Исторические районы Петербурга от А до Я (105 стр.)

Шрифт
Фон

Современники жаловались на крайнюю неблагоустроенность местности Прудков. "Песковские жители уже который год ждут не дождутся, – писал в июне 1880 г. обозреватель "Петербургского листка", – когда Инженерное ведомство, в ведении которого находятся Прудки с островами, прилегающими к ним земляными тротуарами и обширной, лишенной мостовой площадкой, простирающейся от 6 до 8 улиц, а также и начальство Преображенского полка, огороды которого выходят к тем же заброшенным прудкам, соберутся, наконец, устроить в этой местности хотя бы кое-какую мостовую и самые незавидные тротуары. Сегодня горы пыли, битые горшки и кирпичи, разный мусор и растительные выброски из огородов далеко не заменяют мостовой и тротуаров. Осенью эта безобразная местность непроходима от невылазной грязи, а в сухое время – это положительно нубийская пустыня. От ужасной, постоянно и всюду разносимой ветром пыли окрестные жители не знают, куда деться".

Бо́льшую часть Лиговского канала засыпали в конце XIX в., поскольку вода в нем застаивалась, портилась, а поддерживать его в порядке у городских властей не хватало средств. Последний отрезок канала засыпали в 1914 г.

"На месте уютного Некрасовского сквера некогда находился пруд, – отмечает краевед Леонид Сидоренко. – Такой же пруд, больших размеров, был и на противоположной стороне нынешней улицы Некрасова – там, где теперь высится огромный жилой дом. Эти "бассейны" (отсюда и прежнее название улицы – Бассейная) появились еще при Петре Первом… На рубеже 1880 – 1890-х гг. их зарыли, на этом месте разбили скверы".

Память о прудах сохранилась в названии Прудков и Прудковского садика. Посреди последнего в 1971 г. был поставлен памятник Некрасову, так что садик стал именоваться Некрасовским. Кроме того, память о бассейнах-прудах уцелела в именах улиц – Бассейной (ныне Некрасова), Фонтанной, а также Озерного и Прудковского переулков.

Вскоре после засыпки прудов ("бассейнов") на месте большего из них (Бассейная ул., 58) возникло увеселительное заведение "Новый Эрмитаж" с эстрадой и летним деревянным театром. В 1899 г. оно сменило название на "Олимпию". Здесь давали комедии, фарсы, оперетту, иногда – театральные постановки, а также модные в ту пору "чемпионаты французской борьбы". В сезоне 1902 г. в "Олимпии" начались оперные выступления, после чего в течение нескольких сезонов этот зал являлся одним из оперных центров Петербурга.

После случившегося пожара театр перестроили. Зал стал более вместительным, эффектным и роскошным, увеличили сцену. Именно на этой обновленной сцене в августе 1904 г. выступали Федор Иванович Шаляпин, Мария Кузнецова-Бенуа, Медея и Николай Фигнеры, Леонид Собинов, Анастасия Вяльцева.

Однако в апреле 1911 г. территорию пустили под новую застройку. Именно тогда, в 1912 – 1914 гг., на углу Бассейной улицы и Греческого проспекта появилось внушительное здание Бассейного товарищества.

Прудки (на Удельной)

Мыза "Прудки" – так долгое время именовалась большая часть территории в восточной части Удельной.

До середины XIX в. земли между нынешними проспектами Энгельса и Мориса Тореза принадлежали князю Кропоткину, а потом были распроданы. От фамилии землевладельца возникло бытовавшее среди местных жителей название "Кропоткинские места". Память о князе Кропоткине долгое время сохранялась в названиях улиц, упраздненных при реконструкции 1960-х гг. – Кропоткинской (с 1939 г. – Лечебная), а также, вероятно, Княжеской, или Княжевской, улицы (с 1952 г. – Новозыбковская) и Княжеского переулка.

Бо́льшую часть бывших кропоткинских земель, между нынешними Манчестерской и Гаврской улицами, приобрел купец Иоганн Андреас Кумберг. О его даче до сих пор напоминает огромный гранитный валун перед домом № 12 на Дрезденской улице в Удельной с выбитой на нем надписью "Villa Kumbergia 1865". В более поздние времена этот уникальный камень нередко служил источником различных мифов и легенд.

Кем же был владелец загадочной "виллы" в Удельной?

Представители рода Кумбергов приехали в Петербург с юга Германии в конце XVIII – начале XIX в., пополнив достаточно многочисленную общину петербургских немцев, существующую в Северной столице еще с петровских времен. Что же касается Иоганна Андреаса Кумберга, то он являлся талантливым мастером-бронзовщиком, владельцем известного на всю Россию заведения, изготавливавшего характерные бронзовые изделия того времени – люстры, столовые лампы и прочие художественные изделия, воспроизводившие французские и австрийские модели. По мнению экспертов, они получались у Кумберга гораздо лучше подлинных.

"Бронзовое заведение" Кумберга находилось в начале Каменноостровского проспекта. В нем насчитывалось до полусотни рабочих, еще двадцать человек трудилось на дому. А на Большой Морской, 19 (здание сохранилось и по сей день), располагался торговый дом Кумберга.

Среди изделий фабрики Кумберга были люстры для Казанского собора, созданные в 1862 г., – их можно увидеть и сегодня. Но наибольшую известность Кумберг заслужил в 1861 г. своими часами-аллегорией "Благословение России", исполненными по собственной модели купца, что в то время являлось большой редкостью. Часы создали в честь отмены крепостного права, поэтому их корпус увенчивался фигурой, разрывающей цепи рабства и символизирующей "освобождение крестьянства".

За свои изделия Кумберг не раз удостаивался наград, в том числе и на Всероссийской выставке в Москве 1882 г. В ее отчете говорилось, что золотая медаль дана Кумбергу "за усовершенствование в бронзовом производстве, равняющее его изделие с иностранными". Указывалось, что "производство Кумберга найдено было выше, чем у остальных фабрикантов той же специальности".

…В Петербурге ныне живет правнучка Иоганна Андреаса Кумберга – филолог, преподаватель немецкого языка Маргарита Георгиевна Арсеньева.

В давние времена фамильное захоронение петербургских Кумбергов находилось на Смоленском лютеранском кладбище. До наших дней на этом семейном участке сохранился лишь один памятник, эпитафия на котором, в переводе с немецкого, гласит: "Здесь покоится в бозе потомственный почетный гражданин Иоганн Андреас Кумберг. 4.III.1823 – 13.IV.1891"…

В конце XIX в. Кумберг продал свои земли потомственному почетному гражданину Алексею Ивановичу Осипову – сыну кожевенного фабриканта, беллетристу, редактору и издателю журналов "Крестьянское хозяйство", "Деревня" и "Баян". При Осипове "вилла Кумбергия" превратилась в мызу "Прудки", названную так по нескольким красивым прудам, находившимся на ее территории, а вся территория вокруг стала именоваться среди местных жителей "Осиповскими местами". Мыза "Прудки" занимала примерно территорию домов №№ 10 – 20 по Дрезденской улице.

Сергей Глезеров - Исторические районы Петербурга от А до Я

Камень на Дрезденской улице – напоминание о легендарной "вилле Кумбергия". Фото автора, 2009 г.

Алексей Иванович Осипов славился пристрастием к птицеводству. Он возвел у прудов хозяйственные постройки, устроил молочную ферму. Сохранились свидетельства, что здесь был даже… заповедник фазанов.

В 1908 г. Осипов начал распродажу своих владений под дачную застройку, оставив себе только саму усадьбу. В газетах тех лет можно было нередко увидеть объявления о продаже земель на мызе "Прудки" в Удельной. К примеру, одно из них, опубликованное в мае 1911 г. в "Петербургском листке", гласило:

"Сорок минут от Невского проспекта. В лесном пригородном участке города Петерубрга на мызе "Прудки" (бывшее барское имение "Кумбергия") в шести минутах ходьбы от ст. "Удельной" Финляндской железной дороги продажа земельных участков площадью от 250 кв. саж., по цене от 5 руб. 50 коп. за кв. саж. Благоприятные гигиенические условия для жилья зимой и летом, удобство сообщения с городом. Условия платежа вполне льготные".

Участок Осипова выходил на Выборгское шоссе, под № 31. Согласно "Всему Петербургу на 1913 год", на нынешней Манчестерской улице (в то время Исаков переулок) участки по правой стороне, с № 2 по № 18, а также № 22, принадлежали товариществу "И.А. Осипов и К°".

При распродаже участков образовались улицы, названия которых были связаны с усадьбой Осипова "Прудки". От фамилии самого Осипова пошли Осиповский проезд (название известно с 1912 г.) и Большая Осиповская улица (с 1908 г.). От имени жены Осипова получила название Анненская улица (с 1908 г.), от имени дочерей Осипова – 1-я и 2-я Лидинские (с 1912 г.), Ольгинская (с 1912 г.), Надеждинская (с 1912 г.) и Дарьинская (с 1912 г.) улицы. Кроме того, к мызе имели отношение названия Прудков переулок (так именовался с 1915 по 1939 г., затем – Прудковый переулок, с конца 1950-х гг. – Прудковая ул.) и Прудковая улица (название с 1912 г., затем, с 1957 г., – Прудовая ул.).

Кроме Осиповского проезда и Большой Осиповской все остальные из выше перечисленных улиц были упразднены во время реконструкции района в середине 1960-х гг., хотя многие из них продолжали сохраняться в виде внутриквартальных проездов. Только спустя более трех десятков лет, в июле 1999 г., на карту Удельной вернулась Лидинская улица – так стала именоваться уцелевшая прежняя 1-я Лидинская улица.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке