Гораций Уолпол. Замок Отранто

Шрифт
Фон

Роман английского писателя Горация Уолпола "Замок Отранто", впервые опубликованный анонимно в 1764 году, стал первым образцом популярной и поныне готической прозы. Овеянный исторической и географической романтикой сюжет, разыгранный в мрачных декорациях средневекового замка, проклятие, тяготеющее над древним княжеским родом, загадка старинного портрета, классический любовный треугольник, судьбу которого (как и участь правящей династии) вершит неумолимый рок, наконец, сверхъестественные силы, вселяющие своими эффектными появлениями неописуемый страх в души простых смертных, - всему этому нашлось место на страницах драматичного и увлекательного повествования, открывшего путь позднейшей литературе "тайны и ужаса". Публикация текста книги сопровождается вступительной статьей и комментарием, подготовленными специально для настоящего издания.

Содержание:

  • Гораций Уолпол - Замок Отранто 1

    • 38

    • 38

  • Замок 38

  • Отранто 39

Гораций Уолпол
Замок Отранто

ПРИЗРАК В ДОСПЕХАХ,

или Взгляд на готические игрушки сквозь готические стекла

Имя английского писателя Горация (Хорэйса) Уолпола (1717–1797) и название его единственного романа большинство современных читателей, скорее всего, знают разве что понаслышке. Зато им едва ли покажутся незнакомыми общепринятые жанровые характеристики этой книги: готический роман, роман ужасов, horror story. И действительно, это произведение стало отправной точкой в истории так называемой готической литературы - обширной области беллетристики, которая получила (под именем литературы "тайны и ужаса") многоплановое и впечатляющее развитие в художественной прозе двух последних столетий и обзавелась собственной галереей культовых авторов (от Эдгара Аллана По и Брэма Стокера до Говарда Филлипса Лавкрафта и Стивена Кинга), широким кругом верных поклонников и ревностных адептов, не менее разветвленной сетью кинематографических аналогов и внушительным фондом серьезных научных исследований. Кстати, двоим из упомянутых прозаиков - а именно Лавкрафту в эссе "Сверхъестественный ужас в литературе" и Кингу в книге "Пляска смерти" - также случилось выступить (с разницей в полвека) в роли историографов и теоретиков "страшного" жанра, и если второй из них лишь бегло упомянул роман Уолпола, констатировав его классический статус , то первый посвятил "Замку Отранто" несколько страниц своего труда, на которых высказал суждения, далекие от комплиментарных. По мнению Лавкрафта, эта книга представляет собой "довольно посредственную и неубедительную вещь", "рыхлый, искусственный и претенциозный сюжет" которой дополняется "светским и будничным тоном, не позволяющим автору создать настоящую атмосферу ужаса". Рассказанную Уолполом историю он аттестовал как "занудную, манерную и начисто лишенную вселенской жути" - и вместе с тем не мог не признать, что этому роману, несмотря на его "внутреннюю несостоятельность", "довелось оказать почти беспрецедентное влияние на литературу ужасов" . В этой прохладной оценке, без сомнения, сказалась пристрастность Лавкрафта-критика, который смотрел на открытый Уолполом жанр в известной мере "изнутри", глазами Лавкрафта-прозаика, обладавшего собственными (по определению иными, чем у писателя XVIII века) взглядами на сюжет, стилистику и эмоциональный колорит подлинно готического повествования. Впрочем, чуть дальше автор эссе все же отдает должное художественным находкам Уолпола, которые стали важнейшими образно-смысловыми парадигмами упомянутого жанра (подробный разговор о них у нас еще впереди).

Роман, явившийся родоначальником столь популярной ныне разновидности литературы, сыграл особую роль и в культурной судьбе самого автора. Человек разносторонних способностей и интересов, Гораций Уолпол был весьма примечательной фигурой в общественной, интеллектуальной и литературной жизни Англии XVIII столетия задолго до публикации "Замка Отранто" и не мог не остаться в исторической памяти британской и европейской культуры - хотя бы благодаря своему уникальному эпистолярному наследию (полное комментированное издание которого, осуществленное в XX веке, растянулось на несколько десятков лет и составило 48 томов). Эта обширнейшая и интереснейшая переписка с поэтами, государственными деятелями, учеными и философами века Просвещения представляет собой настоящий "портрет эпохи, выполненный с потрясающим литературным мастерством" и "несопоставимый ни с одним другим современным ему источником, принадлежащим индивидуальному авторскому перу" . И все же именно благодаря "Замку Отранто" Уолпол вошел в историю словесности не только как талантливый литератор-интеллектуал (man of letters), но и как писатель , давший начало новой, исключительно продуктивной форме повествовательной прозы.

Гораций Уолпол был потомком старинного аристократического рода, младшим сыном сэра Роберта Уолпола - премьер-министра Великобритании от партии вигов в 1721–1742 годах, печально знаменитого своей коррумпированностью политика, запечатленного в "Путешествиях Гулливера" Джонатана Свифта в резко сатирическом образе первого министра Лилипутии Флим-напа. Высокое общественное положение отца вкупе со знатным происхождением открывало перед Уолполом завидные социальные возможности, в перспективе обещавшие успешную юридическую, административную или политическую карьеру; и события первых трех десятилетий его жизни, казалось бы, предвещали именно такое будущее. Он получил классическое образование в престижном Итонском колледже, а затем в Кингз-кол-ледже Кембриджского университета, в 1739–1741 годах совершил (вместе со школьным другом, впоследствии знаменитым поэтом сентиментального направления Томасом Греем) традиционное для юного английского аристократа "большое путешествие" на континент, в 1737 году по протекции отца обзавелся синекурой в казначействе, а в 1741-м - местом в парламенте. Однако, в отличие от деятельного, прагматичного, погруженного в перипетии текущей общественно-политической жизни Роберта Уолпола, Гораций был до известной степени созерцательной, даже мечтательной натурой - что нашло выражение в соответствующем "неутилитарном" характере интересов и занятий молодого аристократа. Его духовные и умственные запросы с ранней юности лежали в сфере изящных искусств, истории, литературы, и знакомство с выдающимися художественными памятниками Франции и Италии во время путешествия на континент как нельзя более способствовало развитию подобных склонностей. При этом эстетические предпочтения Уолпола постепенно все заметнее сдвигались в область исторического прошлого, а точнее, английского и европейского Средневековья - отчасти в силу его биографически объяснимого интереса к собственной родословной (и, шире, к генеалогии и геральдике знатных фамилий), отчасти под влиянием восхищенного старинной архитектурой Томаса Грея. Унаследовав после смерти отца (1745) немалое состояние и занимая несколько весьма доходных должностей, он вскоре смог реализовать свои пристрастия в зримом и впечатляющем художественном проекте, который на протяжении многих десятилетий был известен широкой публике гораздо больше, чем самые значительные из его сочинений.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке