Мальчик А

Шрифт
Фон

Этот печальный, во многом глубоко прочувствованный роман прекрасно улавливает различные состояния героя. Он провел большую часть своей молодой жизни в исправительных колониях за совершенное убийство. В душе героя постоянно происходит некий судебный процесс: мог ли он действительно совершить то, что он совершил? Может ли он начать все с начала, забыть свое прошлое и стать кем-нибудь еще? Выйдя на свободу, он рассчитывает начать новую жизнь, меняет имя, и окружающие его люди до поры до времени не подозревают ничего необычного, пока не узнают, что он попытался скрыть от них свое прошлое.

Содержание:

  • А как в Apple - Гнилое яблоко 1

  • В как в Boy - Мальчик по имени В 3

  • С как в Coast - Ты видишь море? 5

  • D как в Dungeon - Где темно и тоскливо 8

  • Е как в Elephant - Белый слон 9

  • F как в Family - Отцы, привязанность 12

  • G как в Garden - Вечеринка в саду 14

  • H как в Home - Как освоится на новом месте 17

  • I как в Insects - Что мухи для мальчишек 18

  • J как в Jonah - Как будто сглазили 20

  • К как в Kangaroo - Кенгуру 23

  • L как в Letters - Любовные письма 24

  • М как в Mother - Материнское воскресенье 26

  • N как в Newspaper - Газета 27

  • О как в Once - Жили-были… 29

  • Р как в Pictures - Тогда и сейчас 31

  • Q как в Queen - Как угодно Ее Величеству 33

  • R как в Rocket - Вознаграждение и принятое решение 35

  • S как в Sand - Замки из песка 36

  • Т как в Time - Учитель жизни и кроссовки 39

  • U как в Uncle - Дядя Терри 41

  • V как в Vanish - Найдите девушку 43

  • W как в Worm - Червивое яблоко 45

  • X как в Xmas - X отмечено место, где раньше был Бог 47

  • Y как в Why? - Почему? 49

  • Z как в Zero - Ноль 51

  • Примечания 54

Джонатан Тригелл
Мальчик А (Boy A)

А как в Apple
Гнилое яблоко

За такое у них бы убили: на тротуаре валялись окурки, небрежно брошенные бычки, в которых еще оставалось на пять затяжек.

Его зовут Джек. Имя он выбрал сам. Очень немногие выбирают себе имена. Пытались многие - там, у них. Но это были ненастоящие имена: так, кликухи. Которые упорно не приживались. Джек выбрал имя из книги. Из "Большой книги имен для мальчиков". Неплохо для начала. Имя простое, но классное. Этим оно ему и понравилось. Джек - на все руки мастер, Джек - чертик из табакерки, Джек - червовый валет, тыквенный Джек - фонарь, Джек - славный парень, "Юнион Джек", Джек - первый шарик в игре в шары, Джек - истребитель великанов, и еще - Джек-верхолаз, и противоугонная система кар-джек, и воздушная кукуруза "Крекер Джек". Детство не отпускает его ни на шаг: ребенка, лишенного детства - и лишившего детства другого ребенка. Да, еще Джек-Потрошитель, но об этом он вспомнил уже потом.

Рядом с ним идет Терри. Как они уже ходили, наверное, тысячу раз. Вместе, бок о бок. Но всегда - только по коридорам, и никогда - чтобы снаружи, в этом новом мире без крыши и стен. Да, Терри рядом, но Джеку все равно боязно. Яркое солнце, синее небо - а его бьет озноб. Терри ему улыбается, и эта улыбка выдает волнение; он сам старается выглядеть радостным и спокойным. Может быть, это день Терри. Не его, а Терри. Терри ждал этой минуты пятнадцать лет, делал все, чтобы это случилось - чтобы Джек вышел на улицу, залитую светом солнца.

Терри знал Джека, когда его звали совсем другим именем. Терри знает его настоящее имя, которое дали ему папа с мамой. Имя, которое он сбросил, как змея - старую кожу. И теперь эта старая кожа осталась в папке с его досье, в шкафу, в кабинете, отделанном виниловой плиткой, в Солихалле. Терри познакомился с Джеком, когда того звали попросту А, первой буквой его имени. Мальчик А, как его называли в суде, чтобы отличать от второго мальчика, В. Который был другом, сообщником, подстрекателем и, может быть, даже возмездием Джека. Он уже мертв. Впрочем, это уже не имеет значения. Предположительно - самоубийство. Повесился в камере. "Туда ему и дорога", - написали в "Sun", и вся страна возликовала. Когда Джек об этом узнал, он вообще ничего не почувствовал. Только какое-то странное оцепенение. Теперь он остался единственным, кто знал, что именно произошло в тот день, но даже ему начинало казаться, что он знает все меньше и меньше - с каждым прожитым днем, с каждой прошедшей неделей. И еще он боялся, что его тоже "раскрыли", и даже подумывал о том, чтобы разыграть острый приступ жизнерадостного дебилизма и укрыться в отделении для психов.

Джек обут в новенькие, только что из коробки, ослепительно белые кроссовки. Подарок Терри. Они так классно пружинят, такие удобные, легкие. Терри говорит, что у его сына - точно такие же. Последний писк моды. Ну, не последний, конечно. Джек уже видел такие у новеньких, причем не из самых недавних новеньких. По они все равно ему нравятся. Они стали символом этого дня, его дня. Новые, светлые и воздушные. Именно так он себя и чувствует: светло, воздушно и очень по-новому. Вокруг столько пространства. В своих новеньких "найках" он может бежать, куда вздумается, и ничто его не остановит. Он мог бы запросто обогнать Терри. По возрасту Терри годится ему в отцы. Джек смотрит на Терри: седые бачки, похожие на завитки серого дыма, ласковый взгляд, карие глаза - точно под цвет его "Сьерры". Раньше Джек часто думал о том, как было бы здорово, если бы Терри действительно был его папой. Если бы Терри был его папой, этого никогда не случилось бы - того, что случилось. И он никогда бы не смог обогнать Терри, потому что он сразу остановился бы, если бы Терри его окликнул. Джек никогда бы не кинул Терри. Никогда в жизни.

- Как ощущения, сынок? - спрашивает его Терри. - Как тебе большой мир?

- Не знаю. - Рядом с Терри он всегда себя чувствует маленьким мальчиком. Вся его напускная бравада, все попытки отгородиться, поставить заслоны - с Терри они не нужны. - Он и вправду большой.

Он вдруг понимает, что "большой мир" - это не просто образное выражение. Здесь все такое большое… Улицы широкие, дома высокие, горизонт необъятный, и даже маленькие магазинчики - все равно большие. Огромные залы с музыкальными записями и видео, пивом и куревом. Вблизи деревья кажутся зеленее, кирпичные стены - рыжее, окна - прозрачнее. Ему так хочется поделиться своими открытиями с Терри. Хочется рассказать обо всем. О том, какие они замечательные, эти мусорные баки на колесиках; о том, что у каждого дома должно быть имя, как у того дома, из прошлой жизни; о том, как покачиваются на ветру телефонные провода. Ему так хочется пожать Терри руку, сказать "спасибо", обнять его крепко-крепко, задыхаясь от волнения и восторга, и чтобы Терри тоже обнял его и помог ему побороть страх.

Но он говорит только:

- Да, он большой.

Они проходят мимо мусорного контейнера, выкрашенного в ослепительно желтый цвет. Цвет подсолнухов. Джек помнит, что такие контейнеры были обычно набиты дерьмом и битыми кирпичами, но в этом контейнере лежит только старое кресло. Может быть, думает Джек, мусорные контейнеры набиты дерьмом только в Соли-халле; впрочем, мухи, вьющиеся над креслом, видимо, не теряют надежды, что дерьмо не замедлит явиться.

Это Терри предложил поставить машину и пройти последние два-три квартала до нового дома Джека пешком. Водитель подгонит машину к дому, синюю "Камри", с наклеенным сбоку значком такси. Буквы на номерном знаке складываются в слово "МИР". Джек считает, что это хороший знак. Добрый знак - как они говорили в детстве. До "происшествия", как это называл приставленный к нему психолог. МИР означает, что все устроилось, прошлое позабыто, перемирие заключено, прощение получено, амнистия объявлена, и жизнь начинается заново.

"Камри" - это уже их третья за сегодня машина. Они с Терри заметали следы, хотя их вроде бы никто не преследовал. Газетчики знают, что его должны освободить. В "Sun" была публикация с подзаголовком: "Скажите людям, куда он направляется, и пусть общественность с ним разберется". Терри говорит, что это просто погоня за дешевой сенсацией; что большинство людей убеждено, что он уже отбыл свое наказание. Терри напоминает ему, что последняя его фотография, появлявшаяся на страницах газет, была сделана очень давно. Что его случай - особый, что его имени нет в картотеке учета преступников. Его нельзя отследить. Даже сам Джек до последней минуты не знал, куда они едут.

- Это большой город. - Вот все, что сказал ему Терри. - Толпы людей, незнакомые лица, тем более, когда в городе столько студентов. Тебя никто не заметит и не узнает. Никто даже не будет присматриваться.

Терри объяснил, что можно было бы подобрать место получше, с условиями, наиболее подходящими для Джека. Но им надо было соблюсти условие анонимности, и, что самое главное, надо было решать все быстро. Если бы Джек задержался в тюрьме, все могло бы перемениться. Скажем, случились бы перестановки в министерстве внутренних дел, и не исключено, что Джеку пришлось бы сидеть в заключении еще лет десять.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора