института.

Доктор Стэдлер изумленно воззрился на него: неслыханное дело - на извинения хватило одного слова.

- Похоже, вы проводите в Вашингтоне много времени, - сухо заметил он.

- Но, доктор Стэдлер, разве не вы однажды похвалили меня, назвав сторожевым псом науки? - добродушно ответил доктор Феррис. - Вот я и считаю, что это моя главная обязанность.

- Такое ощущение, что вы готовы выполнять свои обязанности где угодно, только не в институте. Но, пока не забыл, вас не затруднит объяснить мне, откуда у нас это безобразие с нехваткой топлива?

Он не мог понять, с чего это вдруг лицо доктора Ферриса напряглось и приобрело обиженное выражение.

- Позвольте, но я не ожидал от вас подобных слов, - заговорил он официальным тоном, который скрывает боль, но превращает говорящего в мученика. - Никто из руководства не нашел повода для критики. Мы только что отправили подробный доклад о достигнутых результатах в Бюро экономического планирования и национальных ресурсов, и мистер Уэсли Моуч остался крайне им доволен. В этом проекте мы показали себя с самой лучшей стороны. И не заслуживаем осуждения. Учитывая пересеченность местности, сильнейший пожар и сам факт, что прошло только шесть месяцев с того момента, как мы.

- О чем вы говорите? - прервал его доктор Стэдлер.

- О Восстановительном проекте Уайэтта. Разве вы спросили меня не об этом?

- Нет, - покачал головой доктор Стэдлер, - нет, я… Подождите. Давайте разберемся. Я вроде бы вспоминаю, что институт взялся за какой-то восстановительный проект. Так что мы восстанавливаем?

- Добычу нефти, - ответил Феррис. - Нефтяные промыслы Уайэтта.

- Там был пожар, не так ли? В Колорадо? Этот… минутку… этот человек поджег собственные нефтяные поля.

- Я склонен верить, что это слух, порожденный истеричной общественностью, - высказал свое мнение Феррис. - Все эти газетные истории не заслуживают внимания. Я не сомневаюсь, что этот пожар - несчастный случай, и Эллис Уайэтт погиб в огне.

- Так кому сейчас принадлежат промыслы?

- На текущий момент - никому. Уайэтт не оставил завещания, наследников у него нет, поэтому государство взяло на себя управление месторождением на семь лет, учитывая общественную важность его регулярной эксплуатации. Если Эллис Уайэтт не объявится за этот период, его официально признают умершим.

- А почему они пришли к вам… то есть, к нам? Мы же не занимаемся добычей нефти.

- Высокая технологическая сложность поставленной задачи требует вмешательства лучших умов науки. Речь идет о восстановлении особого метода извлечения нефти, изобретенного Уайэттом. Его оборудование на месте, хоть и пришло в плачевное состояние. Частично технология известна, но почему-то полное описание процесса и его базовый принцип отсутствуют. Их нам и предстоит воссоздать.

- И как продвигается дело?

- Прогресс обнадеживает. Выделены крупные ассигнования. Мистер Моуч доволен нашей работой. Кстати, как и мистер Бэлч из Комиссии по чрезвычайным ситуациям, мистер Андерсон из Комитета по стратегическим запасам и мистер Петтибоун из Общества защиты прав потребителей. Не знаю, можно ли ожидать от нас большего. Проект успешно развивается.

- Вам удалось добыть нефть?

- Нет, но из одной из скважин получено примерно шесть с половиной галлонов. Объем, безусловно, имеет, скорее, экспериментальное значение, но необходимо принять во внимание тот факт, что на ликвидацию пожара ушло три месяца, и огонь полностью… почти полностью погашен. Наши проблемы сложнее тех, с которыми столкнулся Уайэтт. Он исправлял мелкие неполадки, а мы имеем дело с разрушениями вследствие преступного, антиобщественного саботажа, который… Я хочу сказать, проблема сложна, но мы, без сомнения, справимся с ней.

- Вообще-то я хотел спросить вас о нехватке нефти здесь, у нас в институте. Всю зиму в здании возмутительно холодно. Мне сказали, что топливо приходится экономить. Уверен, вы можете проследить за тем, чтобы снабжение стало эффективнее.

- Ах, вы об этом, доктор Стэдлер. Извините! - на лице доктора Ферриса расцвела улыбка облегчения, и он снова заговорил, пытаясь добиться расположения собеседника: - Вы хотите сказать, что температура настолько низкая, что доставляет вам неудобства?

- Я хочу сказать, что промерз до костей.

- Это непростительно! Почему мне до сих пор не доложили? Прошу принять мои персональные извинения, доктор Стэдлер и уверения в том, что такого больше не повторится. Наш отдел снабжения может извинить только одно: недостаток горючего - не их недосмотр. Я понимаю, вам не обязательно это знать, подобные мелочи не должны занимать ваше бесценное внимание, но, видите ли, нехватка горючего этой зимой привела к общенациональному кризису.

- Вот как? Только, ради всего святого, не говорите мне, что эти несчастные прииски Уайэтта - единственный источник нефти в стране!

- Нет, нет, но неожиданный выход из строя крупнейшего месторождения вызвал панику на всем нефтяном рынке. Правительству пришлось ввести строгий контроль и нормирование топлива по всей стране, чтобы защитить важнейшие предприятия. Я выбил для института небывало высокую квоту только благодаря особому расположению и связям в коридорах власти, но смиренно признаю свою вину, если квота оказалась недостаточной. Уверяю вас, такое случилось в первый и последний раз. Просто временные трудности. К следующей зиме промыслы Уайэтта заработают, и условия вернутся к норме. Кстати, я отдал необходимые распоряжения перевести котельные института на уголь, к следующему месяцу работы могли бы уже быть закончены. Но тут внезапно в Колорадо без предупреждения закрылось литейное производство Стоктона, то самое, что изготавливало сменные части для наших котельных. Эндрю Стоктон совершенно неожиданно отошел от дел, и теперь придется подождать, пока его племянник не запустит завод вновь.

- Понятно. Что ж, надеюсь, что кроме прочих забот вы займетесь и этим, - доктор Стэдлер с досадой пожал плечами. - Даже смешно, с каким количеством промышленных предприятий приходится связываться.

- Но, доктор Стэдлер.

- Знаю, знаю, этого невозможно избежать. Кстати, что такое проект "Икс"?

Доктор Феррис бросил на него короткий взгляд - настороженный, но не испуганный.

- Откуда вам известно о проекте "Икс", доктор Стэдлер?

- Я слышал, как двое ваших молодых ребят что-то о нем говорили, напустив тумана, как детективы-любители. Они сказали мне, что проект очень секретный.

- Это верно, доктор Стэдлер. Крайне секретный исследовательский проект, доверенный нам правительством. Особенно важно, чтобы газеты не узнали о нем ни слова.

- Что означает "Икс"?

- "Ксилофон". Проект "Ксилофон". Название, разумеется, закодировано. Суть работы никак не связана с названием. Но я уверен, что вам это будет неинтересно. Чисто технологическая разработка.

- У меня нет времени на ваши технологические затеи.

- Позвольте попросить вас, доктор Стэдлер, не упоминать в разговорах о проекте "Икс".

- Хорошо, хорошо. Должен сказать, что не приветствую подобные дискуссии.

- Разумеется! Я не прощу себе, что отнял у вас столько времени. Уверяю, можете все предоставить мне. - Он показал, что хочет подняться. - Если вы пригласили меня по этому вопросу, позвольте вас уверить, что…

- Нет, - медленно проговорил доктор Стэдлер. - Я хотел вас видеть не за этим.

Феррис продолжал сидеть, больше не задавая вопросов.

Доктор Стэдлер потянулся и презрительно подтолкнул книгу к центру стола.

- Пожалуйста, - попросил он, - скажите, что это за непристойность?

Доктор Феррис даже не взглянул на стол. Он взглянул прямо в глаза Стэдлера, потом откинулся в кресле и сказал со странной улыбкой:

- Я польщен, что вы сделали для меня исключение и прочитали популярную книгу. Это маленькое произведение за две недели разошлось тиражом в двадцать тысяч экземпляров.

- Я прочел его.

- И?

- Я требую объяснений.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке