Грозная опричнина

Шрифт
Фон

Книга известного отечественного историка И. Я. Фроянова посвящена первому русскому царю и его политике. Иван Грозный и поныне - одна из самых спорных и загадочных фигур русской истории. Мнения о нем разных историков колеблются от самых положительных до резко отрицательных. Жестокий тиран, казнивший множество людей, - и мудрый просветитель, открывавший типографии и школы, развратник на троне - и выдающийся полководец, вдвое увеличивший территорию России, разоритель Великого Новгорода - и созидатель сотен новых городов, церквей, монастырей. Каков он был на самом деле? Об этом рассказывает известный ученый, наш современник, Игорь Яковлевич Фроянов.

И. Я. Фроянов
Грозная опричнина

Проблема Избранной Рады в отечественной историографии была и остается дискуссионной. Что это за учреждение, когда оно в точности возникло, каково его место в системе органов власти Руси середины XVI века - вопросы, до сих пор не нашедшие удовлетворительного разрешения, несмотря на упорное желание многих поколений историков добраться до их сути. Некоторые исследователи пошли по пути отождествления Избранной Рады с уже существующими государственными институтами. Так, еще Н. П. Загоскин усматривал в ней "не что иное, как государеву думу, очищенную и обновленную в своем составе" . По словам В. О. Ключевского, "трудно разобрать, что разумел кн. Курбский под "избранной радой". Но, вероятнее всего, он "имел в виду большую думу" .

Помимо старой, традиционной Боярской Думы ("большой думы"), имеющей давнюю историю, письменные источники времени Ивана Грозного упоминают Ближнюю Думу. "С царствования Грозного, - говорит В. О. Ключевский, - ближняя дума не раз мелькает в своих и иностранных известиях о высшем московском управлении" . Например, "в грамоте цесаревым послам 475 г. царь пишет о Н. Р. Юрьеве, кн. В. А. Сицком и дьяке ближнем А. Щелкалове, что посылал к ним, послам, для переговоров "бояр, ближнюю свою думу"; думные дворяне Зюзин и Черемисинов, бывшие в числе уполномоченных при заключении перемирия с Баторием в 1578 г., названы "ближние думы дворянами" . Понятие ближняя дума неоднократно встречается в письменных и устных заявлениях митрополита Макария, относящихся к середине XVI века . Неудивительно, что некоторые историки в Избранной Раде увидели Ближнюю Думу. Уже В. О. Ключевский, склонный рассматривать Избранную Раду как "большую думу", замечал при этом, что ее "название напоминает ближнюю думу" .

Однако другие ученые, в отличие от В. О. Ключевского, обнаружили в Избранной Раде полное соответствие Ближней Думе. С. В. Бахрушин спрашивал: "Не следует ли в "Избранной раде" видеть "ближнюю думу" официальных источников". Ответ у него был утвердительный . Избранную Раду С. В. Бахрушин представлял в качестве "правительственного кружка", проводившего реформы 1550-х годов . Вместе с тем историк видел в Раде "учреждение неофициальное" .

С догадкой С. В. Бахрушина согласился А. А. Зимин. Он писал: "В литературе уже ставился вопрос о так называемой Избранной раде, которая, по словам Курбского, в 50-е годы XVI в. осуществляла правительственные мероприятия. С. В. Бахрушин показал, что это название было переводом термина "Ближняя дума". С этим объяснением в целом следует согласиться. Выделение Ближней думы было одним из следствий расширения состава Боярской думы" . А. А. Зимин, как и С. В. Бахрушин, усматривал в Избранной Раде "правительственный кружок, осуществлявший в 50-х годах XVI в. важнейшие реформы государственного аппарата" . Этот кружок исследователь называет правительством Адашева , которое "выступило с развернутой программой, имевшей своей основной целью укрепление централизованного аппарата власти в интересах класса феодалов в целом". По Зимину, то "было правительство компромисса между отдельными группами феодалов, правительство консолидации сил господствующего класса вокруг растущей великокняжеской власти" .

В русле бахрушинских идей размышлял об Избранной Раде и В. М. Панеях, наблюдавший, как вокруг царя Ивана в период с 1547 по 1549 г. сложилась "немногочисленная группа советников", из которой образовался "правительственный кружок", названный князем Андреем Курбским Избранной Радой. В. М. Панеях не исключает того, что "Андрей Курбский заменил этим термином синонимические термины "Ближняя дума", "Тайная дума". Несомненно, Ближняя дума в еще меньшей мере, чем Боярская дума, может быть охарактеризована как институционализированный орган государственной власти или управления" .

Сходным образом рассуждали об Избранной Раде А. Г. Кузьмин и В. Д. Назаров. Первый из названных исследователей, наблюдая за расширением в конце 40-х годов XVI века состава Боярской Думы, увидел возникновение "внутри ее "Ближней думы", более известной в литературе под данным Курбским названием "Избранная рада". Никакими специальными установлениями эта структура не утверждалась, но фактически именно здесь решались все принципиальные вопросы государственного управления. И главной фигурой "Ближней думы" становится Алексей Адашев, не имея на первых порах боярского звания" . По В. Д. Назарову, Избранная Рада и Ближняя Дума - различные наименования одного и того же учреждения. Историк говорил: "Для человека, знакомого с текстами документов 50-х годов XVI в., словосочетание "Избранная рада" звучит необычно. Термин, однако, давно прижился в научной, да и популярной литературе. Говорят нередко о правительстве "Избранной рады", хотя подобное сочетание суть тавтология. Князь Андрей Курбский, уже будучи в эмиграции, изобрел "Избранную раду" как привычное для шляхетского уха Великого княжества Литовского понятие. Если сделать его кальку на тогдашний русский язык, то получим ближнюю думу или ближний совет при царе" .

С сожалением надо признать: не отличал Избранную Раду от Ближней Думы и автор настоящих строк .

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке