Мост короля Людовика Святого. День восьмой

Шрифт
Фон

Произведения современного американского писателя Торнтона Уайлдера представляют собой проявление философского скептицизма как форму выражения недоверия новой американской интеллигенции к возможности благодетельного прогресса в рамках западной цивилизации.

Торнтон Уайлдер принадлежит к поколению Э. Хеминуэя и У. Фолкнера.

Его роман "Мост короля Людовика Святого" - классическое произведение литературы США XX века. Это настоящая поэма о Промысле Божием.

"День Восьмой" - самый известный роман Торнтона Уайлдера, признанный жемчужиной американской реалистической прозы XX века.

Тонкая, полная глубокого психологизма история жизни братьев и сестры из маленького провинциального городка, причудливыми и тернистыми путями идущих к славе и богатству.

Каждый из них - уникален как личность и отмечен огромным талантом.

Каждый осознает собственную исключительность и не боится рисковать и идти на жертвы ради успеха.

Но удастся ли им обрести обычное, человеческое счастье? Или путь наверх так и окажется для них дорогой в никуда?

Содержание:

  • ФИЛОСОФСКИЕ ПРИТЧИ ТОРНТОНА УАЙЛДЕРА - Предисловие 1

  • МОСТ КОРОЛЯ ЛЮДОВИКА СВЯТОГО - © Перевод В. Голышев Редактор И. Архангельская - Настоящий перевод был впервые опубликован в журнале "Новый мир", 1971, № 12. 5

    • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ - ВОЗМОЖНО - СЛУЧАЙНОСТЬ 5

    • ЧАСТЬ ВТОРАЯ - МАРКИЗА ДЕ МОНТЕМАЙОР; ПЕПИТА 6

    • ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - ЭСТЕБАН 11

    • ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ - ДЯДЯ ПИО; ДОН ХАИМЕ 16

    • ЧАСТЬ ПЯТАЯ - ВОЗМОЖНО - ПРОМЫСЕЛ 21

  • ДЕНЬ ВОСЬМОЙ - © Перевод E. Калашникова Редактор И. Клычкова 23

    • ПРОЛОГ 24

    • I. "ВЯЗЫ" - 1885–1905 28

    • II. ОТ ИЛЛИНОЙСА ДО ЧИЛИ - 1902–1905 45

    • III. ЧИКАГО - 1902–1905 68

    • IV. ХОБОКЕН, НЬЮ-ДЖЕРСИ - 1883 85

    • V. "СЕНТ-КИТТС" - 1880–1905 90

    • VI. КОУЛТАУН, ИЛЛИНОЙС - РОЖДЕСТВО 1905 ГОДА 109

  • Примечания 119

ТОРНТОН УАЙЛДЕР

ФИЛОСОФСКИЕ ПРИТЧИ ТОРНТОНА УАЙЛДЕРА
Предисловие

На протяжении многих десятилетий творчество Торнтона Уайлдера, прозаика и драматурга, не раз вызывало громкий, а подчас и восторженный отклик у широкой аудитории и было удостоено многих литературных отличий. Ровесник Ск. Фицджеральда и Дж. Дос Пассоса, У. Фолкнера и Э. Хемингуэя, последний представитель этой блестящей плеяды, Т. Уайлдер (1897–1975) внес заметный вклад в золотой фонд американской литературы в период между двумя мировыми войнами. Панорама культурной жизни Америки 20-х годов была бы неполной без его повести "Мост короля Людовика Святого", а пьеса "Наш городок" так же неотделима от духовного климата предвоенных лет, как "Гроздья гнева" Дж. Стейнбека, поэзия К. Сэндберга и А. Мак-Лиша. Неизменный читательский интерес вызывали публикации и последующих романов писателя: "Мартовские иды", "День Восьмой", "Теофил Норт".

И в то же время среди своих современников Уайлдер держался несколько особняком - настолько, что в пылу литературных баталий иные критики считали, что Уайлдер чужд гражданской активности, и отрицали за ним право именоваться национальным писателем. За пятьдесят лет своей литературной деятельности он писал о таких далеких одна от другой эпохах, как век Юлия Цезаря и конец XIX столетия, о столь различных странах, как средневековое Перу и античная Греция. При этом, однако, географическая экзотика и исторические экскурсы служили ему чаще всего не более чем декорацией, соответствующими "опытными условиями" для постановки очередного философско-нравственного эксперимента. Перу Уайлдера принадлежат романы и повести, серьезные драмы (их даже точнее называть мистериями) и веселые фарсы, но в известном смысле все его произведения одноплановы: начиная со своих ранних книг - "Каббала" и "Мост короля Людовика Святого", - писатель, словно находясь в лаборатории, ищет пути к разгадке извечной тайны человеческого существования, влияния на него общественной среды и наследственности, соотношения закономерности и случая.

Торнтон Уайлдер - сравнительно редкий для литературы XX века пример философа и моралиста, тяготеющего к исторической всеохватности и к универсальности художественных оценок и обобщений. Его в полной мере можно было бы назвать "гражданином мира", сознавая, разумеется, всю условность приложения этого понятия, возникшего в относительно гармоничный XVIII век, к нашей эпохе, насыщенной острейшими противоречиями. В трактовке истории Уайлдер далек от материализма; он рассматривает ее то как арену борьбы разнообразных идей, то как зримое проявление развития человеческого духа. Но было бы неверно судить об этом крупном американском писателе как о (согласно мнению известного критика М. Каули) "великом внесоциальном и антиисторичном романисте, мастере анахронизма". Каждое из лучших произведений Уайлдера по-своему откликалось на требования времени и помогало выявлять определенные тенденции в духовной жизни американской нации. Своеобразие материала книг Уайлдера, философичность его творческой манеры и подчеркнутая изысканность стиля составляют в совокупности законченное эстетическое целое, которое находит свое место в многоголосье литературы Соединенных Штатов в XX веке.

Торнтон Найвен Уайлдер родился в типичном для американского Среднего Запада штате Висконсин 17 апреля 1897 года. Среди значительных фактов его ранней биографии - воспитание в семье, отличавшейся ревностным протестантизмом, поездка в Китай (его отец был назначен американским консулом в Гонконг), занятия в Оберлинском колледже и Йельском университете. После вступления США в первую мировую войну Уайлдер пытался завербоваться в экспедиционный корпус, но из-за слабого зрения был зачислен в службу береговой артиллерии. 1920 год стал для юноши переломным: получив стипендию, он на год уезжает в Рим изучать археологию и пополнять запас наблюдений для будущей литературной деятельности.

Первый роман Уайлдера "Каббала" (1926) был навеян итальянскими впечатлениями, и уже в нем можно проследить некоторые идеи и композиционные приемы, получившие развитие в последующем творчество писателя. Начинающему прозаику удалось откликнуться на почти всеобщую послевоенную разочарованность литературной молодежи в странах Запада, а кроме того - быть может, неосознанно, - выразить одну из настоятельных потребностей американской демократической мысли. Речь шла об укреплении интеллектуальных корней американской культуры, о ее "вхождении", спустя почти сто лет после поколения романтиков, в круг общечеловеческой философской и этической проблематики.

Новоиспеченная мировая держава, чей вклад помог склонить чашу весов в только что отшумевшей войне, в духовном отношении по-прежнему оставалась европейской провинцией. Метафора "бесплодной земли", распространявшаяся T. С. Элиотом на всю буржуазную цивилизацию, ассоциировалась прежде всего с Соединенными Штатами. Многим писателям "потерянного поколения" Западная Европа рисовалась интеллектуальной столицей мира, сулящей убежище от суетности и банальности американской нации, которая, казалось, целиком состояла из ослепленных жаждой наживы Бэббитов и елейных лицемеров Элмеров Гэнтри. Идиллия испанской Памплоны у Хемингуэя, поэтический Париж в "Трех товарищах" Дос Пассоса и, наконец, загадочный Рим в "Каббале" Уайлдера нарочито противостояли антихудожественной Америке, обобщенный образ которой молодые таланты видели в совокупности убийственных эпитафий на кладбище среднезападного городка, собранных воедино в "Антологии Спун-ривер" Э. Л. Мастерса.

В противовес обезличивающей "цивилизации доллара" американские художники творили собственные миры, трансформируя литературу недавней культурной колонии в суверенную составную часть всемирного духовного наследия. Так, в книгах о вымышленном графстве Йокнапатофа Фолкнер уместил на пяди земли величиной в почтовую марку многие из социальных и нравственных конфликтов американской нации на протяжении полутора столетий. По иному пути шел в 20-е годы Уайлдер. Перенося действие романа "Каббала", повести "Мост короля Людовика Святого" и романа "Женщина с Андроса" в отдаленные эпохи и страны, он стремился к воплощению сложного комплекса эстетических и этических идей, конкретное выражение которых лишь в небольшой степени, по мнению писателя, зависело от очевидных национальных и исторических условий.

Рассказ о взаимоотношениях только что кончившего курс молодого американца и кружка римских патрициев, очаровывающих своего собеседника разговорами о древней культуре и аристократизмом, - таково содержание первой книги Уайлдера. Предпочитая быть "биографом индивидуальностей, а не историком группы", он разбивает роман на отдельные новеллы-истории, посвященные наиболее примечательным фигурам загадочного сообщества. Тот же композиционный принцип он применит и много лет спустя в "Теофиле Норте", уже на склоне своей литературной деятельности.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

П. Ш
162.4К 68

Популярные книги автора