Уэс и Торен

Шрифт
Фон

Совсем нелегко быть молодым, геем, да к тому же найти свою первую любовь в старшей школе, в то время как выпускника Торена Грея больше всего на свете волнуют семья и учеба, и в его жизни совсем нет места развлечениям. Именно поэтому громом среди ясного неба для него становится внимание самого "плохого" и по совместительству популярного парня в школе - Уэсли Кэрролла, который неожиданно заговаривает с ним прямо в коридоре, тем самым вызывая странные и волнующие чувства, которые Торен должен тщательно скрывать от глаз окружающих. Очарованный столь несвойственной ему самому свободой и сексуальностью Уэса, совсем скоро он уже не может отрицать возникшее между ними притяжение. Но жизнь слишком непроста и непредсказуема, и слишком много в ней правил: только-только зарождающиеся чувства может погубить любое, пусть даже самое ничтожное препятствие. Смогут ли Уэс и Торен поверить друг в друга и, самое главное, в свою любовь?

Содержание:

  • Глава 1 1

  • Глава 2 2

  • Глава 3 3

  • Глава 4 4

  • Глава 5 6

  • Глава 6 6

  • Глава 7 7

  • Глава 8 8

  • Глава 9 10

  • Глава 10 11

  • Глава 11 12

  • Глава 12 13

  • Глава 13 14

  • Глава 14 16

  • Глава 15 17

  • Глава 16 18

  • Глава 17 20

  • Глава 18 22

  • Глава 19 24

  • Глава 20 25

  • Глава 21 27

  • Глава 22 28

  • Глава 23 30

  • Глава 24 31

  • Глава 25 32

  • Глава 26 33

  • Глава 27 35

  • Глава 28 36

  • Глава 29 37

  • Глава 30 38

  • Глава 31 40

  • Глава 32 41

  • Глава 33 42

  • Глава 34 44

  • Глава 35 46

  • Глава 36 48

  • Глава 37 49

  • Глава 38 50

  • Глава 39 52

  • Глава 40 53

  • Глава 41 56

  • Глава 42 57

  • Глава 43 59

  • Глава 44 61

  • Примечания 63

Д. М. Колэйл
Уэс и Торен

Глава 1

Уэсли Кэрролл неторопливо шел по коридору в своих рваных джинсах, белой футболке и потертых красных кроссовках. При виде меня его губы изогнулись в легкой усмешке, и я почувствовал, как в ответ в животе зашевелился ком и внутри защекотало.

- Как дела? - спросил он, проходя мимо.

Мое сердце подпрыгнуло в груди, живот скрутило, а во рту резко пересохло от волнения.

Он остановился прямо передо мной. Его улыбка стала шире.

- Классные ботинки.

На мне была старая обувь коричневого цвета на толстой подошве, сшитая из кожи грубой выделки. И я неожиданно вспомнил о содержании анонимного электронного письма: 'Симпатичная обувь. Хочешь потрахаться?'. Это заставило меня покраснеть еще больше, как если бы Уэсли мог читать мои мысли.

- Спа... спасибо, - даже на одном коротком слове я умудрился споткнуться и все из-за неудачной попытки скрыть свое волнение.

Уэсли снова улыбнулся и, бросив на прощание короткое 'Еще увидимся', продолжил свой путь. Все в нашей школе знали его как нарушителя спокойствия и безбашенного парня, выбравшего неправильное направление в жизни. По слухам, он принадлежал к числу дилеров или поставщиков 'белой смерти'. Мне доводилось наблюдать за ним со стороны, но это был первый раз, когда он заговорил со мной. И от простого разговора с ним в животе у меня как будто запорхали бабочки.

После урока английской литературы меня остановила Хэйли. Одарив своей как обычно милой и несколько фальшивой улыбкой, она блеснула жемчужно-белыми зубами и спросила, могу ли я одолжить ей конспект. Получив согласие, Хэйли дотронулась до моей руки и пообещала вернуть записи до конца учебного дня. Я подозревал, что она просто флиртует со мной, но мысли об Уэсли все еще занимали мою голову, и, каждый раз думая о нем, я снова начинал краснеть.

Свой обед я ел, сидя по-турецки напротив здания школы на парапете. Его бетонная основа служила оградой для большого дерева и окружавших его вечнозеленых кустов. Стояла непривычно теплая весна, но несмотря на это земля по-прежнему хранила зимний холод, который проникал даже сквозь камень, морозя мои бедра и все, что ниже. Поедая бутерброд с ветчиной и грызя яблоко, я успел достать книгу и теперь читал ее, периодически отвлекаясь на то, чтобы сделать еще один глоток сока: я по-прежнему брал с собой на обед маленькие упаковки с соком и цедил его во время чтения.

Я привык есть в одиночестве и предпочитал собственную компанию обществу шумных и назойливых сверстников, чьи разговоры обычно не отличались глубоким смыслом. Я никогда не считал себя лучше остальных (если только чуть-чуть, ведь в отличие от других во мне было хоть немного культуры), но я отличался стеснительным характером и часто слышал в свой адрес не слишком ласковые эпитеты, такие как 'зануда' и 'ботаник' за то, что учителя ставили мне хорошие оценки. Поэтому для меня было предпочтительней одиночество, чем непрекращающиеся насмешки в любой день недели.

До шести часов оставалось совсем немного времени, и, чтобы забрать книгу по истории, мне пришлось идти к своему шкафчику. Это был огромный тяжелый том, который мы на уроках даже не пытались охватить целиком, изучая лишь отдельные главы. Оглянувшись через плечо, я увидел Уэсли, и он направлялся прямо ко мне.

Я быстро отвернулся и опустил глаза, продолжая боковым зрением следить за его приближением.

- Эй, Торен, - позвал он, протягивая знакомую тетрадку в темно-зеленой обложке. - Это твоя, не так ли? И Хэйли одолжила ее у тебя?

Я посмотрел на тетрадку и кивнул.

- Я сказал ей, что у нас совместный урок по истории, и пообещал вернуть тебе тетрадь.

- Да... Спасибо.

Он словно знал, что заставляет меня нервничать.

Внезапно Уэсли немного откинул голову и щелкнул пальцами:

- Ах да, Хэйли просила передать тебе 'спасибо' и еще кое-что... Что же это было... Вспомнил. Дословно она сказала, что ты супер-крутой.

На последних словах он засмеялся, и я попытался последовать его примеру, но вместо этого мои губы сложились в кривоватую улыбку.

- Ну что ж, до встречи в классе.

Махнув рукой, Уэсли наконец-то ушел.

Мимо проходили люди, но к счастью, никто из них даже не догадывался, почему я так покраснел.

Мой шкафчик находился рядом с классной комнатой и, зайдя внутрь, я как обычно занял место за партой во втором ряду. Уэсли, наверное, пошел покурить или намерено пропускал урок. Наш учитель, мистер Хэннити, где-то задержался и начал занятие с минутной задержкой. Появившись позже него, Уэсли едва слышно извинился. Направляясь к своему месту в последнем ряду, он бросил на меня быстрый взгляд.

Домой я вернулся со странным ощущением дискомфорта внизу живота. У Алисии все еще были занятия по плаванью, у мамы - смена в больнице, и я порадовался тому, что некоторое время могу побыть в полном одиночестве. Я принялся выполнять домашнее задание, но мои мысли все время возвращались к Уэсли.

Уже через час я находился в ванной и, вцепившись пальцами одной руки в раковину, другой - удовлетворял потребности плоти. Вот к чему меня привели настойчивые мысли об Уэсли. В первый раз в жизни я прикасался к себе, фантазируя о конкретном человеке. И из-за этого я чувствовал себя пристыженным, как будто Уэсли мог знать, чем я занимаюсь в этот момент у себя дома.

Вернувшись домой, Алисия закрыла за собой входную дверь и сразу же прошла в маленькую кухоньку, достала из стенного шкафа банку с тунцом, при этом не обратив внимание на передник, который висел тут же на крючке. Мне пришлось предупредить ее, что, если она запачкает свою одежду, я ни в коем случае не стану ее стирать. Сестра состроила недовольную рожицу и покачала головой:

- Все дело в том, что я выгляжу в переднике не так хорошо, как ты. Кроме того, что плохого может случиться? На одежду попадут крошки от жареного хлеба?

- Кстати, об этом, - ответил я, постукивая по столу костяшками пальцев. - Ты всегда жульничаешь, когда наступает твоя очередь готовить. Бутерброды с тунцом? Не смеши, даже мама может такое приготовить.

Алисия засмеялась и согласилась, что, впрочем, не заставило ее предложить приготовить еще и салат.

Вздохнув, я достал банку зеленой фасоли и высыпал ее на подогретую сковородку. Застонав, сестра закатила глаза:

- Уверена, что когда-нибудь из тебя получится отличная домохозяйка.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке